Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Владимир Емельянов

(no subject)


ПОМНЯ О ВЕЧНОМ, НЕ ЗАБЫВАЙ О НАСТОЯЩЕМ!

IMG_2536.jpg



МОЙ БЛОГ ОТКРЫТ ДЛЯ ВСЕХ.
КАЖДЫЙ, КТО ПРЕДЛОЖИЛ ДРУЖБУ, МОЖЕТ РАССЧИТЫВАТЬ НА ВЗАИМНОСТЬ.
ЛЮБОЙ МОЖЕТ КОММЕНТИРОВАТЬ ЛЮБУЮ ЗАПИСЬ И ВЫСКАЗАТЬ СВОЕ СУГУБОЕ МНЕНИЕ.
ПЕРИОДИЧЕСКИ УВОЗИТСЯ НА СВАЛКУ И ВЫЖИГАЕТСЯ ЛИШЬ ОСОБО ВРЕДНЫЙ МУСОР. НО И ПРИ ЭТОМ АВТОРУ, ВИНОВНОМУ В ЗАСОРЕНИИ ЖУРНАЛА, ДАЕТСЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ХРЮКНУТЬ В СВОЮ ЗАЩИТУ ДВА-ТРИ СЛОВА.
ВСЕМЕРНО ОДОБРЯЕТСЯ ИРОНИЯ, ЮМОР, НОВЫЕ (И СТАРЫЕ) АНЕКДОТЫ, ЧАСТУШКИ.
ПРИОРИТЕТ ОТДАЕТСЯ СТРАШИЛКАМ, ЭПИГРАМАМ И ПАРОДИЯМ.
ПЕРИОДИЧЕСКИ ПРОВОДЯТСЯ КОНКУРСЫ, ГЛАВНЫМ ПРИЗОМ КОТОРЫХ ЯВЛЯЕТСЯ АВТОГРАФ  САМОГО ЕФИМА САМОВАРЩИКОВА - МОЕГО ДРУГА, ВЕЛИЧАЙШЕГО МАГА, ЭКСТРАСЕКСА, САТИРИКА  И МАСТЕРА ИРОНИЧЕСКОЙ ЛИРИКИ ВСЕХ ВРЕМЕН И НАРОДОВ.
ИТАК, ЧИТАТЕЛЬ, ФЛАГ ТЕБЕ В РУКИ, МЕД В УСТА И - ВПЕРЕД, С ПЕСНЕЙ, ШУТКОЙ, КЛЯУЗОЙ, ОБВИНЕНИЕМ, УЛИКОЙ И АЛИБИ...
КОРОЧЕ  -  "РЕБЯТА, ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО", - КАК ГОВОРИЛ ОДИН ТУРОК ПЕРЕД ТЕМ КАК ВЫСТРЕЛИТЬ КОМПАНЬОНУ В СПИНУ!!!
Владимир Емельянов

Из старых книг. КАВАЛЕРЫ ПОБЕДЫ. Иван Степанович Конев.

https://instagram.com/p/B9E83sdowvQ

Главный бой его жизни.
***
    Приближался май сорок пятого. Ясно было, что взятие Берлина положит ей конец. И уже разгоралось некое соперничество между нашими и союзными войсками, да и между нашими полководцами. В связи с этим 1 апреля 1945 года в Москву были вызваны командующий 1-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союзы Г.К. Жуков и командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И.С. Конев.
   Сталин спросил: "Так кто же будет брать Берлин, мы или союзники?
  Он знал, группировку войск под командованием фельдмаршала Б. Монтгомери  развернула с этой целью подготовительные мероприятия.
   "Берлин будем брать мы, — ответил на вопрос Сталина маршал Конев, и возьмём его раньше союзников."
Жуков тоже уверенно заявил, что это должны сделать советские войска, причем именно  1-го Белорусского фронта.  Так случилось, что в этот же день Рузвельту пришла телеграммы от Черчилля:
   "Ничто не окажет такого психологического воздействия и не вызовет такого отчаяния среди всех германских сил сопротивления, как нападение на Берлин. Для германского народа это будет самым убедительным признаком поражения. С другой стороны, если предоставить лежащему в руинах Берлину выдержать осаду русских, то следует учесть, что до тех пор, пока там будет развеваться германский флаг, Берлин будет вдохновлять сопротивление всех находящихся под ружьём немцев. Кроме того, существует ещё одна сторона дела, которую вам и мне следовало бы рассмотреть. Русские армии, несомненно, захватят всю Австрию и войдут в Вену. Если они захватят Берлин, то не создастся ли у них слишком преувеличенное представление о том, будто они внесли подавляющий вклад в нашу общую победу, и не может ли это привести их к такому умонастроению, которое вызовет серьёзные и весьма значительные трудности в будущем? Поэтому я считаю, что с политической точки зрения нам следует продвигаться в Германии как можно дальше на восток и что в том случае, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, несомненно, должны его взять. Это кажется разумным и с военной точки зрения».
    Телеграмма Черчилля противоречила решению, принятому Верховным Главнокомандующим союзными силами в Европе Д. Эйзенхауэром о наступлении войск западных союзников в направлении Лейпцига и Дрездена.  28 марта 1945 года Эйзенхауэр сообщил об этом Сталину: «Я рассчитываю, что эта фаза (операции) завершится в конце апреля, а может быть и раньше, и моя следующая задача будет состоять в рассечении войск противника посредством соединения с Вашими армиями».
    Убеждая в правильности своего плана, Эйзенхауэр написал начальнику штаба армии США генералу армии Д. Маршаллу: «Я пытался подчеркнуть, что мое наступление в район Лейпцига является не только правильным направлением для решающего удара, так как он ведет к полному расчленению противника, но и представляет мне максимальную мобильность. В любое время, когда мы сможем взять Берлин без больших потерь, мы, конечно, это сделаем. Но я полагаю, что неразумно, с военной точки зрения, в данных условиях делать Берлин главной целью, особенно, если учесть тот факт, что война ведется в политических целях, и если Объединенный комитет начальников штабов решит, что взятие Берлина войсками западных союзников имеет значение большее, чем чисто военные соображения на этом театре, то я с готовностью внесу необходимые изменения в свои планы…»
   Ответ Сталина Эйзенхауэру:
«Вашу телеграмму от 28 марта 1945 года получил.
1. Ваш план рассечения немецких сил путём соединения советских войск с Вашими войсками вполне совпадает с планом Советского Главнокомандования.
2. Согласен с Вами также и в том, что местом соединения Ваших и советских войск должен быть район Эрфурт, Лейпциг, Дрезден Советское Главнокомандование думает, что главный удар советских войск должен быть нанесен в этом направлении.
3. Берлин потерял свое прежнее стратегическое значение. Поэтому Советское Главнокомандование думает выделить в сторону Берлина второстепенные силы.
4. План образования второго дополнительного кольца путём соединения советских и Ваших войск где-либо в районе Вена, Линц, Регенсбург также одобряется Советским Главнокомандованием.
5. Начало главного удара советских войск, приблизительно — вторая половина мая. Что касается дополнительного удара в район Вена, Линц, то он уже осуществляется советскими войсками. Впрочем, этот план может подвергнуться изменениям в зависимости от изменения обстановки, например, в случае поспешного отхода немецких войск сроки могут быть сокращены. Многое зависит также от погоды.
6. Вопрос об усовершенствовании связи между нашими войсками изучается Генеральным Штабом, и соответствующее решение будет сообщено дополнительно.
7. Что касается неприятельских войск на восточном фронте, то установлено, что их количество постепенно увеличивается. Кроме 6 танковой армии СС на восточный фронт переброшено: три дивизии из Северной Италии и две дивизии из Норвегии».

     Очень хотел взять Берлин Монтгомери, просил выделить ему дополнительно десять дивизий. Но Эйзенхауэр отклонил его просьбу.
    По этому поводу высказано немало аргументов за и против решения Эйзенхауэра. Сам же он на прессконференции 27 марта 1945 сказал, что первыми скорее всего в Берлин войдут русские: «Уже одно только расстояние говорит о том, что они сделают это. Они в тридцати пяти милях от Берлина, мы в двухстах пятидесяти. Я не хочу ничего предсказывать. У них более короткая дистанция, но перед ними основные силы немцев».
К этому времени в Москве разработка плана Берлинской операции была почти завершена.
  О том, что произошло при утверждении директивы, И. Конев пишет следующее: «Ведя эту линию карандашом Сталин вдруг оборвал ее на на городе Люббен. Оборвал и дальше не повёл. Он ничего не сказал при этом. Но я думаю, и Маршал Жуков тоже увидел в этом определенный смысл. Разграничительная линия была оборвана примерно там, куда мы должны были выйти к третьему дню операции. Далее (очевидно, смотря по обстановке) молчаливо предполагалась возможность проявления инициативы со стороны командования фронтов. Был ли в этом обрыве разграничительной линии на Люббене негласный призыв к соревнованию фронтов? Допускаю такую возможность...»
Владимир Емельянов

Кавалеры Победы.

https://instagram.com/p/B84u6uoI8S5

https://instagram.com/p/B58b96OIwnP


ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ СТАЛИН

Государственный гимн
Союза Советских Социалистических Республик
Редакция 1943 года
Гимн СССР  впервые был исполнен в новогоднюю ночь 1 января 1944 года по радио.

Слова С.В. МИХАЛКОВА и Г. ЭЛЬ-РЕГИСТАНА
Музыка А.В. АЛЕКСАНДРОВА


Союз нерушимый республик свободных
Сплотила навеки великая Русь,
Да здравствует созданный волей народов
Единый, могучий Советский Союз.

Славься, Отечество наше свободное,
Дружбы народов надежный оплот!
Знамя советское, знамя народное
Пусть от победы к победе ведет!
Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,
И Ленин великий нам путь озарил.
Нас вырастил Сталин - на верность народу,
На труд и на подвиги нас вдохновил.
Славься, Отечество наше свободное,
Дружбы народов надежный оплот!
Знамя советское, знамя народное
Пусть от победы к победе ведет!
Мы армию нашу растили в сраженьях,
Захватчиков подлых с дороги сметем!
Мы в битвах решаем судьбу поколений,
Мы к славе Отчизну свою поведем!
Славься, Отечество наше свободное,
Дружбы народов надежный оплот!
Знамя советское, знамя народное
Пусть от победы к победе ведет!
1943




    «Крупнейшая фигура мировой истории – Иосиф Виссарионович Сталин, жизнь и государственная деятельность которого оставила глубочайший след не только в судьбе советского народа, но и всего человечества, ещё не одно столетие будет предметом тщательного изучения историков. Историко-биографическая особенность этой личности в том, что она никогда не будет предана забвению.
     …Никто, очевидно, не будет оспаривать и того, что превращение СССР в супердержаву и появление двухполярного мира, разделённого по многим политическим и экономическим принципам, было в первую очередь связано с деятельностью Сталина. Другие лидеры, от которых зависели судьбы людей в минувшем столетии: Гитлер, Мао Цзедун, Рузвельт, Черчилль, Ганди, Тито, Хомейни, Мандела – стоят уже в следующем ряду, так как их влияние имело не всемирный, а региональный характер...»
(Жорес и Рой Медведевы)

***


     В последнее время о Сталине написано и сказано столько, что слова из выше приведенной цитаты воспринимаются как аксиома. Правда, знакомясь с большинством опубликованных материалов, начинаешь поневоле ловить себя на мысли, что не все они достаточно объективны. Некоторые из них, похоже,  по привычке состряпаны профессиональными льстецами, а многие, учитывающие нынешнюю рыночную конъюктуру,  напоминают собой искусные подтасовки карточных шулеров – попросту говоря, доносы профессиональных клеветников…
    Что касаемо первых, помнится, их сам Иосиф Виссарионович не особо жаловал.
 Вот, например, какую оценку он дал в конце тридцатых годов весьма холуйской по содержанию рукописи под названием  "Рассказы о детстве Сталина", готовящейся к печати в одном из издательств:
«Книжка имеет тенденцию вкоренить в сознание советских детей (и людей вообще) культ личностей, вождей, непогрешимых героев. Это опасно, вредно. Теория "героев" и "толпы" есть не большевистская, а эсеровская теория. Герои делают народ, превращают его из толпы в народ - говорят эсеры. Народ делает героев – отвечают эсерам большевики. Книжка льет воду на мельницу эсеров. Всякая такая книжка будет лить воду на мельницу эсеров, будет вредить нашему общему большевистскому делу.
Советую сжечь книжку».

К сожалению, впоследствии даже такой стальной лидер не сумел противостоять натиску одописцев самого разного ранга, среди которых встречались авторы с мировой известностью.

КАК МОСКВУ ЧУТЬ НЕ ПЕРЕИМЕНОВАЛИ

    При жизни Сталина в Москве по сравнению с другими городами СССР была относительно слабо представлена сталинская топонимика: его именем называлась одна из площадей на окраине, да автозавод, впоследствии взявший себе имя директора Лихачева.
   Все это  кажется странным. Неужели размеры любви к вождю у московских градоначальников были столь мизерными? Некоторые объяснения можно найти в книге В. Муравьева "Московские слова и словечки. В 1937 или 1938 году нарком внутренних дел Н.И.Ежов подал в Верховный Совет СССР докладную записку с предложением присвоить имя Сталина... городу Москве. Основанием для этого, как пишет нарком, послужили «обращения трудящихся Советского Союза». Некоторые из этих обращений сохранились в архиве ЦК КПСС.
    Вот пишет коммунист Зайцев: «Гений Сталина является историческим даром человечеству, его путеводной звездой на путях развития и подъема на высшую ступень. Поэтому я глубоко убежден в том, что всё человечество многих будущих веков с удовлетворением и радостью воспримет переименование Москвы в Сталинодар. Сталинодар будет гордо и торжественно звучать многие тысячелетия».
  
Вот москвичка Е.Ф. Чумакова  зарифмовывает такое же предложение:
Мысль летит быстрей, чем птица.
Счастье Сталин дал нам в дар.
И красавица столица
Не Москва –  Сталинодар!
 
Однако Сталин высказался против.   Атаки подхалимов продолжались. В    конце Второй мировой войны появилось предложение ввести учредить орден Сталина. Принесли опытный образец Сталину. Он отказался, промолвив:
    – Сейчас не надо. А когда умру, делайте что хотите.
    …Сразу после его кончины посыпался шквал новых предложений. Москву предлагали переименовать в город Сталин.  На юго-западе города предлагалось воздвигнуть для тела вождя пирамиду, подобную египетской. Расположенному в том районе Московскому государственному университету имени М.В.Ломоносова хотели присвоить имя Сталина, Союз Советских Социалистических Республик  переименовать  в Союз Советских Сталинских Республик, Грузинскую ССР – в Сталинскую ССР, орден Ленина – в орден Ленина-Сталина...
    Намеченные переименования не состоялись только благодаря речи Н.С. Хрущева на ХХ съезде КПСС, развенчавшей культ личности.    
    Поначалу Сталин сопротивлялся, как мог, всяческим параллелям с великими личностями. Вот, например, отрывок из его беседы с немецким писателем Э. Людвигом:
    «Людвиг. …Допускаете ли Вы параллель между собой и Петром Великим? Считаете ли Вы себя продолжателем дела Петра Великого?
Сталин. Ни в каком роде. Исторические параллели всегда рискованны. Данная параллель бессмысленна.Людвиг. Но ведь Пётр Великий очень много сделал для развития своей страны, для того, чтобы перенести в Россию западную культуру.
Сталин. Да, конечно, Пётр Великий сделал много для возвышения класса помещиков и развития нарождавшегося купеческого класса. Пётр сделал очень много для создания и укрепления национального государства помещиков и торговцев. Надо сказать также, что возвышение класса помещиков, содействие нарождавшемуся классу торговцев и укрепление национального государства этих классов происходило за счет крепостного крестьянства, с которого драли три шкуры. Что касается меня, то я только ученик Ленина и цель моей жизни - быть достойным его учеником. Задача, которой я посвящаю свою жизнь, состоит в возвышении другого класса, а именно – рабочего класса. Задачей этой является не укрепление какого-либо "национального" государства, а укрепление государства социалистического, и значит – интернационального, причём всякое укрепление этого государства содействует укреплению всего международного рабочего класса. Если бы каждый шаг в моей работе по возвышению рабочего класса и укреплению социалистического государства этого класса не был направлен на то, чтобы укреплять и улучшать положение рабочего класса, то я считал бы свою жизнь бесцельной…».
     В дальнейшем вождь побвыкся и не стал давать отпор дифирамбам.

***
 
    Ныне кое-кто обвиняет Сталина в трусости. На самом деле, более осторожными были его коллеги, все время советовавшие ему уехать из Москвы, когда к ней вплотную приблизился враг. Однако Сталин проявил достаточную твердость и уверенность, что, разумеется, сказалось и на боевом духе наших войск. Надо отметить, что, предпринимая наступление под Москвой, русское командование шло на колоссальный риск. Не было никаких гарантий, что в этот раз наступательная операция завершится удачно. Обильный снег и сильные морозы воздействовали не только на немцев и их технику. Холодно было всем. Не было и перевеса в силах и средствах. Вот цифры. Под Москвой перед наступлением вермахт имел 1708 тыс. человек, Красная армия - 1100,  у немцев было 13500 орудий и минометов, 1170 танков, 615 самолетов, у русских, соответственно, 7652, 774 и 1000. Как можно утверждать об отсутствии риска, если немцы, обороняясь, имели превосходство в живой силе в 1,5 раза, в артиллерии - в 1,4 раза, в танках - в 1,6 раза. И, тем не менее, они были разгромлены и отброшены от столицы. В этом немалая заслуга Верховного главнокомандующего.



     В предыдущих главах нашей книги, рассказывающих о Маршалах Жукове и Василевском, довольно подробно рассмотрены основные битвы Великой Отечественной… Думается, нет особого смысла повторять приводившиеся в них факты и цифры. Скажем только, что ни одно из серьезных стратегических решений не принималось без одобрения Сталиным.
    И уж совершенно особой и главной была его роль в привлечении на свою сторону западных союзников, без помощи которых воевать было бы намного тяжелее.

...
       ***
  А вот еще один миф, связанный с количеством жертв репрессий. В последнее время называются совершенно фантастические цифры:  60, 80, наконец,  100 миллионов погибших. Впрочем, и это еще не предел. Недавно в выступлении Юрия Карякина речь шла уже о 120 миллионах. К сожалению, нет ни одной официальной цифры (впрочем, наверное, ее и не будет никогда). Прежняя власть старалась не оставлять следов на местах преступлений.
    Но в доводах тех исследователей, которые сомневаются в приведенных выше цифрах, есть свой резон. Вот некоторые расчеты скептиков.
   «По данным переписи населения, проведенной в январе 1959 года, численность населения СССР составила 208.827 тысяч человек. К концу 1913 года в тех же границах проживало 159.153 тысячи человек. Таким образом, средний ежегодный прирост населения нашей страны в период с 1914 по 1959 год составил 0,60%.
    Теперь рассмотрим для сравнения, как росло в этот период население Англии, Франции и Германии - стран, также принявших активное участие в обеих мировых войнах.


1920 г.,
тыс.
1960 г.,
тыс.
ежегодный
прирост, %
Англия
Франция
Германия
43718
38750
61794
52559
45684
72664
(ГДР: 17241, Зап. Берлин: 2199, ФРГ: 53224)
0,46
0,41
0,41

     Итак, что же мы видим? Темпы прироста населения в сталинском СССР почти в полтора раза выше, чем в «западных демократиях» значит ли это, что в названных странах репрессиями уничтожено еще больше населения, чем в СССР?. И может ли быть такое, если бы при Сталине уничтожили половину населения страны (100 млн.) или хотя бы треть (60 млн.)? Разумеется, нет!»
    Конечно, даже если количество жертв было на порядки меньше, нельзя оправдать жестокость тиранов и их подручных.
    Но для чего подтасовывать факты? Может быть, для того, чтобы скрыть нечто подобное в других странах, выдаваемых ныне за эталон?
   

ПОСЛЕДНИЕ МГНОВЕНИЯ ЖИЗНИ
Умер Сталин 5 марта 1953 года.
Хрущев писал в «Воспоминаниях»:  «Он поднял левую руку и стал показывать не то на потолок, не то на стену. У него на губах появилось что-то вроде улыбки. Потом стал нам жать руки, я ему подал руку, он её пожал левой рукой. Пожатием руки он передавал свои чувства. Самые добрые».
           А вот еще одно свидетельство – родной дочери Сталина Светланы: «Агония была страшной. Она душила его у всех на глазах. В какой-то момент он вдруг открыл глаза и обвёл ими всех, кто стоял вокруг. Это был ужасный взгляд, то ли безумный, то ли гневный… Взгляд этот обошёл всех в какую-то долю минуты. И тут, – это было непонятно и страшно, я до сих пор не понимаю, но не могу забыть, – тут он поднял кверху левую руку (которая двигалась) и не то указал ею куда-то вверх, не то погрозил всем нам. Жест был непонятен, но и угрожающ, и неизвестно, к кому и к чему он относился».    (С.Аллилуева. Новый мир. 1991.№5.С.218.).

НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ

Из интервью немецкого писателя Монтефиоре газете DIE WEL

«…Монтефиоре :  Достижения Сталина… действительно были большими. Он добился такой индустриализации Советского Союза, что даже после потерь, понесенных в первый год войны, страна производила больше танков, чем промышленность Альберта Шпеера. Он превратил Советский Союз в военно-промышленную сверхдержаву.
DIE WELT: Что за человек был Сталин?
Монтефиоре: Вы будете удивлены: он был намного одареннее, чем мы обычно хотим думать...   Мы пользуемся образом, нарисованным Троцким: провинциальный насильник, необразованный, одаренный лишь в деле организации работы бюрократического аппарата...   Моя книга - первая биография, в которой делается настоящая попытка проникнуть в личность этого человека.
DIE WELT: Немцы думают, что черта можно распознать по хвосту и рожкам. Британцы считают, что князь тьмы – джентльмен.
Монтефиоре: Рузвельт сказал о Сталине, что тот джентльмен.
DIE WELT: Обладал ли Сталин юмором?
Монтефиоре: Да, но это был жестокий юмор. Благодарность, говорил он, например, это собачья болезнь…»


Из интервью Альберта Акселла Ольге  Дмитриевой

  « … – Вы упомянули в нашем разговоре, что вашей следующей книгой, не исключено, станет книга об Иосифе Сталине. Ваше отношение к Сталину?
    – Я считаю, что на Сталина нужно смотреть объективно, если угодно, с научной точки зрения, отбросив в сторону штампы и предрассудки. Многие писатели и историки, в особенности западные, утверждают сегодня, что Сталин был страшнее Гитлера. Это явно не соответствует действительности. Нравится кому-то Сталин или нет, нужно иметь достоинство, чтобы признавать факты такими, как они есть. А именно: перед Сталиным стояла, пожалуй, труднейшая задача в истории — едва ли не в одночасье вывести страну, которой он руководил, с мировых «задворок» и поднять на уровень передовых держав, на тот уровень, который позволил выиграть Вторую мировую войну. Иного не было дано: если бы советская Россия не поднялась с колен, она была бы уничтожена...»


***


Идеологические шулеры все время пытаются поставить на одну доску Гитлера и Сталина.  Мол, все что делал «кремлевский горец» во время войны – это спасал себя и свой режим, а вовсе не страну, которой он руководил. Конечно, Сталину менее всего подходит роль благостного Санта Клауса. Но ведь он и не подряжался на нее… Как Черчиллю и Рузвельту, Муссолини и Гитлеру, Сталину приходилось решать реальные государственные проблемы. Но, если вдуматься не только в текст, но и в подтекст произведений некоторых не только зарубежных, но и наших авторов, можно подумать, что они горько сожалеют о том, что бывшие союзники оказались в одной компании с Россией, а не с Германией, что, если бы победил фашизм, то у них на душе было веселее и легче.

        Мы же сделаем свои выводы: Сталин стоял во главе армии, сокрушившей самого опытного, умелого и сильного противника в истории земных войн. И совершенно заслуженно награжден дважды одним из самых почетных и  редчайших орденов – орденом Победы.

    А закончить очерк хотелось бы словами великого писателя Михаила Шолохова. Однажды, когда его спросили, был ли при Сталине культ личности, он ответил: «Культ был, но и личность была!»


   
Владимир Емельянов

Александр Михайлович Василевский.

https://instagram.com/p/B83irq-Iyn_
АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ВАСИЛЕВСКИЙ
  Я ехал из Ижевска в Москву после празднования очередного юбилея концерна «Ижмаш».  Мне довелось писать сценарий торжественного вечера, посвященного этому событию и потому, наверное, один из попутчиков, ветеран войны и труда, который был гостем на этом юбилее, вдруг сказал:
[Spoiler (click to open)]
– Мне ваш сценарий понравился, особенно те места, где вы с уважением и теплотой отзываетесь о маршалах Устинове, Жукове, о конструкторах Драгунове, Симонове, Токареве, Макарове и других известных людях, которые так или иначе были связаны с ижевскими оружейниками. Помнится, один из ведущих  даже Брежнева упомянул во вступительном слове. Неужели и он побывал в Ижевске?
    – Да, было такое.
    – Откуда вам известно?
    – От Михаила Тимофеевича Калашникова.
    Собеседник помолчал, потом вздохнул и промолвил как бы с некоторой укоризной:
    – Ну, вот. Я и в Туле, и в Челябинске, и в Питере в последние годы побывал… Юбилей за юбилеем… И вы представляете, нигде ни слова о таком выдающемся человеке как маршал Василевский. А ведь он в бытность свою начальником генштаба из тридцати шести месяцев работы  лишь третью, а то четвертую часть времени провел в своем кабинете. А в остальное время – фронт, тыл, заводы… Что касается заводов, у него не меньше заслуг, чем у Устинова. Странно, человека, получившего два ордена Победы, теперь почти никто и не помнит. А я вот считаю, что его вклад в разгром фашистов ничуть не меньший, чем, например, у Жукова…
    И тут, словно бы подключившись к нашему  разговору, в купе заговорил радиоприемник. Передавали  новости. Среди разных мелочей о концертах, ценах на нефть и супружеских отношениях попзвезд,  вдруг  прозвучало сообщение о направлении делегации Ивановской области на   подшефный корабль Северного флота «Маршал Василевский». Оказывается, в связи с празднованием Дня Военно-Морского Флота России и в соответствии с заключенным договором об установлении шефских связей между администрацией Ивановской области и экипажем большого противолодочного корабля «Маршал Василевский», в целях дальнейшего укрепления дружественных связей с командованием и членами экипажа,  сформирована делегация, которая собирается выехать в город Североморск Мурманской области для участия в предстоящих торжествах.
    Мой собеседник встрепенулся, прислушиваясь, прибавил звук. А диктор продолжал говорить о том,  что администрация города Кинешмы и Кинешемского района выделила средства на приобретение ценных подарков для экипажа БПК «Маршал Василевский» и оплату расходов, связанных с поездкой, а руководителю делегации от имени главы администрации Ивановской области поручено вручить поздравительный адрес и памятный сувенир командованию корабля.
    – Надо же! – «Маршал Василевский» еще существует! – взволнованно проговорил мой попутчик.
    – А почему это вас удивляет? – спросил я.
    –  Да потому, что несколько лет тому назад в печати прошла информация о том, что из  боевого состава Северного флота планируется вывести ряд кораблей. Помнится, рассматривалась возможность отправки в металлолом пяти кораблей: кажется, эсминцев «Гремящий» и «Бесстрашный», а также атомной подводной лодки Б-388 «Сосновый Бор», еще какого-то корабля. Ну и, в том числе, «Маршал Василевский» должен был пойти на гвозди…
    – Крепкая у вас память.
    – Неудивительно, так как я сам служил на северном флоте. Помню, даже поступила к нам директива из главного штаба ВМФ: провести необходимые расчеты, определить степень необходимости сохранения единиц в целях обороноспособности страны или целесообразности их списания…
    – Отчего же так немилостиво хотели поступить с кораблями?
    – Честно говоря, были причины, – вздохнул собеседник. –  Большой противолодочный корабль «Маршал Василевский» уже пять лет не выходил в море. Не было горючего, не было средств на ремонт. А ведь на отстойном борту несут службу около трехсот членов экипажа. Похожая ситуация была и на десантном корабле «Митрофан Москаленко». Правда, с «Бесстрашным» не все понятно: только пришел из капремонта, вновь  стал грозным боевым средством. И почему его вдруг решили вывести из боевого состава? По нынешним меркам еще совсем не старый… А вот насчет Василевского, вы знаете, я приятно удивлен. «Маршал» все еще в строю! Неужели что-то стало меняться в умах руководства?    Побольше бы таких новостей.
    Слушая Ивана Андреевича, я тоже призадумался: а ведь и впрямь, не только молодежь, но и люди постарше, вроде меня, мало что знают и помнят об Александре Михайловиче Василевском.
[Spoiler (click to open)]

***
  С  июля 1941 года  Василевский возглавил Оперативное управление и стал заместителем начальника Генштаба. Вместе с Борисом Михайловичем он стал претворять в жизнь идею о роли Генерального штаба  как «мозга армии», обеспечивающего сочетание коллективного управления войсками с единоначалием.
10 августа 1941 года И.В. Сталиным утверждается разработанное с участием А.М. Василевского «Положение о Генеральном штабе».


***
    Поистине титаническую работу провел маршал А.М. Василевский при подготовке и в ходе операции на Курской дуге.
 Его всегда показывают очень тихим, спокойным, в отличие, например, от вспыльчивого Жукова. Но, когда требовалось, он тоже мог повысить голос, причем в такой ситуации, когда  другие просто немели.
    Вот один из эпизодов, описанный в книге «Когда гремели пушки» маршалом С.С. Бирюзовым. Произошло это в начале сорок четвертого года, накануне Никопольско-Криворожской операции. Приехав на 4-й Украинский фронт и ознакомившись с обстановкой, А.М. Василевский убедился, что Ф.И. Толбухину, а тем более Р.Я. Малиновскому на 3-м Украинском, срочно нужны подкрепления, – войска вымотаны до предела. Позвонил Сталину.
«– Не в резервах дело! – вспылил Верховный. – И вы, и командующие фронтами не умеете управлять войсками, организовать наступление.
Василевский стоял на своем:
– Не будет пополнения, сроки операции сорвутся.
Сталин – в крик, Василевский тоже повысил голос. Тогда Верховный бросил трубку.
Стоявший рядом с маршалом командующий фронтом Федор Иванович Толбухин (человек, в общем-то, не робкого десятка) только головой покачал:
– Ну, знаешь, Александр Михайлович, я от страху чуть под лавку не залез...»
Как бы то ни было,  после того разговора 3-й Украинский фронт, игравший в Никопольско-Криворожской операции основную роль, получил из резерва Ставки 31-й гвардейский стрелковый корпус от 2-го Украинского фронта – 37-ю армию, а в самый решающий момент – 4-й гвардейский мехкорпус от Ф.И. Толбухина.
    Другой примечательный случай произошел в период подготовки к операции по освобождению Крыма. Представитель Ставки при Приморской отдельной армии К.Е. Ворошилов выразил 29 марта сомнение в том, что разработанный А.М. Василевским и Ф.И. Толбухиным и утвержденный Ставкой план операции 4-го Украинского фронта выполним. На следующий день под его нажимом заколебался и Толбухин.  Ворошилов потребовал доложить об этом Сталину.
    Александр Михайлович категорически отказался это делать и заявил, что если командующий фронтом отказывается от ранее принятого совместно решения, то он немедленно доложит в Ставку о неизменности своего мнения и готовности доказать это, вступив в командование 4-м Украинским фронтом. Такое заявление подействовало не только на Толбухина, но и на Ворошилова.
    Операция была проведена в установленные сроки, а Крым освобожден от немецкой оккупации…
    По мнению многих специалистов планы каждой операции, разработанной под руководством Василевского поучительны и сегодня своей оригинальностью, простотой и глубиной. Например, план Восточно-Прусской операции и взятия  крепости Кенигсберг.
    Когда 18 февраля 1945 года погиб командующий войсками 3-го Белорусского фронта генерал армии И.Д. Черняховский,  Ставка поручила возглавить фронт  Василевскому. Одновременно он был введен в состав Ставки Верховного Главного Командования.  Василевский, хорошо знавший объем и характер работы командующего фронтом,  попросил освободить его от руководства Генштабом и  предложил на эту должность кандидатуру своего заместителя генерала армии Алексея Иннокентьевича Антонова.
     Разгромив противника в Восточной Пруссии, Василевский с величайшей тщательностью готовил штурм Кенигсберга
    На линии фронта было сконцентрировано  пять тысяч орудий и минометов, почти половину которых составляли тяжелые. Орудия самых крупных калибров должны были бить по фортам прямой наводкой. Для воздействия на противника с воздуха привлекались, помимо двух воздушных армий 3-го Белорусского фронта, авиация Ленинградского и 2-го Белорусского фронтов, Краснознаменного Балтийского флота и 18-й воздушной армии (авиация дальнего действия). Это была огромная сила.
      Взятый в плен комендант крепости гитлеровский генерал Лаш признался: «Никак нельзя было предполагать, что такая крепость, как Кенигсберг, столь быстро падет. Русское командование хорошо разработало и прекрасно осуществило эту операцию. Под Кенигсбергом мы потеряли всю 100-тысячную армию...»
     Маршал И.Х. Баграмян, вспоминал напутствие Василевского при передаче командования 3-м Белорусским фронтом: «...Основная задача – в кратчайший срок завершить разгром остатков земландской группировки противника. Поразмыслив о том, как добиться этого с наименьшими для нас потерями. Это – главное... Сейчас надо сберечь как можно больше наших солдат и офицеров. Этим и руководствуйся...»
Спустя несколько дней  группировка была уничтожена. Восточно-Прусская операция завершилась. В ходе нее войска маршала Василевского  овладели  Кенигсбергом, который столетиями считался главным оплотом немецких рыцарей  и источником агрессии против славянских народов Восточной Европы.
    За этот весомый вклад в борьбу советского народа с фашизмом Александр Михайлович был награжден вторым орденом «Победа».

***
     Летом 1945 года Василевский был назначен главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке.
   Это было новое нелегкое испытание.  Территория театра военных действий только  в сухопутной его части превышала по площади Германию, Японию и Италию, вместе взятые. Это была новая война,  когда для народов СССР только-только наступил долгожданный, завоеванной ценой огромных жертв и лишений мир.

      В ходе операции Василевский, как представитель Ставки, координировал действия всех фронтов.
     Один из критических моментов был связан с попыткой германского командования деблокировать окружение войск Паулюса контрударом группы войск Манштейна. Василевский вновь в полном единстве с Жуковым, несмотря на сомнения Верховного и категорические возражения Рокоссовского и Воронова, добивается принятия и осуществления смелого, наиболее отвечающего условиям обстановки, решения: переключить 2-ю гвардейскую армию Р.Я. Малиновского, предназначенную для действий в составе Донского фронта, на Котельническое направление для разгрома Манштейна, после чего основные усилия направить на уничтожение войск Паулюса.
     Огромное военно-политическое и стратегическое значение победы под Сталинградом для хода и исхода второй мировой войны общеизвестно. Большая роль в ее достижении принадлежит А.М. Василевскому. Весьма удачный и оригинальный замысел этой классической операции и ее блестящее осуществление свидетельствовали о выдающихся полководческих способностях Александра Михайловича.
     В Курской битве благодаря гибкости и незаурядности стратегического мышления Жукова и Василевского был выработан совершенно новый взгляд на стратегическую оборону, чего не удалось в 1941 и 1942 гг. Суть его состояла в том, что оборону нельзя рассматривать лишь как временный и непродолжительный вид военных действий. Стратегическая оборона с целью отражения наступления и разгрома превосходящих сил противника требует проведения ряда напряженных оборонительных сражений и операций, и для этого в конечном счете требуется не меньше сил, чем у наступающего. Это было крупным открытием в военном искусстве, которое до сих пор не уяснено в полной мере.

     При проведении Белорусской операции Василевский координировал действия 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов и многое сделал для становления только что назначенного командующего войсками 3-го Белорусского фронта –  генерала И. Д. Черняковского.
     Так случилось, что после его гибели в феврале 1945 г. в ходе Восточно-Прусской операции А. М. Василевский был назначен командующим войсками 3-го Белорусского фронта. И. Х. Баграмян, ставший заместителем Василевского, так характеризует его деятельность в этот период: «Вступив в командование фронтом, за считанные дни... полностью изучил ситуацию, выявил те звенья оперативной цепи, ухватившись за которые можно было бы вытянуть ее полностью, то есть ликвидировать Восточно-Прусский плацдарм. Он с твердостью, присущей только очень волевым военачальникам, наметил последовательность действий. Сначала разгром Хейльсбергской группировки, затем штурм Кенигсберга и наконец сокрушение войск врага на Земландском полуострове. Поручив мне все, что было связано с планированием штурма Кенигсберга, он, казалось, весь ушел в организацию Хейльсбергской операции и руководил ею с необычайной конкретностью и скрупулезностью. Как только развязка в Хейльсберге стала зримой, Александр Михайлович переключился на Кенигсберг и в короткий срок завершил разгром Восточно-Прусской группировки».
     Василевский не спешил со штурмом Кенигсберга и максимально возможно берег войска. С согласия Сталина он сосредоточил на Кенигсбергском направлении авиацию нескольких фронтов, подключил дальнюю авиацию и непрерывными массированными ударами с воздуха в сочетании с активными действиями наступающих войск добился сокрушения и капитуляции немцев. Большую роль в блокировании группировки с моря сыграл Балтийский флот.
     В этой операции в полной мере проявились такие черты полководца, как осмотрительность, осторожность и расчетливость, за что иногда упрекали Василевского. «Думаю, – говорил он, – что каждый военачальник, будь то командир части или дивизии, командующий армией или фронтом, должен быть в меру расчетливым и осторожным. У него такая работа, что он несет ответственность за жизнь тысяч и десятков тысяч воинов, и его долг –каждое свое решение взвешивать, продумывать, искать наиболее оптимальные пути к выполнению боевой задачи. Расчетливость и осторожность в рамках необходимости, по моему мнению, являются не отрицательными, а положительными качествами военачальника».
     Вершиной полководческого искусства А.М. Василевского была подготовка и проведение Маньчжурской стратегической наступательной операции войск Дальнего Востока.
     Продумывались вопросы управления войсками на Дальнем Востоке. Почти за год до начала этой операции Сталин уже прикидывал, что Жуков будет завершать войну в Германии, а Василевский направится на восток. Назначая Александра Михайловича на 3-й Белорусский фронт, он хотел дать ему практику в командовании войсками и лучше подготовить к решению задач. Ставка ВГК поставила цель путем скрытного сосредоточения крупных сил в короткие сроки добиться разгрома Квантунской армии и тем самым ускорить окончание войны. Было создано Главное командование советских войск на Дальнем Востоке во главе с маршалом Василевским, начальник штаба – генерал-полковник С. П. Иванов.

     Но в целом тщательная и всесторонняя подготовка, четкое и умелое управление войсками обеспечили успешное проведение крупной стратегической операции. В результате была полностью разгромлена Квантунская армия. Ее потери убитыми составили 83,7 тыс. человек, взято в плен около 650 тыс. человек. Безвозвратные потери советских войск – 12 тысяч.
     Люди, пишущие сегодня о том, как наша армия "завалила противника трупами", не любят вспоминать об этой и других подобных операциях.
     Огромны ее значение, политические и военные итоги.
     Советская Армия освободила Сахалин, Курильские острова, Северо-Восточный Китай и Северную Корею от японских оккупантов. Вступление СССР в войну на Дальнем Востоке, его весомый вклад в разгром Японии ускорили окончание второй мировой войны. Американские руководители и историки не раз заявляли, что, не случись этого, военные действия продолжались бы еще не менее года и могли обойтись в несколько лишних миллионов жизней...


      Генерал армии П. Курочкин вспоминает: «Отличительной чертой Александра Михаиловича Василевского являлась та, что он всегда с глубоким уважением, вниманием и чуткостью относился к командованию штабов фронтов и армий. Он вникал в сущность их планов или замыслов, иногда требовал обоснований, а там, где нужно было, указывал на недостатки и пути их устранения. Но все это делалось в тактичной форме, доброжелательно. Обладая большими знаниями и высокой штабной культурой, он сразу отзывался на запросы и нужды военных советов и штабов».
    А. М. Василевский – активный участник подготовки и завершения Крымской операции. В самый разгар боев за Севастополь нелепая случайность чуть не окончилась трагически для А. М. Василевского. Утром 9 мая 1944 г. он выехал на НП командующего 2-й гвардейской армией, штурмовавшей город. Переезжая через одну из фашистских траншей, автомашина наскочила на мину. Каким образом там уцелела мина, невозможно понять: за двое суток по этой дороге прошла не одна сотня машин. Силой взрыва передние колеса и мотор автомашины были отброшены метров на десять в сторону. К счастью, и маршал и шофер остались живы, хотя оба были ранены. Взрыв противотанковой мины контузил А. М. Василевского. Все лицо и даже веки были усеяны мелкими осколками стекла, на время он потерял слух и с трудом мог передвигаться.     Но он все же осмотрел Севастополь с небольшой высотки метрах в ста от места происшествия. Полыхали пожары. Шел последний штурм Севастополя, близилось окончательное освобождение города русской славы, венчавшее собой Крымскую операцию, разработке и осуществлению которой Александр Михайлович отдал столько сил и энергии.


    Его выдающиеся заслуги перед Родиной высоко отмечены Советским государством. Он дважды удостоен звания Героя Советского Союза, награжден восемью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, двумя орденами Красного Знамени, орденами Суворова I степени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, медалями, почетным оружием, а также орденами и медалями ряда социалистических стран и других государств.
    А. М. Василевский скончался 5 декабря 1977 года. Урна с его прахом захоронена в Кремлевской стене на Красной площади. Его именем названа улица в Ворошиловском районе Москвы.
(Биографические сведения для данного очерка взяты  из многих книг, но наиболее точными и выверенными  являются материалы удивительного человека, обладающего уникальным боевым опытом и научным потенциалом, – автора серии «Полководцы Победы», президента Академии военных наук, доктора исторических наук генерала армии Махмута Ахметовича Гареева. В Великой Отечественной войне он участвовал с января 1942 года – лейтенантом, командиром роты. Закончил войну майором в оперативном отделе штаба 5-й армии. В 1989–1990 годах служил главным военным советником Верховного главнокомандующего вооруженными силами Республики Афганистан. Службу закончил в должности заместителя начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации по оперативной подготовке и научной работе).
 Маршал был незаурядной личностью, обладал  разносторонними талантами – организатора, стратега, аналитика…

      О выдающемся маршале Александре Михайловиче Василевском  написано много. Но всюду речь до сих пор шла о Василевском-военачальнике и почти ничего не говорилось о Василевском поры его детства и возмужания, о его личных семейных отношениях, без чего трудно в полной мере представить Василевского-человека.  И это не случайно, ибо бытовая сторона жизни А.М. Василевского как бы ускользала от современников, чему в немалой степени способствовал сам маршал. Конечно, он был скромным человеком, но причина заключалась не только в этом, а еще и в том, что отец Александра Михайловича был православным свщеннослужителем и обстоятельство это в условиях культа личности Сталина, когда воинствующий атеизм был стержнем официальной идеологии, не могло не аукнуться в карьере сына, дошедшего до больших советских чинов.
      «Сейчас, по прошествии времени, когда один за другим ушли из жизни ближайшие родственники А. М. Василевского, знавшие достоверно перипетии его судьбы, белые пятна в биографии полководца были бы неизбежны, не найдись в свое время подвижника, успевшего приоткрыть для нас завесу былого и тем самым как бы дорисовать недостающие штрихи к портрету нашего земляка -–  маршала Советского Союза А.М. Василевского. И подвижником таким стал другой наш земляк, наш современник, известный ивановский писатель, лауреат многих литературных премий, журналист, человек тоже во многом сложной судьбы – Павел Федорович Белов. Многие годы он посвятил кропотливому исследованию доныне малоизвестных обстоятельств жизни семьи Василевских, а в 1997 году вышла его книга "Тернии и звезды", которая и могла бы, как наиболее полное и достоверное жизнеописание А.М. Василевского претендовать на серию "Жизнь замечательных людей". Почти весь небольшой тираж книги разошелся за пределами Ивановской области», – так отзывается о книге Белова ответственный секретарь Ивановской писательской организации Ю. Орлов.    Действительно, эта книга о маршале достойна самого пристального внимания читателей. Позволю себе привести привести небольшой фрагмент из нее.
      «…Начальник Генерального штаба Шапошников спас Василевского в тридцать седьмом году. "Борису Михайловичу я обязан и тем вниманием к моей персоне, – написал Василевский в своей книге "Дело всей жизни", – которое иногда уделял лично мне Сталин". Он, в первую очередь, имел в виду случай, когда Шапошников рассказал генсеку о вынужденном разрыве своего помощника с родителями и попросил помочь их отношения нормализовать. Сталин сделал это вот при каких обстоятельствах.
    Весной сорокового года, после затянувшегося заседания Политбюро, на котором обсуждался доклад Генштаба по вопросам обороноспособности страны, Сталин пригласил собравшихся отобедать в своей квартире – этажом ниже кремлевского кабинета. Подавали наваристый борщ, хорошо разопревшую гречневую кашу, много отварного мяса, компот, фрукты. Иосиф Виссарионович пил "Хванчкару" – легкое грузинское вино. Военные налегали на водку и коньяк. Сталин застолья любил и часто их устраивал.
   На этот раз компания собралась широкая, тостов звучало много. Для Василевского тост вождя в его честь явился полной неожиданностью.
   –  Предлагаю поднять бокалы, – сказал Сталин, – за полковника Василевского, первого заместителя начальника Оперативного управления Генштаба. Всеми нами уважаемый Борис Михайлович Шапошников прочит товарищу Василевскому большую будущность, чему мы будем очень рады. За здоровье товарища Василевского!
   После того, как все дружно выпили, Иосиф Виссарионович вновь обратился к полковнику:
  –  А скажите нам, товарищ Василевский, почему ви, – так Сталин выговаривал вы, – после окончания семинарии не пошли в попы?
  Застолье притихло.
   –  Я не имел такого желания,  – ответил смущенный полковник. – Нас в семье четверо братьев, и ни один не стал священником.
   Сталин ухмыльнулся.
    –  Так, так. Вы не имели такого желания. Понятно. А вот мы с Микояном хотели пойти в попы, но нас почему-то не взяли. Почему, не поймем до сих пор.
    Напряжение за столом вмиг спало. Все засмеялись и начали закусывать. Через несколько минут Иосиф Виссарионович спросил Василевского:
    –  Скажите, пожалуйста, почему вы да и ваши братья, совершенно не помогаете отцу?  Насколько мне известно,  один ваш брат – врач, другой – агроном, третий – командир, летчик. Значит, обеспеченный человек. Я думаю, вы все могли бы помогать родителям, тогда бы старик не сейчас, а давно бросил бы свою церковь. Она была нужна ему, чтобы как- то существовать...
   – Я, товарищ Сталин, порвал всякую связь с родителями в тысяча девятьсот двадцать шестом году, – ответил Александр Михайлович.
–  Я и во всех анкетах, в автобиографии писал и пишу: связи с родителями не имею. В противном случае не только не состоял бы в рядах нашей партии, но и вряд ли служил в Рабоче-Крестьянской Красной Армии, тем более в системе Генерального штаба.
  Сказано было по тем временам смело. Василевский от волнения замолчал.
  – Продолжайте, продолжайте, - подтолкнул Иосиф Виссарионович. – Уж коль разговор зашел, все выкладывайте, не стесняйтесь. Здесь только свои.
  –  Недавно я получил письмо от отца, товарищ Сталин. Единственное за многие годы. В тот же день доложил секретарю партийной организации Генштаба. Секретарь потребовал, чтобы я и впредь сохранял во взаимоотношениях с родителями прежний порядок.
  – Ну и дурак же ваш секретарь! - усмехнулся Сталин. – Это ненормальное явление. Товарищи члены Политбюро, полагаю, с моей оценкой согласятся.
Вы, товарищ Василевский, немедленно установите с родителями связь, оказывайте им систематическую материальную помощь. А парторганизации Генштаба сообщите: вам это разрешается. Политбюро разрешает…»
    Может быть, действительно любимец вождя Шапошников уберег поповского сына, а может быть и собственная прямота  Василевского помогла ему спастись. Сознавшись, что отказался от родителей ради карьеры, Василевский попал в число людей, заслуживающих доверие Сталина. Скрывать хоть что либо от вождя – значило подписать себе приговор. Когда тайное становилось явным, оргвыводы следовали незамедлительно, в чем мог убедиться штурман авиации дальнего действия брат маршала Виктор Василевский: он скрыл свое "поповское" происхождение, за что и был изгнан из партии.
    «Товарища Сталина, как и членов Политбюро, всех присутствовавших на званом обеде, – написал маршал Василевский в мемуарах, –  запрет на переписку удивил».      На самом же деле, Сталин не мог не знать, о чем было письмо отца Василевского – оно было о том, что умерла его мать. Понятно, что это была проверка Василевского на преданность вождю.
  А.М. Василевскому суждено было войти в историю Великой Отечественной войны единственным полководцем, который не потерпел ни одного поражения, не проиграл ни одной стратегической баталии.

1996
Владимир Емельянов

Что про деда мне известно?

 ...




Что про деда мне известно?
Канул в дым пороховой
он, одну любивший песню:
"Черный ворон, я не твой..."

Грянул выстрел на заставе
и погас навеки свет.
Лишь глухой мотив оставил
роду нашему мой дед...

"Ты не вейся, черный ворон,
ты не вейся надо мной..." -
голос у отца подорван
затянувшейся войной.

Кружит ветер в небе стаю,
злую, черную семью.
"Ты не вейся", - напеваю,
думу думаю свою.



Список награжденных орденом Красного Знамени и почетным революционным оружием.

3579.  Емельянов Яков : Красноармеец бат. особого назначения 18 милиционной бригады: Прик.РВСР № 4: 1922 г.

( https://pomnirod.ru/materialy-k-statyam )

Вплоть до учреждения ордена Ленина в 1930 году орден Красного Знамени оставался высшим орденом Советского Союза.

За основу ордена был принят знак ордена «Красное Знамя» РСФСР, учреждённый 16 сентября 1918 года во время гражданской войны декретом ВЦИК. Первоначальное название — орден «Красное Знамя». Во время гражданской войны аналогичные ордена были также учреждены в других советских республиках. 1 августа 1924 год был учреждён общесоюзный орден «Красное Знамя», внешнее отличие которого заключалось в надписи «СССР» вместо «РСФСР» на ленте на нижней части лаврового венка. Все ордена советских республик, которыми производились награждения в 1918—1924 годах были приравнены к общесоюзному ордену. Статут ордена был утверждён Постановлением Президиума ЦИК СССР от 11 января 1932 года (19 июня 1943 года и 16 декабря 1947 года в это Постановления были внесены изменения и дополнения Указами Президиума Верховного Совета СССР). Последняя редакция статута ордена была утверждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 марта 1980 года.

Воинские части, награждённые орденом Красного Знамени, именовались Краснознамёнными. Гражданские учреждения и организации носили в названии слова «ордена Красного Знамени».

Владимир Емельянов

Черный список борцов за светлое будущее (Виктор Выгодский) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2017/05/11/1723


Виктор Выгодский
ЧЕРНЫЙ список БОРЦОВ ЗА СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ

(1917-1953)
Ашкелон  2017г.

"Я правду о тебе порасскажу такую, что хуже всякой лжи".

Александр Сергеевич Грибоедов.

"Я всегда думаю о психологии целых тысяч людей — технических исполнителей, палачей, расстрельщиков, о тех, кто провожает на смерть осуждённых, о взводе, стреляющем в полутьме ночи в связанного, обезоруженного, обезумевшего человека".

Мария Спиридонова, из письма в НКВД, 1937 г.


"Палачи бывают двух родов: одни бывают добровольные, другие – подневольные, обязанные. Добровольный палач, конечно, во всех отношениях ниже подневольного, которым, однако, так гнушается народ…"
Федор Михайлович Достоевский
 
 "Народ должен знать не только своих героев и их
подвиги, но также и своих преступников и их
преступления".
 ЭТОТ  СПИСОК  СОСТАВЛЕН  НЕ  ДЛЯ ТОГО,  ЧТОБЫ
ВЫЗВАТЬ ЧУВСТВО МЕСТИ   У  РОДСТВЕННИКОВ  И ПОТОМКОВ
ЖЕРТВ  ОПИСАННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ   -  "ДЕТИ  ЗА ОТЦОВ  НЕ
ОТВЕЧАЮТ",  А  ДЛЯ  ТОГО,  ЧТОБЫ  ЕЩЕ  РАЗ ПОДТВЕРДИТЬ:
ВСЕ  ТАЙНОЕ  СО  ВРЕМЕНЕМ  СТАНОВИТСЯ  ЯВНЫМ И
ПАМЯТНИКАМ ПАЛАЧАМ НЕ МЕСТО В ГОРОДАХ РОССИИ,
А ИХ ИМЕНА ДОЛЖНЫ БЫТЬ СТЕРТЫ С КАРТЫ СТРАНЫ.

В данной работе представлены сведения примерно о трех с половиной тысячах                                                                                                                "Борцов за Светлое будущее"  - активных "строителей социализма и коммунизма"  – официальной цели коммунистической партии и советского государства.  Они включены в  "Черный список" потому, что совершили кровавые преступления против отдельных граждан и народов Советского Союза, руководствуясь принципом коммунистической морали: "Морально все, способствующее победе коммунистического строя".  В "Список" вошли руководители  партии и государства, видные представители Суда, прокуратуры, следствия и пенитенциарной системы,  руководящие сотрудники "правоохранительных" органов – ЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД, НКГБ, МГБ и МВД, а также рядовые исполнители – палачи, избивавшие, калечившие и убивавшие "врагов народа", по приказу начальства, по классовым или идеологическим мотивам, преступления которых были отражены в документах и литературе, найденных нами в ИНТЕРНЕТЕ.
Нужно отметить, что в СССР, как в любом тоталитарном государстве, отмечалось "сращивание" правящей партии с государственными органами и с органами государственной безопасности: подавляющее большинство руководящих работников государственных и "правоохранительных"  органов были членами ком. партии, практически все руководители региональных органов НКВД были членами или кандидатами в члены бюро соответствующих обкомов, крайкомов и ЦК национальных компартий, а также депутатами областных, краевых и республиканских Советов.
По свидетельству Генерального прокурора СССР Руденко, за контрреволюционные преступления с 1921г. по 1 февраля 1954г.  было осуждено 3 777 380 человек, из которых 642 980 человек были расстреляны. Вынесением приговоров этой группе людей занимались  Коллегия ОГПУ, "Тройки" НКВД, Особое Совещание, Военная коллегия, Суды и Военные Трибуналы. К ВМН приговаривали также многочисленные ЧК, Особые отделы ГПУ, "Тройки" ОГПУ начала 1930-х годов, "Двойка" – комиссия НКВД и Прокурора СССР (Ежов Н.И. или  Фриновский М.П. и Вышинский А.Я. или Рогинский Г.К.
Палаческую пирамиду того времени можно представить таким образом (по Игнатову В.Д.):

Вожди и их ближайшие подручные. Они определяли кого и в каких количествах на данном
историческом этапе нужно уничтожить. (Ленин говорил: "Пусть
вымрет 90% русского народа, лишь бы осталось 10% к моменту
всемирной революции", а Г. Зиновьев считал, что нужно уничтожить
10 млн. (буржуев) из 100 млн. жителей России).
Высшие руководители органов госбезопасности, Ген. прокуратуры, Ревтрибунала и
Верховного Суда СССР. Например, пред. ВЧК Ф.Э. Дзержинский в
1919г. издал приказ: "Всем членам коллегий местных ЧК
участвовать в расстрелах!"
Руководители республиканских  и областных органов ВКПб, принимавшие участие в
составе соответствующих "расстрельных троек",  органов ГБ,
Особых отделов военных округов и флотов, территориальных
судебных органов и прокуратуры, начальники ИТЛ и тюрем.
Настоящие палачи – непосредственные исполнители казней. Слово "палач" в советском
перечне профессий отсутствовало. Из соображений "политической
корректности" его заменяли словами "комендант" органов ГБ и
Трибуналов, "сотрудник для особых поручений", "исполнитель" и др.
Свои комендатуры имели как территориальные органы (губчека,
губотделы, оперативные секторы и полпредства ОГПУ, управления
и городские отделы НКВД), так и специализированные структуры
(особые отделы, органы госбезопасности на транспорте).  Часть
комендантов в 1920 -30-хгг. работала в Рев. трибуналах и областных,
республиканских и краевых судах.
Кроме того, в расстрелах участвовали все чекисты (Кривицкий В.Г.).
Бойцы и командиры спец. подразделений органов ГБ, обслуживавшие тюрьмы и лагеря
"правоохранительных органов".

Массовое уничтожение «контрреволюционных элементов» в 1917-53гг. породило разветвлённую расстрельную «промышленность», охватившую  десятки, если не сотни тысяч исполнителей. Смертная казнь в Советской России на¬долго стала бытовым явлением.

Сразу после Октябрьского переворота функции палачей исполняли, кроме комендантов, оперативные сотрудники и следователи карательных органов. В годы массовых репрессий в роли палачей выступали  все штатные сотрудники органов ГБ, надзиратели тюрем, водители управлений НКВД, в том числе и кремлевского гаража, фельдъегеря, курьеры, сотрудники милиции, партийный и комсомольский актив.
Таким образом, количество палачей  исчисляется, по-видимому, сотнями тысяч  сотрудников ЧК, ГПУ, НКВД, МВД и КГБ, которые выслеживали, арестовывали, пытали,  фабриковали дела, расстреливали или уничтожали людей другими способами, этапировали в лагеря, охраняли, заставляли бесплатно выполнять непосильную работу в нечеловеческих условиях при полуголодном пайке. Это также часто приводило к медленной и мучительной смерти.
Невозможность составления сколько-нибудь полного списка палачей обусловлена также тем, что многие архивы спец. служб пропали во время Гражданской и Отечественной войн, часть архивов  остается закрытой до настоящего времени (2017г.), а другая часть, содержавшая документы, компрометирующие  "органы" и правившую партию, была уничтожена сразу после смерти Сталина или несколько позже…

В "Список" включались только те лица названных категорий, у которых удалось найти, кроме фамилий, еще  имена и отчества, а также даты рождения и смерти, или хотя бы одну из них.
Владимир Емельянов

Из старых книг. Кавалеры Победы. Орден № 18. Награждение, которое Сталин не одобрил...

Оригинал взят у klimbut в Из старых книг. Кавалеры Победы. Орден № 18. Награждение, которое Сталин не одобрил...
В. Емельянов
Спасибо, Клим, за оцифровку!

ЛЕОНИД ИЛЬИЧ БРЕЖНЕВ


«Чем дальше от нас уходят времена великих битв, тем больше полководцев, которые их выиграли».
Афоризм неизвестного автора

КАК КАЛАШНИКОВ БРЕЖНЕВУ ШТЫК ПОДАРИЛ
В 1997 году, когда мы готовились отметить пятидесятилетие знаменитого «АК-47», я, как сценарист этого мероприятия, предложил было в концертную программу вечера включить для разнообразия выступление известного юмориста. Калашников тут же взъерошился: «Я против!» Меня это удивило. «Я не против шуток, каламбуров, пародий, – сказал именитый конструктор. – Сам изредка балуюсь эпиграммами. Но меня всегда возмущало и возмущает стремление посмеяться над физическими недостатками человека… А ваш юморист частенько пользуется этим гниловатым приемом. Вот недавно показывали по телевизору, как он передразнивал речь Леонида Ильича Брежнева…» А что? – спросил я Калашникова. – Разве генеральный секретарь лицо неприкасаемое? «Дело не в том, что он генеральный, а в другом: во-первых, человек уже умер и ничем на оскорбление ответить не сможет, а во-вторых, у Брежнева в катастрофе была сломана челюсть, кости неправильно срослись, вот так и разговаривал». Калашников заметно разволновался. Я вычеркнул из сценария фамилию юмориста и, чтобы как-то отвлечь Михаила Тимофеевича, рассказал историю о том, как однажды Удмуртию в рамках дней литературы навестил правнук Александра Сергеевича Пушкина – Григорий Григорьевич Пушкин. Многие организации и предприятия изъявили желание встретиться с потомком поэта. Пригласили его и на завод «Ижсталь». Я сопровождал правнука в Красный уголок одного из цехов предприятия. Встреча прошла хорошо. Было много вопросов о потомках Пушкина. А в конце встречи слово взял один из руководителей «Ижстали». Он поблагодарил Григория Григорьевича за интересный рассказ и вручил ему сувенир – великолепный топорик с нанесенным на лезвие рисунком. «Учтите! – гордо сказал он. – Это уникальный подарок. Штучный товар. Мы изготовили всего двадцать таких топоров, пятнадцать из них по заказу обкома партии, – руководитель понизил голос и доверительно произнес: – Один из них уже вручен. И знаете кому? – он сделал многозначительную паузу и торжественно закончил: – Топор вручен самому Леониду Ильичу Брежневу!» Григорий Григорьевич взял топор, хитро прищурился и вдруг спросил: «А зачем обкому топоры? Брежневу можно было бы и посерьезнее что-либо преподнести. Например, карабин…Или автомат Калашникова…».
Михаил Тимофеевич улыбнулся и сказал: «А вы знаете, Леонид Ильич питал особое пристрастие именно к режущему, а не огнестрельному оружию». Вы встречались с ним? – поинтересовался я. «Приходилось, и не раз, – оживился Калашников. – Помнится, приехал он к нам на «Ижмаш», его привели в наш отдел. Я, как главный конструктор, был за экскурсовода, показывал новые образцы стрелкового оружия, повествовал о преимуществах разных образцов. Потом заметил, что он почти не слушает меня, а все вертит в руках штык-нож от нового моего автомата и время от времени повторяет: – Хорошая штука. Вот бы украсть ее у вас… – Я тут же смекнул в чем дело, незаметно мигнул своему помощнику, тот отлучился на несколько минут. И когда Брежнев собрался уже уходить, я вручил ему штык-нож в специальном чехле. Вы бы видели, как он обрадовался. Это был очень эмоциональный человек. Так что, я думаю, и топорик ижсталевский был к месту. Ведь Леонид Ильич был страстным охотником…»
В другой раз, когда зашла речь о Брежневе, я поинтересовался, как Михаил Тимофеевич относится к указу Горбачева о лишении покойного генсека ордена Победы, Калашников сказал: «Горбачев прав, – потом помолчал с минуту и прибавил: – Хотя не все так просто… Ошибки надо исправлять. Но торопиться не надо. Не все в нашей истории так просто…».

Не делая особых выводов, позволю себе привести несколько документов, касающихся этого вопроса.



Указ Президиума Верховного Совета СССР
О награждении Генерального секретаря Центрального Комитета КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Председателя Совета обороны СССР Маршала Советского Союза Брежнева Л.И. орденом «Победа»

За большой вклад в победу советского народа и его Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне, выдающиеся заслуги в укреплении обороноспособности страны, за разработку и последовательное осуществление внешней политики мира Советского государства, надежно обеспечивающей развитие страны в мирных условиях, наградить Генерального секретаря Центрального Комитета КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Председателя Совета обороны СССР Маршала Советского Союза Брежнева Леонида Ильича орденом «Победа»

Первый заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР В. КУЗНЕЦОВ Секретарь Президиума Верховного Совета СССР М. ГЕОРГАДЗЕ
Москва, Кремль. 20 февраля 1978 года.


***

Указ Верховного Совета СССР
Об отмене Указа Президиума Верховного Совета СССР от 20 февраля 1978 года «О награждении Генерального секретаря Центрального Комитета КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Председателя Совета обороны СССР Маршала Советского Союза Брежнева Л.И. орденом «Победа»

Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

Отменить Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 февраля 1978 года «О награждении Генерального секретаря Центрального Комитета КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Председателя Совета обороны СССР Маршала Советского Союза Брежнева Л.И. орденом «Победа», как не соответствующий статуту ордена «Победа».

Председатель Верховного Совета СССР М. ГОРБАЧЕВ

Москва. Кремль, 21 сентября 1989 г.



***

Вопросов по поводу вручения или лишения каких-либо наград всегда больше, чем ответов. А заслуженно ли грудь того же Брежнева украшали звезды героя? А все ли кавалеры Георгиевских крестов получили их заслуженно? А если бы Горбачев не успел до развала СССР лишить Брежнева ордена, то считался бы он теперь законным кавалером этой награды? И вообще, правильно ли то, что каждая новая власть у нас действует по принципу «до основанья, а затем…» Может быть, поэтому так мало у нас исторических памятников? И мы то строим храмы, то рушим, то восстанавливаем их…
В любом случае обойти молчанием этого лауреата никак нельзя. Поэтому биография Леонида Ильича должна получить свое законное место в нашей книге, чтобы у читателя не возникло недоумения: почему есть Эйзенхауэр, Михай, Сталин – и нет Брежнева…

Он интересен потому уже, что его называют главным фалеристом СССР

Фалерист – это коллекционер правительственных наград. В этом отношении Леонид Ильич находится в лидирующей группе, если не на первом месте среди наших вождей. У него уже было 25 отечественных и 15 иностранных наград, когда Брежнев заметил, что среди них нет ордена «Победа». Среди придворной челяди возникло некоторое замешательство: орден штучный, мастера, его изготовившего, давно нет в живых. Но замешательство длилось недолго: пошли в музей Великой Отечественной войны и ничтоже сумняшеся срезали награду с парадного мундира маршала К.К. Рокоссовского, выставленного там. Винт у чужого ордена спилили, припаяли вместо него булавку, чтобы не попортить парадную форму генсека…


***

Каждый раз, примеряя маршальский китель с очередной высокой наградой, Леонид Ильич просил по-новому расположить Звезды Героя. Это означало, что он заказывает новый набор золотых звезд. Просьбу, конечно, тут же выполняли, а «старые» звезды Брежнев оставлял себе на память. После смерти «верного ленинца» выяснилось, что, кроме пяти «законных», о которых знали все, у него на даче аккуратно лежали в коробочке еще 13 звезд Героя Социалистического Труда и 21 Звезда Героя Советского Союза.


К БИОГРАФИИ ГЕРОЯ

Сын рабочего Леонид Брежнев родился в 1906 году на Украине в поселке Каменское, переименованном впоследствии в Днепродзержинск. Этот поселок находился в 35 киломеитрах от Екатеринослава (теперь Днепропетровск). Леня Брежнев поступил учиться в Каменскую классическую гимназию, которую окончил уже в советское время, когда она превратилась в «трудовую школу». Закончив после школы землемерный техникум в Курске, Брежнев несколько лет работал в земельных отделах исполкомов в Белоруссии, Курске, Свердловске. Затем вернулся на Украину и поступил в металлургический институт. Карьера его началась в двадцатипятилетнем возрасте, когда он вступил в партию.
В мае 1937 года Брежнев становится заместителем председателя городского совета Днепродзержинска. В 1938 году его переводят в Днепропетровск, где он становится заведующим отделом агитации и пропаганды обкома партии.
Покровителем Брежнева был ни кто иной как первый секретарь ЦК компартии Украины Никита Сергеевич Хрущев, обнаруживший в Брежневе исполнительного и надежного работника. Он продвигает Брежнева по служебной лестнице вначале по партийной, а затем по армейской линиии: Леонид Ильич последовательно занимает должности начальника политотдела армии, заместителя, а в конце войны – начальника политуправления фронта, продвинувшись в званиях от подполковника до генерал-майора.
Старательного молодого генерала берет на заметку фаворит Сталина Л. Мехлис.
После войны Брежнев на посту секретаря обкома возглавляет восстановление разрушенных во время войны предприятий в Днепропетровске и Запорожье. В 1950 году его берет в Москву Хрущев, который к тому времени становится секретарем ЦК. В июле Сталин назначает Брежнева секретарем ЦК партии Молдавии. Это уже весьма солидная должность – руководитель одной из пятнадцати советских республик. Там он знакомится со своим будущим преемником на посту генсека Константином Черненко. В будущем Черненко станет ближайшим помощником и советником генсека, войдет в состав политбюро. Но это будет все потом. А тогда, в 1952 году, на XIX съезде партии, Брежнева избирают членом президиума ЦК КПСС. После смерти Сталина Брежнева становится начальником политуправления Военно-морского флота.
Следующие этапы его пути таковы: секретарь ЦК Казахстана, председатель Верховного Совета СССР, секретарь ЦК КПСС..
Хрущев всячески протежирует Брежнева, видя в нем услужливого и неглупого соратника. Но он недооценил способностей своего воспитанника. В октябре 1964 года Брежнев свергает своего наставника и занимает его место..

Он оправдывал свой поступок тем, что, якобы, вел страну от авторитарного режима Хрущева к коллективному руководству, осуществляемому партией. Однако через десяток лет все вернулось на круги своя: он сам переходит от «коллективного» к единоличному руководству. В его руках сосредоточилась вся власть: и законодательная, и исполнительная, и партийная. Он занял место Сталина. Но Сталиным не стал. Не тот был масштаб личности.
Но у эпохи его правления были свои узнаваемые черты. Сейчас называют прорабами перестройки Горбачева, Яковлева, Ельцина. Брежнева можно назвать их предтечей, своеобразным родителем. Без него развернуть корабль коммунизма на обратный курс было бы очень трудно, если вовсе не невозможно.
Брежнев стал создателем той прослойки, которая впоследствии преобразовалась в так называемых «демократов», «новых русских», в новую олигархическую элиту.
Время Хрущева, годы после смерти Сталина, были временем приспособления советской системы к жизни без диктатуры. Чем же Хрущев не угодил соратникам? Скорее всего тем, что попытался сделать партию ответственной за руководство страной. Как же он это сбирался сделать? Он ввел в устав партии принцип обязательной ротации: при каждых выборах полагалось менять одну треть числа членов партийных комитетов от Президиума ЦК до районных комитетов. Партия заволновалась. Это было ей невыгодно. Командовать всеми и ни за что не отвечать ей нравилось. Поэтому партия свергла Хрущева. Принцип ротации был отменен.
Генсеком стал Брежнев. И на первое место вышла задача удовлетворения нужд номенклатуры. Номенклатура – это олигархия особого рода: группа людей, объединенная участием в управлении страной. Эта группа в СССР составляла примерно 0, 35 процента от общей численности населения (примерно столько, сколько сейчас в России супербогачей). Олигархия – власть ради власти. Номенклатура – та же олигархия, только скрывающая свою суть при помощи лжи: она объявляет себя властью народа для того, чтобы присвоить себе все, что народу принадлежит. Но почему же Брежнев явился предтечей перестройки? Во первых, он привел страну к нищете. За годы его правления ( а властвовал он ни много ни мало – 18 лет!) ежегодный прирост национального дохода страны снизился с 9 процентов до 2,6, а промышленного производства с 7,3 процента до 2,8. Сельское хозяйство, несмотря на то, что в него вкладывалось 27 процентов от всех капитальных вложений, продолжало деградировать. Население было на грани голода. В то же время номенклатура жировала. Установив предельную норму жилплощади 9 квадратных метров на человека, номенклатура себя в этом не ограничивала: квартиры, особняки, государственные дачи все дальше отдаляли ее от народа. Для детей партийной элиты были построены спецшколы, где обучение велось на иностранных языках. Спецбольницы, спецмагазины, спецобслуживание – такого счастливого времени, как при Брежневе, у номенклатуры еще не было. Она накапливала материальные блага, передавала власть по наследству и в конце концов пришла к выводу, что ей становится тесно в рамках советской конституции, в рамках устава партии. Пора было награбленное начинать тратить…
Воспитанные Брежневым и его окружением новые олигархи ждали лишь удобного момента. И поэтому, когда к власти пришел Горбачев, они все с радостью бросились ему помогать.
Впрочем, есть и другие мнения о времени его правления.
Генри Киссинджер, кажется, лучше русских патриотов разглядел Брежнева, назвав его «настоящим русским».
Журналист Михаил Антонов, размышляя о нем, пишет, что в отличие от других наших руководителей Брежнев пытался наладить отношения с Западом. Например, Ленин после революции за границу не выезжал. Сталин в советский период за пределами СССР был только дважды – на Тегеранской и Потсдамской конференциях. Хрущёв выезжал за границу часто, но, в основном, с угрозами. Больше всех предшественников общался с Западом Брежнев, причем, впервые в качестве Генерального секретаря ЦК КПСС.
В деле сближения с мировой общественности роль Брежнева трудно переоценить.
Брежнев не был теоретиком. Ещё будучи председателем Президиума Верховного Совета СССР нередко давал такой наказ составителям его речей: «Поскромнее, поскромнее, я не лидер, я не вождь». Но и позднее, став «вождем» партии, он просил о том же: «Пишите проще, не делайте из меня теоретика, ведь всё равно никто не поверит, что это моё, будут смеяться». Затейливые места вычёркивал, порой даже просил вычеркнуть цитаты из классиков: «Ну кто поверит, что Брежнев читал Маркса?».
Автор книги «Брежнев – правитель золотого века» (М., 2002) Сергей Семанов главными достоинствами этого политического деятеля считает то, что он был таким замкнутым и нелюдимым, как Ленин, таким жестоким, как Сталин, не впадал в истерики, как Хрущёв, не имел «двойного дна», как Андропов. Брежнев был безусловный патриот, интересы Родины для которого были на первом месте. Любил награды, подарки? Но все они остались в России. Дети особняков и поместий не имели – ни в Советском Союзе, ни за его пределами. Он отличался доброжелательностью, внимательным отношением к товарищам по работе (разумеется, в той мере, в какой это может позволить себе политик, всегда живущий в окружении завистников и конкурентов). К тому же он был внешне красив, по-военному подтянут, и не удивительно, что нередко порождал у окружающих обаяние (которое, как он сам признавался, рассматривал как важный инструмент в политике). И можно понять его удивление в связи с приставленной к нему большой охраной: «Интересно, кто же в меня стрелять будет, кому я что плохого сделал?»
Журналист Михаил Антонов задается вопросом: «На какие деньги сейчас живут наши олигархи?» И делает вывод: на деньги, вырученные от продажи нефти и газа. А кто построил «трубу»? Помните эпопею со строительством газопроводов, по которым наш природный газ перегонялся на Запад? «Сначала была заключена сделка между СССР и странами Западной Европы. Суть её сводилась к следующему: в СССР были открыты громадные месторождения газа, но у нас не было средств на их освоение, и у нас тогда ещё не выпускали трубы большого диаметра, необходимые для строительства газопровода высокой пропускной способности. Запад предложил поставить нам такие трубы, с тем, чтобы мы оплатили их стоимость поставляемым ему газом. У меня до сих пор не укладывается в голове, какой же смысл был для нас в этой сделке. Ведь если бы мы не продавали газ Западу, то и трубы не были бы нам нужны. То, что какие-то крохи газа доставались и нашим городам и сёлам, лежащим по ходу газопровода, не может служить оправданием сделки. (Эту практику Россия продолжает до сих пор, свидетельством чего стала постройка скандально известного и убыточного для нас газопровода «Голубой поток» по дну Чёрного моря в Турцию). А Запад ещё попробовал шантажировать нас, отказав в поставке труб. И тогда наши рабочие и специалисты совершили очередной трудовой подвиг, в короткий срок наладив производство труб большого диаметра. А затем ударными темпами построили сам газопровод…».
Антонов делает вывод: Брежнев оказался в нужный момент на нужном месте, чтобы восстановить потенциал страны, доведённой Хрущёвым до разрухи, но он не смог отыскать пути её развития в наступавшую новую, информационную эпоху.
Как заметил один журналист, Брежнев умер, довольный тем, что он вознёс коммунизм на вершину могущества, так и не осознав того, что он выкопал ему глубокую-глубокую яму...
Владимир Емельянов

Из старых книг. Кавалеры ордена ПОБЕДА. Жуков Георгий Константинович.

Спасибо, klimbut !
Я все собираюсь оцифровать свои старые книжки, но, как говорится: "То денег много или мало, то настроение не то..."
klimbut пообещал к Дню Победы все 17 очерков хотя бы в сокращении отсканировать.
Первый - о Жукове.
Пусть будет нашим общим подарком к 9 мая.


Оригинал взят у klimbut в Из старых книг. Кавалеры ордена ПОБЕДА.
НАГРАДА ВЫСШЕЙ ПРОБЫ (Извлечения из статута)

Орден Победы - высший военный орден. Им награждаются лица высшего командного состава Красной армии за успешное проведение таких боевых операций в масштабе одного или нескольких фронтов, в результате которых в корне меняется обстановка в пользу Красной армии.

Размер звезды между противолежащими вершинами - 72 мм. Диаметр круга с изображением Спасской башни - 31 мм. Общий вес ордена - 78 г. Содержание платины в ордене - 47 г, золота - 2 г, серебра - 19 г. Вес каждого из пяти рубинов - 5 карат. Общий вес бриллиантов на знаке - 16 карат.



КАВАЛЕРЫ ОРДЕНА

За все время существования ордена 20 экземпляров были вручены 17 его кавалерам.

10 апреля 1944 года стали известны имена трех первых кавалеров ордена Победы.
Обладателем знака № 1 стал командующий 1-м Украинским фронтом маршал Г. Жуков.
Знак № 2 получил начальник Генерального штаба маршал А. Василевский.
Орденом Победы № 3 был награжден Верховный главнокомандующий маршал И. Сталин.
Все они отмечены столь высокими наградами за освобождение Правобережной Украины.
Следующие награждения
30 марта 1945 года кавалерами ордена (№ 4) стали командующий 2-м Белорусским фронтом маршал К. Рокоссовский - за освобождение Польши и командующий 1-м Украинским фронтом маршал И. Конев (№ 5) - за освобождение Польши и форсирование Одера.
26 апреля список награжденных пополнился еще двумя именами - командующего 2-м Украинским фронтом маршала Р. Малиновского (№ 6) и командующего 3-м Украинским фронтом маршала Ф. Толбухина (№ 7). Оба были награждены за освобождение в тяжелых, кровопролитных сражениях территории Венгрии и Австрии.
31 мая кавалером ордена стал командующий Ленинградским фронтом маршал Л. Говоров (№ 8) - за освобождение Эстонии. Тем же указом командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Г. Жуков (№ 9) и командующий 3-м Белорусским фронтом маршал А. Василевский (№ 10) были награждены орденом Победы вторично: первый - за взятие Берлина, второй - за взятие Кенигсберга и освобождение Восточной Пруссии.
4 июня орденом Победы наградили двух «московских» военачальников: представителя Ставки Верховного главнокомандующего маршала С. Тимошенко (№ 11) и начальника Генштаба генерала армии А. Антонова (№ 12) - единственного кавалера ордена Победы, не имевшего маршальского звания. Оба они удостоены высшего военного ордена за планирование боевых операций и координацию действий фронтов в течение всей войны.
Указом от 26 июня 1945 года орденом Победы (№ 13) был вторично награжден И. Сталин.
По итогам войны с Японией кавалером ордена Победы стал командующий Дальневосточным фронтом маршал К. Мерецков (№ 14) .

Таким образом, ордена Победы в СССР были удостоены 10 Маршалов Советского Союза - 3 из них дважды и 1 генерал армии.

Кроме того, в 1945 году кавалерами ордена стали 5 иностранных граждан: Верховный главнокомандующий Народно-Освободительной армией Югославии маршал Иосип Броз Тито (№ 15), Верховный главнокомандующий Войска Польского (на территории СССР) маршал Польши Михал Роля-Жимерский (№ 16) , Верховный главнокомандующий союзными экспедиционными вооруженными силами в Западной Европе генерал армии Дуайт Дэвид Эйзенхауэр (США) (№ 17), командующий группой союзных армий в Западной Европе фельдмаршал Бернард Лоу Монтгомери (№ 18, Великобритания), король Румынии Михай I (№ 19).

Был еще один кавалер – Генеральный секретарь ЦК КПСС Брежнев Леонид Ильич (лишен награды Горбачевым М.С.).


Владимир Емельянов
ГЕОРГИЙ КОНСТАНТИНОВИЧ ЖУКОВ
ОРДЕН № 1 (у Климбута опечатка - № 20 почему-то)
(Очерк дается в сокращении)

  В страшные дни битвы под Москвой многие вырезали портрет Жукова из газет и вешали в переднем углу со словами: “Жуков нас спасет, на него вся надежда...”

«В конце войны его популярность в союзнических странах была столь велика, что на Западе говорили о том, что Жуков мог бы выиграть президентские выборы в США…»
Я нашел это высказывание в статье лондонского корреспондента «Российской газеты» Ольги Дмитриевой «Мир в долгу у маршала Жукова».
Высказывание это принадлежит американскому писателю и военному историку Альберту Акселлу.

Да, в конце Второй мировой дело обстояло именно так. К сожалению, теперь, спустя шестьдесят с лишним лет, многие основательно подзабыли не только «человека, который победил Гитлера», но и о самой страшной в истории войне имеют весьма смутное представление. Например, согласно данным некоторых социологических опросов, большинство молодых британцев считают, что Германия была союзницей их страны в этой войне, тогда как Советский Союз – врагом.
Впрочем, и у нас в России находятся порой охотники изобразить в средствах массовой печати Красную Армию не избавителем человечества от нацизма, а скопищем мародеров и насильников. Да и сама победа, мол, была, по сути, «пирровой», лишь продлила разделение мира на два лагеря…
Ну да ладно, хватит о них, о наших доморощенных «философах-скинхедах». Ведь и у нас, и на Западе передовая неангажированная интеллигенция мыслит в большинстве своем как один из крупнейших интеллектуалов двадцатого столетия британский историк Джозеф Маккейб, утверждающий, что Вторая мировая война стала величайшим кризисом, который довелось пережить человечеству со времен падения Римской империи. И в преодолении этого кризиса, как утверждал Маккейб, Россия была бесспорным лидером. Американский посол Уильям Гарриман говорил, что если бы Россия не одолела Гитлера, союзники бы проиграли войну…

ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ (из воспоминаний Жукова)

«Дом в деревне Стрелковке Калужской губернии, где я родился 19 ноября (по старому стилю) 1896 года, стоял посредине деревни. Был он очень старый и одним углом крепко осел в землю. От времени стены и крыша обросли мохом и травой. Была в доме всего одна комната в два окна. Отец и мать не знали, кем и когда был построен наш дом. Из рассказов старожилов было известно, что в нем когда-то жила бездетная вдова Аннушка Жукова. Чтобы скрасить свое одиночество, она взяла из приюта двухлетнего мальчика — моего отца. Кто были его настоящие родители, никто сказать не мог, да и отец потом не старался узнать свою родословную. Известно только, что мальчика в возрасте трех месяцев оставила на пороге сиротского дома какая-то женщина, приложив записку: «Сына моего зовите Константином». Что заставило бедную женщину бросить ребенка на крыльцо приюта, сказать невозможно. Вряд ли она пошла на это из-за отсутствия материнских чувств, скорее всего — по причине своего безвыходно тяжелого положения…"


СОКРОВЕННАЯ ЖИЗНЬ ДУШИ
Из воспоминаний дочери полководца – М.Г. Жуковой

«Он был для меня просто отцом, не больше и не меньше. Такой же папа, как у других детей, добрый, любящий, сильный. Пока я была маленькой, я плохо понимала, что мой отец – выдающийся человек.

...Мне не раз приходилось сталкиваться с тем, что люди гадают и строят неверные предположения, почему же отец был назван Георгием. Иногда приходится читать о самых невероятных, злонамеренных вымыслах. А дело-то все в том, что по православным канонам имя младенцу нарекают на восьмой день от рождения. 19 ноября по старому стилю (2 декабря по-новому) отец родился. Можно посмотреть православный календарь и убедиться: память великомученика Георгия празднуется 26 ноября (по старому стилю) – спустя восемь дней…»

ЖУКОВ И РЕВОЛЮЦИЯ
В одной из неплохих статей о Георгии Константиновиче Жукове я прочел: «В юности он переехал в город и стал под¬мастерьем. Затем – служба в царской армии и участие в первой мировой войне. Жуков был хо¬рошим солдатом, имел награды, но в его судьбе не было ничего необычного – таких храбрых солдат насчитывались сотни тысяч. И трудно сказать, как сложилась бы его судьба, если бы в России не произошла революция...»
И невольно вспомнился другой документ:
«СОВ. СЕКРЕТНО. СССР. КОМИТЕТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ при СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР. 27 мая 1963 г. № 1447-с, гор. Москва. Товарищу ХРУЩЕВУ Н.С.
Докладываю Вам некоторые сведения, полученные в последнее время о настроениях бывшего Министра обороны Жукова Г.К.
В беседах с бывшими сослуживцами Жуков во всех подробностях рассказывает о том, как готовилось и проводилось заседание Президиума ЦК КПСС, на котором он был отстранен от должности Министра обороны, и допускает резкие выпады по адресу отдельных членов Президиума ЦК: "Все это дело можно было по-другому отрегулировать, – говорил Жуков, – если бы я мог низко склониться, но я не могу кланяться. А потом, почему я должен кланяться?.. У нас... неразумно купеческий размах в отношении помощи. В космическое пространство вылетаю миллиарды. На полет Гагарина израсходовали около 4 миллиардов рублей. Никто ни разу не задал вопроса, во что обходятся все эти приемы, все эти поездки, приезды к нам гостей и прочее... Жене БИДО сделали соболью шубу, я видел. Жене другого члена делегации был подарен бриллиантовый набор, в котором находилась бриллиантовая брошь в 12 карат... Это все сейчас доходит до широких масс людей... У СТАЛИНА было много нехороших черт, но в небережливости государственной копейки его никто не может упрекнуть. Приемов он не так много сделал, подарки он никому не давал, кроме своего автографа на книге..."
В другой беседе по поводу издания "Истории Великой Отечественной войны" Жуков говорил: "...Лакированная эта история. Я считаю, что в этом отношении описание истории... более честное у немецких генералов, они правдивее пишут...
Вот сейчас говорят, что союзники никогда нам не помогали... Но ведь нельзя отрицать, что американцы нам гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну... Получили 350 тысяч автомашин, да каких машин!.. У нас не было взрывчатки, пороха. Не было чем снаряжать винтовочные патроны. Американцы по-настоящему выручили нас с порохом, взрывчаткой. А сколько они нам гнали листовой стали. Разве мы могли быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью. А сейчас представляют дело так, что у нас все это было свое в изобилии...
Это не история, которая была, а история, которая написана. Она отвечает духу современности. Кого надо прославить, о ком надо умолчать... А самое главное умалчивается. Он же был Членом Военного Совета Юго-Западного направления. Меня можно ругать за начальный период войны. Но 1942 год – это же не начальный период войны. Начиная от Барвенкова, Харькова, до самой Волги докатился. И никто ничего не пишет. А они вместе с ТИМОШЕНКО драпали. Привели одну группу немцев на Волгу, а другую группу на Кавказ. А им были подчинены Юго-Западный фронт, Южный фронт. Это была достаточная сила... Я не знаю, когда это сможет получить освещение, но я пишу все как было, я никого не щажу. Я уже около тысячи страниц отмахал..."

НАЧАЛО ВОЕННОЙ КАРЬЕРЫ. ПЕРВАЯ МИРОВАЯ

7 августа 1915 года Георгий Жуков был призван на фронт кавалеристом в драгунский полк. Обучение военному делу было тяжелым. Но Жуков, быстро привык к армейским порядкам. И когда стали отбирать наиболее подготовленных солдат унтер-офицероской школы, в их число попал и Георгий Константинович. Учеба проходила в городе Харьковской губернии.
…В 1916 году в бою Георгий Константинович был тяжело контужен: взрывом мины его выбросило из седла. В сознание он пришел только спустя сутки.
За свою боевую службу Жуков получил два Георгиевских креста, один из них – за захваченного в плен германского офицера и заслуженно пользовался уважением товарищей: недаром был выбран главой эскадронного солдатского комитета.

ПЕРЕД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

Константин Рокоссовский, занимавшийся с ним в одной группе на командирских курсах, вспоминал: «Жуков, как никто, отдавался изучению военной науки. Заглянем в его комнату – все ползает по карте, разложенной на полу. Уже тогда дело, долг для него были превыше всего». ...
В 1938 году Жуков получил свой первый по-настоящему важный пост в советской военной системе – был назначен командующим войсками Белорусского особого военного округа.

ЖУКОВ В ВОЙНЕ С ЯПОНСКОЙ АРМИЕЙ. ХАЛХИН-ГОЛ

5 июня Г.К. Жуков прибыл в Монголию, ознакомился на месте с обстановкой и, посчитав, что командир не справляется с обязанностями, взял командование отдельным 57-й корпусом на себя.
До приезда Жукова положение армейской группы было действительно далеко не блестящим. При наличии передовой линии (достаточно слабой) у частей РККА – практически отсутствовал тыл – на многие километры вокруг простиралась голая степь, а военные городки представляли собой просто скопления землянок. К этому следует прибавить острый дефицит горючего и питьевой воды, причем второе было особенно болезненно для армии.
Хромала дисциплина. Жуков показал свой жесткий характер. Он привез с собой большую группу слушателей военных академий – офицерский резерв. И показал подчиненным офицерам, что незаменимых людей нет. Всех, кто нерадиво относился к своим обязанностям, он немедленно понижал в должности, а тех, кто осмеливался перечить, мог и вовсе разжаловать. На освободившееся место он ставил человека из резерва, который в случае малейшего просчета, наказывался, как и его предшественник, вплоть до расстрела.

Медлить с изгнанием врага было нельзя. Поэтому Жуков подготовил план операции по уничтожению противника. Цель ее – истребить 6-ю особую армию, не дав ей уйти за кордон. Причем ни в коем случае не переносить боевые действия за монгольскую границу, чтобы не дать повода Токио прокричать на весь мир о «советской агрессии» с вытекающими отсюда последствиями. Готовя удар, Жуков усыпил бдительность врага, создав впечатление, что советско-монгольские войска помышляют только об обороне. Строились зимние позиции, бойцам вручались наставления о ведении оборонительных боев, самыми разнообразными средствами все это доводилось до сведения японской разведки. Психологически расчет Жукова был безупречен… Японцы наглели на глазах, они вновь и вновь затевали частые операции, которые заканчивались очередным их избиением.
К вечеру 26 августа японская армия была окружена, началось ее уничтожение. 31 августа Г. К. Жуков докладывает об успешном завершении операции. Японские войска потеряли на Халхин-Голе около 61 тысячи убитыми, раненными и пленными, советско-монгольские войска – 18.5 тысячи убитыми и раненными. 15 сентября 1939 года в Москве было подписано соглашение о ликвидации конфликта.
Жуков стал Героем Советского Союза.
Японская армия потерпела такое поражение, что она в дальнейшем не осмелилась напасть на СССР вместе с Германией, и страна избежала войны на два фронта.

***
В 1940 году Жуков был назначен на пост командующего Киевским Особым военным округом, которому в соответствии с советской военной до¬ктриной отводилось самое важное место. Однако на этом посту Жуков пробыл недолго. Сталин после поражения в советско-финской войне сменил руководство основных родов войск и Гене¬рального штаба. В результате этих перестановок Жуков оказался в Москве. В начале 1941 года он был назначен начальником Генерального штаба и заместителем народного комиссара обо¬роны СССР.
Жуков, зная о том, что Германия готовится к нападению на СССР, предлагал рассмотреть варианты превентивного удара. Все документы, касающиеся этого вопроса, написаны им от руки в одном экземпляре. Вот одна из его докладных записок, отправленная Сталину 15 мая 41-го года: «Учитывая, что Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развернутыми тылами, она имеет возможность… нанести внезапный удар. Чтобы предотвратить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы германскому командованию, упредить противника в развертывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет еще организовать фронтов и взаимодействие родов войск».
У Сталина было другое мнение. Он посчитал, что к войне надо подготовиться более основательно.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ

В ночь на 22 июня Георгий Жуков и нарком обороны Семён Тимошенко приказали привести войска приграничных округов в полную боевую готовность. «Передача в округа была закончена в 00.30 минут 22 июня 1941 года. Копия директивы была передана наркому Военно-Морского Флота», – напишет потом в своих воспоминаниях Жуков. Разослана эта директива была за три часа до войны. Времени на её выполнение уже не оставалось.
В первый же день войны, по приказу Сталина, Георгий Константинович вылетел на Юго-Западный фронт. Здесь он попытался организовать нападение на Люблин. Оно шло под лозунгом «Бить врага под корень!» (имелось в виду ведение наступательного боя на вражеской территории). Успеха это наступление не имело и только усилило неразбериху в войсках.
29 июля Жуков попросил Сталина принять его для срочного доклада и сказал, что все наши армии надо отвести за Днепр и обороняться за этой мощной преградой.
– А как же Киев? – спросил Сталин.
– Киев придется оставить, – отвечал Георгий Константинович.
Одновременно Жуков предложил организовать контрудар и отбить у немцев Ельню, так как оттуда немцам открывался удобный путь на Москву.
– Какие там ещё контрудары, что за чепуха?! – возмутился Сталин. – Опыт показал, что наши войска не могут наступать… Как вы могли додуматься сдать врагу Киев?
Жуков тоже вспылил и резко заявил:
– Если вы считаете, что начальник Генерального штаба способен только чепуху молоть, тогда мне здесь делать нечего. Я прошу освободить меня от обязанностей начальника Генерального штаба и послать меня на фронт. Там я, видимо, принесу больше пользы Родине.
Через 40 минут Сталин сообщил Георгию Константиновичу, что он освобождается от поста начальника Генштаба.
– Куда прикажете мне отправиться?
– А куда бы вы хотели?
– Могу выполнять любую работу. Могу командовать дивизией, корпусом, армией, фронтом.
– Не горячитесь, не горячитесь. Вы вот тут докладывали об организации контрудара под Ельней. Ну и возьмитесь за это дело.
Под конец, чтобы смягчить напряжение, Сталин с улыбкой предложил Жукову выпить с ним чаю. Но разговор за столом не клеился. В тот же день Георгий Константинович отправился на фронт под Ельню.
«Когда мне приходится касаться событий под Ельней, я невольно вспоминаю о своих личных переживаниях в те трудные дни. Ельнинская операция была моей первой самостоятельной операцией, первой пробой личных оперативно-стратегических способностей в большой войне с гитлеровской Германией. Думаю, каждому понятно, с каким волнением, особой осмотрительностью и вниманием я приступил к ее организации и проведению… Организациия и успешное проведение наступательной операции по ликвидации ельнинского выступа, всесторонне сложная работа в должности начальника Генерального штаба в первые пять недель войны дали мне много полезного для командной деятельности оперативно-стратегического масштаба и понимания различных способов проведения операций», – писал потом Жуков.
Через несколько дней после этой победы Георгия Константиновича принимал Сталин.
– А неплохо у Вас получилось с ельнинским выступом, – сказал он и добавил: – Вы были тогда правы.

В ЛЕНИНГРАДЕ

Во время той встречи И.В. Сталин поинтересовался мнением собеседника о том, как он расценивает обстановку под Москвой, внимательно выслушал ответ и через некоторое время, поразмышляв, сказал:
– Вам придется лететь в Ленинград и принять от Ворошилова командование флотом и Балтфлотом.
10 сентября Г. Жуков был уже в Ленинграде. Он явился в Смольный, где в кабинете Ворошилова обсуждался вопрос о том, как взорвать 140 объектов – предприятия города и мосты – и затопить военные корабли, в случае невозможности удержать город, чтобы они не достались врагу.

Позднее Жуков в своих воспоминаниях напишет: «Я же лично считаю для себя высокой честью, что в самое трудное время мне было доверено командование всеми войсками, оборонявшими город Ленина. Организация борьбы в условиях блокады при значительном превосходстве противника в силах и боевой технике дала мне много полезного для всей последующей деятельности командующего фронтами и заместителя Верховного Главнокомандующего. Сентябрь 1941 года остался в памяти на всю жизнь».
18 января 1943 года в день завершения прорыва блокады Президиум Верховного Совета СССР присвоил Георгию Константиновичу Жукову звание Маршала Советского Союза.

***
В октябре Сталин приказал Жукову возвратился под Москву, где он занимал должности командующего Резервным и Запад¬ным советскими фронтами. Здесь следует отме¬тить, что основная роль в подготовке и проведении Московской операции принадлежит Жукову и Васи¬левскому. Именно здесь Жуков впервые применил ту такти¬ку, которая позволяла ему одерживать победы над фашистами в те¬чение всей войны.
Тактика была такая: глубоко эшелонируя оборону, Жуков добивался, чтобы атаку¬ющие силы немцев не могли с первого удара про¬рвать позиции наших войск и вязли в тягучих кровопролитных штурмах, истощая собственные материальные и людские ресурсы. А в это время в тылу советских войск из пополнения создавалась мощ¬ная военная группировка, которая должна была нанести врагу контрудар в то время, когда тот выдохнется от постоянных безу¬спешных атак.
Успех Московской операция вернул Жукову расположение Стали¬на. Но в середине июля 42-го года дела на фронте вновь ухудшились. Правое крыло группы немецких армий «Юг» подошло к Кубани, а левое достигло излучины Днепра между Калачом и Клетской и направилось к Сталинграду.

ПЕРЕЛОМ
Следующими крупными операциями Георгия Жукова были Ленинградская и Белорусская.
Снятие блокады Ленинграда некоторые аналитики считают операцией скорее политической, нежели воен¬ной. В ней не использовалось никаких тактических или стратегических хитростей: советские войска всеми имевшимися силами ударили на¬встречу друг другу по находившимся между ни¬ми немецким войскам — и блокада была снята. Это не значит, что победа далась легко. Нет, вновь «малой кровью» не обошлись. Однако эта операция имела большое политическое и психологическое значение для советского народа, который свыше 900 дней наблюдал за борьбой города с врагом.
...Однако другая операция, Белорусская, носив¬шая кодовое наименование «Багратион», потребовала от Жукова применения крайне нетради¬ционных решений. Немцы создали мощную оборону на тех участках фронта, где, по их мнению, могут начать наступление советские войска. А там, где их могли защитить природные препятствия — реки и в особенности почти непроходимые болота, они такой обороной пренебрегли. И Жуков принял нестандартное решение: войска перешли в наступление там, где их не ждали немцы, — через непроходимые болота. И хотя огромное количество советской техники и солдат бесследно сгинуло в этих болотах, основная цель была достигнута — Белоруссию освободили быстро и при больших потерях немецкой армии, многие части которой попали в окружение.
В 1943 году Жуков стал Маршалом Советского Союза, в 1944 – дважды Героем Советского Союза.

ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ
8 мая 1945 года от имени Верховного главнокомандования маршал Жуков принял капитуляцию Германии вместе с представителями других держав-победительниц.
Он был награжден орденом Победы и стал в 1945 году трижды Героем Советского Союза. Кроме того, он навсегда вошел в историю как человек, командовавший парадом Победы на Красной площади в Москве.
После окончания войны он командовал Группой советских войск в Германии, в 1946—1953 годах был главнокомандующим сухопутными войсками. Незадолго до смерти Сталин решил провести очередную чистку аппарата власти. В число претендентов на нары оказался и Жуков. На него было заведено дело, в доме и на даче проведены обыски.
Сталин этого сделать не успел, а его подручный Берия был устранен при самом непосредственном участии Жукова, который не только пообещал Хрущеву, что без его приказа с места не тронется ни один танк, но и ввел в Кремль армию, блокировав охрану резиденции правительства, которая состояла из войск НКВД. Придя к власти, Хрущев не забыл этот поступок и сделал Жукова министром обороны.
Но и Хрущев опасался держать рядом с собой столь популярную в народе личность. Кроме того, прямота Жукова задевала его самолюбие (например, высказывания маршала о том, что стыдно вкладывать миллиарды в невоенную космонавтику, когда народ живет впроголодь). В 1957 году Жуков попал в опалу, был понижен до командующего заштатным округом, а затем и вовсе изгнан из армии, и даже его мемуары удалось издать с большим трудом.

Опала маршала продолжалась вплоть до падения Хрущёва. Лишь в 1965 году Жукову разрешили присутствовать на торжественном заседании в честь 20-летия Победы. Через четыре года вышли в свет, хотя и с большими сокращениями, мемуары Г. К. Жукова «Воспоминания и размышления». Уже при жизни маршала книга была переведена на все основные языки мира. Ну, а в Советском Союзе «Воспоминания» стали самой популярной книгой о Великой Отечественной войне.

***
Жуков скончался 18 июня 1974 года. Похоронен в Москве, на Красной площади у Кремлевской стены.

СОКРОВЕННАЯ ЖИЗНЬ ДУШИ. Из воспоминаний дочери маршала М.Г. Жуковой
« Как и Александр Васильевич Суворов, на которого во многом равнялся отец, он был знатоком солдатской души. Денис Давыдов говорил о Суворове, что тот “положил руку на сердце русского солдата и изучил его биение”. То же самое, мне кажется, можно сказать и о Жукове.

Сегодня уже ведутся споры о верующей душе отца.
Душа человека – великая тайна, к которой окружающие могут только лишь прикоснуться. Духовная жизнь скрыта от глаз людских. Тем более жизнь людей, отличившихся великими земными деяниями, жизнь полководцев. Недавно мне пришлось прочитать в одной книге, что нет свидетельств, веровал ли Жуков в Бога. Похоже, пришло время сказать о том, что таких свидетельств немало.
“Я скоро умру, но с того света я буду наблюдать за тобой и в трудную минуту приду”, – сказал он, чувствуя приближение неотвратимого конца, мне, шестнадцатилетней тогда девочке, оставшейся уже без матери.
В народе сохраняется предание о том, что Жуков возил по фронтам Казанскую икону Божией Матери. Не так давно архимандрит Иоанн (Крестьянкин) подтвердил это. В Киеве есть чудотворная Гербовецкая икона Божией Матери, которую маршал Жуков отбил у фашистов.
Один человек рассказывал, что в начале войны Жуков прислал в их деревню под Нарофоминском машину со священником, чтобы окрестить всех детей...
Священник из села Омелец Брестской области в письме к Жукову, поздравляя его с Победой, пожаловался о том, что все колокола с церкви были увезены оккупантами. Вскоре от маршала пришла посылка весом в тонну – три колокола! Такого благовеста еще не слышала округа! Колокола висят там по сей день. А прихожане хранят письмо маршала.
...В страшные дни битвы под Москвой многие вырезали портрет Жукова из газет и вешали в переднем углу со словами: “Жуков нас спасет, на него вся надежда...”
Чем иначе, как не особой помощью Божией, объяснить, например, то, что отец не спал во время битвы под Москвой одиннадцать суток подряд. Человеческому организму, даже очень крепкому, такое не под силу...

…Знаменательно, что Пасха 1945 года пришлась на 6 мая, праздник великомученика Георгия Победоносца! “Помню и печально знаменитый Ипатьевский дом, куда нас провели по особому разрешению. Тема расстрела царской семьи в те годы была под строжайшим запретом, и я впервые узнала об этой трагедии. В доме при входе была устроена небольшая экспозиция с копиями каких-то документов, на стенах висели красные лозунги и портреты вождей, а внизу – страшный подвал, куда мне не захотелось спускаться. Атмосфера в доме была гнетущей... С отцом на эту тему я заговаривать не стала”. О том, что на самом деле творилось в душе отца, можно понять по эпизоду, происшедшему позднее. О нем мне рассказали во время моей поездки на Урал старожилы.
Однажды на каком-то торжественном собрании к Жукову протиснулся подвыпивший старый большевик Ермаков. Представляясь, объявил, что он тот самый Ермаков, который участвовал в расстреле царской семьи, и протянул руку для пожатия. Он ожидал привычной реакции – удивления, расспросов, восторга. Но маршал повел себя по-другому, чего Ермаков никак не ожидал. Он сказал, по-жуковски твердо выговаривая слова: “Палачам руки не подаю”.
Он никогда не угодничал, твердо отстаивая истину. Оттого и незыблем был в народе его авторитет. Потому и боялись “наверху” этой всенародной любви к маршалу Победы. Да только не могли ее заглушить».


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этом очерке затронуты лишь наиболее известные эпизоды из жизни Жукова.
Наверное, судьба могла быть более благосклонной к нему. Постоянное нервное напряжение, окрики со стороны Сталина, немилости Хрущёва и Брежнева не давали ему покоя. Наверное, покалывала сердце обида. Но ведь не ради Сталина или Хрущева жил и боролся этот легендарный человек. Да и при всем этом – разве можно не только полностью отречься, но даже и сетовать на судьбу, давшую ему всемирную известность и любовь народа своей страны.
...На этом, пожалуй, можно было бы поставить точку.
И все же хотелось бы завершить очерк о легендарном маршале словами другого не менее легендарного человека.
В 1940 году, приняв командование Киевским Особым военным округом, Жуков заставил в каждом полку соорудить специальный стенд, посвященный изобретательской и рационализаторской работе. На этом стенде вывешивались листовки с перечнем проблем, которые предлагалось решить войсковым умельцам. Каждая тема имела практическую направленность прежде всего на совершенствование эксплуатации и обслуживания техники и вооружения. Командующий держал эту работу под неусыпным контролем. Однажды его внимание привлек неказистый с виду, но удивительно надежный прибор – счетчик для фиксирования показателей работы танкового двигателя под нагрузкой и на холостом ходу. Георгий Константинович дал команду доставить создателя счетчика к нему.
И вот в кабинет прославленного генерала, героя боев на реке Халхин-Гол робко вошел невысокий солдатик в широченных не по росту галифе и тонким срывающимся голосом стал докладывать о прибытии. Видимо, заметив его волнение, Георгий Константинович улыбнулся. Исчезла суровость с его широкого лица, подобрел взгляд. Командующий был не один. В кабинете находилось несколько генералов и офицеров. Все они внимательно знакомились с чертежами и самим прибором.
– Хотелось бы послушать вас, товарищ Калашников, – повернулся к вошедшему Жуков. – Расскажите нам о принципе действия счетчика и его назначении.
После беседы с командующим солдатика направили в Киевское танковое училище, где в мастерской ему предстояло изготовить два опытных образца прибора и подвергнуть их всестороннему испытанию на боевых машинах.
И вот новая встреча с Жуковым. Командующий поблагодарил бойца за творческую инициативу, объявил о награждении ценным подарком – наручными часами и приказал командировать красноармейца Калашникова в Москву для дальнейших испытаний прибора.

Сейчас фамилия этого солдата известна в мире ничуть не меньше, чем фамилия самого маршала Жукова. Мало того, среди самых разных легенд об этих людях появилась и такая: мол, в сорок первом, в самые трудные для России дни войны Михаила Калашникова вызвал к себе маршал Жуков и приказал: поручаю тебе изобрести мощный безотказный автомат… Этот сюжет очень любят за рубежом.
Сам Михаил Тимофеевич Калашников, изобретатель знаменитого «АК-47», ныне генерал-майор, лукаво прищуривается:
– Эта фантастическая информация иногда появляется и у нас, причем обрастает, конечно же, чисто русскими, уже квасными подробностями: великий маршал положил руку сержанту на плечо и проникновенно сказал: «Сынок! Вся надежда на тебя!» Нет, про автомат – этого не было… К великому моему сожалению… И все же не раз в своей жизни я мысленно возвращался к тем незабываемым встречам, размышлял о личности Георгия Константиновича Жукова… Да, были и перед встречей с ним те, кто помогал, наставлял, поддерживал – чем только мог. Но благословил-то, и в самом деле, Георгий Константинович! Именно с момента встречи с ним произошли в моей судьбе такие крупные перемены: я, солдат срочной службы, незадолго до начала войны встал на нелегкий путь конструирования. Прибор, предоставленный мною для сравнительных полевых испытаний, выдержал их с честью, достойно прошел сквозь сито оценок придирчивых военных специалистов и был рекомендован для серийного производства…


А вот фрагмент из книги Михаила Калашникова «От чужого порога до Спасских ворот»:

« …Пора подведения итогов. Конец века. И – конец тысячелетия. И если «годовой отчет» каждому составить все-таки не затруднительно, то как мы отчитаемся за прошедшие десять веков?
…Когда я был в Швейцарии, посол Андрей Николаевич Степанов поднял над зданием посольства наш флаг. Мне он сказал: «Мы это делаем крайне редко, только в связи с самыми знаменательными событиями. Сегодня флаг поднят в вашу честь».
Еще там я начал размышлять: что же я за персона, если посол поступил таким образом? И уже дома, кажется, понял…
В Швейцарии очень бережно хранят память об Александре Васильевиче Суворове и его «чудо-богатырях», как он сам своих солдат называл. Какой прекрасный мемориал устроен в горах, в Сен-Готтарде! И вот, как мы побывали там, досужие комментаторы и журналисты вдруг стали говорить и писать: знаменитый русский конструктор Калашников очень похож на генералиссимуса Суворова. Когда мне первый раз это перевели, я даже к зеркалу подходил, но только удивление на своем лице и обнаруживал. Может быть, причиной мой небольшой рост? Или комплекция, которую иначе, как сухонькой, не назовешь?
И только после меня осенило: дело в той великой славе, которую оставил своим потомкам Суворов. Вот – и на меня хватило. Упал отблеск… Но вместе с тем разве не ложится святая обязанность? Величию предков соответствовать…»
Прекрасные слова!
И пусть они будут подкреплены чистосердечным признанием маршала Жукова – человека, который этому величию соответствовал полностью:
«Для меня главным было служение Родине, своему народу. И с чистой совестью могу сказать: я сделал все, чтобы выполнить этот свой долг».
Владимир Емельянов
Георгий Жуков. Орден № 1. Очерк. ‒ Ижевск: Литературный Луч, 2004. ‒ 40 с.
Владимир Емельянов

Самый советский анекдот, который иностранцам никогда не понять!

Приехала в СССР иностранная делегация. Встречаются директора заводов — русский и японец. Японец говорит…


Приехала в СССР иностранная делегация. Встречаются директора заводов — русский и японец. Японец говорит:


— Мы станки производим.



Русский:





— И мы тоже.
— У меня 10 цехов.
— У меня тоже десять.
— У меня занято три тысячи рабочих.
— И у меня тоже три тысячи.



Японец говорит:



— У меня шесть инженеров работает.



Русский думает: «Если я скажу, что у нас 200 инженеров в заводоуправлении сидят, конфуз выйдет. Скажу, что у нас семь инженеров».



Так и сделал.



На следующий день встречаются они снова, а у японца глаза красные-красные.



— Всю ночь, — жалуется японец, — не спал. Все думал, чем у вас седьмой инженер занимается?