Category: образование

Владимир Емельянов

(no subject)


ПОМНЯ О ВЕЧНОМ, НЕ ЗАБЫВАЙ О НАСТОЯЩЕМ!

IMG_2536.jpg



МОЙ БЛОГ ОТКРЫТ ДЛЯ ВСЕХ.
КАЖДЫЙ, КТО ПРЕДЛОЖИЛ ДРУЖБУ, МОЖЕТ РАССЧИТЫВАТЬ НА ВЗАИМНОСТЬ.
ЛЮБОЙ МОЖЕТ КОММЕНТИРОВАТЬ ЛЮБУЮ ЗАПИСЬ И ВЫСКАЗАТЬ СВОЕ СУГУБОЕ МНЕНИЕ.
ПЕРИОДИЧЕСКИ УВОЗИТСЯ НА СВАЛКУ И ВЫЖИГАЕТСЯ ЛИШЬ ОСОБО ВРЕДНЫЙ МУСОР. НО И ПРИ ЭТОМ АВТОРУ, ВИНОВНОМУ В ЗАСОРЕНИИ ЖУРНАЛА, ДАЕТСЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ХРЮКНУТЬ В СВОЮ ЗАЩИТУ ДВА-ТРИ СЛОВА.
ВСЕМЕРНО ОДОБРЯЕТСЯ ИРОНИЯ, ЮМОР, НОВЫЕ (И СТАРЫЕ) АНЕКДОТЫ, ЧАСТУШКИ.
ПРИОРИТЕТ ОТДАЕТСЯ СТРАШИЛКАМ, ЭПИГРАМАМ И ПАРОДИЯМ.
ПЕРИОДИЧЕСКИ ПРОВОДЯТСЯ КОНКУРСЫ, ГЛАВНЫМ ПРИЗОМ КОТОРЫХ ЯВЛЯЕТСЯ АВТОГРАФ  САМОГО ЕФИМА САМОВАРЩИКОВА - МОЕГО ДРУГА, ВЕЛИЧАЙШЕГО МАГА, ЭКСТРАСЕКСА, САТИРИКА  И МАСТЕРА ИРОНИЧЕСКОЙ ЛИРИКИ ВСЕХ ВРЕМЕН И НАРОДОВ.
ИТАК, ЧИТАТЕЛЬ, ФЛАГ ТЕБЕ В РУКИ, МЕД В УСТА И - ВПЕРЕД, С ПЕСНЕЙ, ШУТКОЙ, КЛЯУЗОЙ, ОБВИНЕНИЕМ, УЛИКОЙ И АЛИБИ...
КОРОЧЕ  -  "РЕБЯТА, ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО", - КАК ГОВОРИЛ ОДИН ТУРОК ПЕРЕД ТЕМ КАК ВЫСТРЕЛИТЬ КОМПАНЬОНУ В СПИНУ!!!
Владимир Емельянов

Старые снимки.

Город Ейск. 1969. В походе.


***

Вечного на этом свете нет

Ни в скрижалях грёз, ни в списках быта…

Не прошло пятидесяти лет –

Половина прошлого забыта.

Лишь порой из мглы далеких дней

Светлячком внезапным выплывает

Ясный взор,

Которого родней

Не было…


Не будет…

Не бывает…


2019

Владимир Емельянов

Следы прошедших эпох.

Рядом с нашим коттеджным поселком есть деревня.
Рассказывают, что когда-то она была большая:
"  ...Здесь даже средняя школа была. Говорят, это полуразрушенное строение предназначалась для учителей и врачей. Но тут грянула перестройка..."

https://instagram.com/p/By7N0emIuuo
Владимир Емельянов

Обыкновенные чудеса...

Молния влетела в школу. Случайность или предупреждение?
4 июня 2010 года, в период между 1430 и 14.40 по московскому времени в школу номер 1049 во время грозы попала молния. По свидетельству очевидцев, сидевших в вестибюле школы, сквозь стекла закрытого окна странным образом как бы просочилась длинная голубая стрела, издающая явственное жужжание, и направилась в сторону работающего телевизора, висящего на противоположной стене. Стрела двигалась достаточно медленно, так что присутствующие при этом учителя и ученики ее хорошо видели и замерли от страха. Смолкли все разговоры. В полной тишине стрела двигалась по прямой в направлении телевизора. На ее пути стояла колонна-опора. Стрела стала как нож в масло входить в эту опору. И тут раздался громовой раскат. Уши всем очевидцам заложило. Грохот был слышен на всех этажах, где в это время шли консультации по подготовке к ЕГЭ. Учителя спешно стали выводить школьников из здания. Придя в себя, одна из учительниц сказала: "Во время взрыва у меня вертелась в голове одна мысль: вот, эта молния забрала с собой все плохое, осталось только хорошее..."
По мнению же большинства учеников это было предупреждение свыше всем тем, кто нечестно сдал или еще будет сдавать ЕГЭ, пользуясь мобильными телефонами, шпаргалками, помощью преподавателей и прочими неблаговидными приемами заполнения тестов.
Меня же заинтересовало сообщение о том, что молния была не шаровая, а стреловидная.
Думается, ученые, занимающиеся подобными темами, могли бы по горячим следам опросить очевидцев, обследовать колонну, в  которую попала молния, окно, через стекла которого молния попала внутрь школы.
Владимир Емельянов

Два букета для любимой учительницы.

У Марии Ивановны сегодня день рождения.
Второклассник Егор выехал на электричке за город и набрал огромный букет полевых цветов.
У школы встретил Мишу. Тот принес букет из роз.
Перед уроком они поздравили учительницу. Она поблагодарила обоих и сказала:
- Молодцы! Я так люблю цветы. Особенно розы.
Егору было обидно.
На перемене он сказал Мише:
- Конечно, тебе родители дали много денег. А мне только сто рублей. Хватило лишь съездить набрать полевых ромашек да васильков.
- Ты лопух, - ответил ему Миша. - А у меня соображалка работает. Неподалеку от нашего дома есть памятник, там всегда лежат свежие цветы. Я и позаимствовал букетик. И деньги, которые дала мама, сэкономил. И учительница довольна.
Егор возмутился:
- Разве можно брать цветы  с могилы? Как тебе не стыдно!
Когда начался урок, он поднял руку и сказал:
- Миша нечестный человек. Он подарил букет, украденный с кладбища.

Мария Ивановна сказала:
- Садись Егор. - Потом прибавила: - Дети, сейчас у нас будет самостоятельная рабта. Решите примеры с двадцатой страницы учебника...
Она отвернулась и стала смотреть в окно. Но Егор успел заметить, что по ее лицу текут слезы и подумал: "Какой, вс-таки, бессердечный человек этот Миша".
Владимир Емельянов

Мои твиты

Владимир Емельянов

учительница курит вместе со старшеклассниками.

Оригинал взят у gennadiykrok в учительница курит вместе со старшеклассниками.
Как поступить директору. Специалист она хороший. Ее ученики постоянно побеждают в городских олимпиадах по предмету, регулярно поступают в самые престижные ВУЗы. Но вот эта вредная привычка... Мало того, она курит на переменах вместе с учениками в укромных уголках.
Уговоры не действуют.
Она курит уже тридцать с лишним лет.

Владимир Емельянов

Что такое нефть? Как она появилась? И долго ли она будет нужна людям?

Все чаще в прессе появляются версии о том, что нефть скоро никому будет не нужна, так как люди изобретут новые источники энергии.
Мой дед - ученик Вернадского и Тимирязева  - Клементий Романович Бут нередко говорил: "Сжигать нефть - расточительство и варварство. Это кровь Земли. Конечно, донорство иногда необходимо и даже полезно не только для того, кого мы спасаем, но для самого спасателя. Она возобновляемый продукт, как лес, хлеб, воздух. Но,  когда человечество голодает, кормить ею железные механизмы недопустимо. Из нефти можно и нужно изготовлять продукты и кормить ими людей..."
Над возможностью изготовлять из нефти полноценный питательный белок он работал до последних дней своей долгой жизни, несмотря на то, что в хрущевские времена лаборатория, которая этим занималась , была расформирована. Слишком много у нее было противников, заявлявших, что нефть это минерал и нельзя тратить на авантюрные  исследования государственные деньги.

Сейчас другие времена.



Сегодня большинство ученых считает, что нефть имеет биогенное происхождение. Иначе говоря, нефть образовалась из продуктов распада мелких организмов животных и растений (планктона), живших миллионы лет назад. Старейшие месторождения нефти были образованы 600 млн. лет назад.

В то время большая часть Земли была покрыта водой. Живые организмы после смерти опускались на дно древних морей и заливов и покрывались илом, песком и слоями последующих отложений. Эти отложения постепенно уплотнялись, обезвоживались и опускались все ниже. При этом давление и температура в этих отложениях увеличивались. Под воздействием анаэробных бактерий (то есть бактерий, способных жить без доступа кислорода), из органического вещества стали образовываться углеводороды, собиравшиеся в маленькие маслянистые капельки. К сожалению, ученые пока не могут точно ответить на вопрос, какие именно процессы в органических отложениях привели к образованию нефти.

Важно понимать, что углеводороды не лежали под землей в виде озер нефти. Они были смешаны с водой и песком, которые постепенно просачивались сквозь пористые слои песчаников и известняков вместе с пузырьками газа. Часто смесь продвигалась сквозь породы под воздействием высокого давления. Нефть и газ просачивались в пустоты между частицами осадочных пород, как вода проходит в губку. Рано или поздно на пути нефти и газа попадался слой породы, сквозь который они не могли просочиться, - непроницаемой породы, не имевшей пор или трещин, - и таким образом, они оказывались в геологической "ловушке".

Пока шел процесс образования нефти, Земля тоже менялась. Происходили движения земной коры, разломы и соединения массивов. Эти процессы формировали различные типы нефтяных геологических "ловушек".

Мы знаем, что состав нефти, найденной в разных точках земного шара, сильно различается. Это объясняют разницей в реакциях, происходивших при образовании нефти или разными видами растений и животных, из организмов которых она формировалась.

Запасы нефти исчисляются сотнями миллиардов тонн, и распространена она повсеместно, на суше и на море. То, что лежало на поверхности, давно использовано, и теперь нефть добывают с глубин 2-4 и более километров. Но еще глубже ее еще больше, просто оттуда добывать ее пока экономически невыгодно, то есть дорого.
А знаете ли вы...

Первым догадку о происхождении нефти из органического вещества высказал русский ученый Михайло Васильевич Ломоносов в своем труде «О слоях земных» (1763)

http://allforchildren.ru/

Так не лучше ли и впрямь использовать нефть для питания а не сжинания?
Владимир Емельянов

К 70-летию Великой Победы. Пост № 10. Воспоминания русских крестьянок.

Малафеева Мария Константиновна, род. в 1928 г. в г. Юхнове Калужской обл.

     Соб. Расскажите, как вы жили в военные годы?

М.К. – Ой!

     Мне было 13 лет, когда немцы пришли. Во-первых, у нас в августе месяце начались бомбежки. Но это было еще так, терпимо: прилетят, побомбят и улетают. А в сентябре, когда мы пришли в школу, нам сказали, что до октября мы не будем учиться, до октября нас остановили. В сентябре начались такие сильные бомбежки, что было невозможно высунуть носа на улицу. Сколько летало самолетов! Три, еще три и еще – сразу девять самолетов летало и сразу бросали эти бомбы. Куда попало и как попало. Это только улетают – прилетают новые. В общем, в городе стоял сплошной шум – разрывы этих бомб, крики, звон этот разбитых стекол. В общем, это было очень страшно. У нас не было подвала. Просто Господь нас видно сохранял.

Еще когда немцы пришли, у нас дом не сгорел. У нас дом был очень большой. У нас в одну половину поместили с аэродрома этих механиков, техобслуживание, солдат этих. У нас жили 8 человек.. А в большой половине мы жили. Моя сестра, она сейчас умерла, работала в летной столовой. До войны была сельскохозяйственная школа, там агрономов учили, а когда война началась, там сделали летнюю столовую.

  И в этот период (когда бомбили) мы бежали неизвестно куда. Мы убежали сначала в Пречистое, потом из Пречистого побежали в Обидино. Было очень страшно. Когда мы бежали в Пречистое, мы увидели, как горит у нас нефтебаза. У нас вот здесь, на берегу Кунавы стояли большие цистерны с бензином. Или их подожгли, или бомба туда попала, но факт тот, что они сгорели: крики, стоны, в общем, все население разбежалось по деревням.

  А немцы сразу же приехали на мотоциклах. Их было очень много, мотоциклистов. Пока еще действующей армии не было, а вот просто мотоциклисты. Мы думали, что это был десант. Но вначале они нас не убивали. Они мчались туда, вперед, а здесь особо не тиранили нас. Когда пришла действующая армия, здесь были не столько немцы, сколько финны. И финны были очень жестокие. Они меня хотели застрелить. За то, что я одна, у нас много было девочек, а я одна была рыжая, кудрявая, и наелась чеснока. От меня пахло чесноком. Они пришли и все: еврейка. Жидовка, - и все на меня. – Жидовка! И стрелять. Но у нас была женщина. Она жила долго в Польше и умела говорить по-ихнему. Она начала доказывать, что я русская, что это моя мама, мои сестры, что мы жители. А они думали – беженцы. И кое-как меня спасли. Потом мама меня все время хоронила, боялась, что расстреляют меня.

  До декабря месяца мы жили в Обидине, а сюда только приходили. У нас комендант был чех, а их от фронта далеко держали, чехов. Они не доверяли им. А мама пришла в комендатуру и попросила… У нас в той половине, где военные жили, устроили там баню. А мама как хозяйственная – жалко ж, парят дом. Пришла в комендатуру и начала просить, чтоб разрешили нам приехать сюда. А в комендатуре была у нас учительница по немецкому языку переводчицей Ольга Сергеевна Соколова. Ее по-немецки Эрна Оттовна звали. Она немка, но всю жизнь прожила в Юхнове. Вот. И она перевела ему, что вот мы хозяева, что нам надо отдать эту половину, что она изолированная – все. И она этого чеха попросила, что сделайте так, чтобы немцы к нам не заходили. И они написали на двери у нас – Тиф! Немцы приходят, прочитают и не заходят в нашу половину. Через парадный вход мы заделали дверь, и к нам не могли прийти, через черный ход ходили.

  Немцы тиранили еще соседей. Они решили к нам переехать. И у нас в кухне жили 13 человек: 6 детей маленьких, одна женщина была с Украины с 3 детьми; соседка с девочкой и нас двое. Это спасало нас. Когда они уже отступали, тут они что попало делали. Нас, правда, не могли особенно мучить, потому что надпись такая была. А вот остальных… они издевались. И убивали. Одну женщину, она упустила ведро в колодец, оборвалась веревка, - и упустила. Эту вот Тамару Цветкову, немец хотел ее убить за это. Не знаю, как спасло ее. И маму хотели нашу растерять. Потому что у нас был такой раскладной стол. Она была портниха. Складывали, стол очень большой был. Стол был лакированный, красивые очень ножки у него были. А немцы взяли и положили его коло моста, чтоб проезжать машинам. А мама увидела, и ей жалко это стало, она решила его забрать. А ее – партизанка! Ага! Партизанка, разрушает дорогу. Они ее убить, уже наставили пистолет. Тут появился какой-то другой, стал с ними разговаривать. А мама кой-как, кой-как за другой дом зашла. А то бы ее расстреляли как партизанку. Это спасло.

   В общем, знаете. Надо откровенно сказать, это Господь нас спасал. У нас было перед самой войной, один старичок нам принес псалом 90. Вот это у нас было. Он от руки нам написал «Живый в помощи». Мы все время с этим ходили. Это, видимо, и спасало.

  Наши, когда начали наступать, а у нас кухня немецкая была… А наши начали летать, видят – кухня, дом большой, значит. Немецкое расположение, и бомбы бросали – и зажигательные, и разрывные. Вокруг нашего дома 16 бомб упало, и ни одна не попала в дом. Я считаю, это только «Живые в помощи» нас спасли.

  Потом где-то в январе месяце, мы уже здесь жили, среди немцев такая суматоха появилась. Они спешно начали уезжать отсюда. Оказывается наша передовая часть из лесу вышли прямо на город, сто человек. Все в белых халатах. Ну все – ура. Ура! Начали вроде как воевать. Они (немцы) испугались и уехали. А эти, которые оставались, в бой вступили и начали их бить. И побили их всех. В общем, все эти 100 человек или 90 были расстреляны. Их потом собрали в один дом, там крайний, и сожгли вместе с домом эти трупы. И когда они уже получили поражение, наши от немцев, немцы опять вернулись. И вот тут у нас такой комендантский час устроили! До 5 часов можно было только на улице появляться. Если кто позже, значит стреляют прямо на месте., прямо без разговоров. А у нас колодец там был недалеко, он почему-то вымерз. И нам надо было ходить на ключ. Мы боялись, прямо ползком полозили за етой водой. Если увидят – значит все, убьют. Снегом пользовались, растапливали. После этого нам пришлось еще до марта месяца жить под этим строгим контролем немцев..

   А потом вот говорят – бой там сильный был. Не было никакого боя! Я боя не слышала, понимаете? Немцы ушли из города, два дня у нас была тишина. Не было ни немцев, никого. Что такое? Мы перепугались. А до этого выгоняли всех в Рославль, жителей угоняли в Рославль. А у нас после пожара 21 года построена была мазанка, так называлась. Ну, флигелечек, такой был домик. Он был сделан из бревен, оштукатурен, и там стояла русская печка. И мы там блиндаж сделали, уже при немцах сделали там блиндаж. И вот туда мы зашли, там сидели. Они зашли в дом – русских никого нет. И они ушли. А когда у нас вот эта тишина–то стала, ни стрельбы, ничего… Что такое? Надо вылезти, посмотреть, что такое? Мы вылезли – никого нет. Немцев нет нигде. Ну мы обратно в дом. Обрадовались. Расположились на ночевку в своем доме. Вот эти все 13 человек нас там было: кто на полу постелили матрасы соломенные, кто какие… – факт тот, что ночуем. А мама проснулась: что такое? Слышит – треск. Что трещит? Она глянула – окна все были повыбитые, загорожены где подушками, где чем заткнутые. Она вышла на улицу – кругом все горит. Она нас повыволокла, кого на матрасе вытащила, кого разбудила, кое–как. Выскочили, выползли на снег. Ну, она нас под березу, там у нас береза большая была. Под березу нас заволокла. А сама говорит: – Я буду стоять ждать, может быть, они не будут наш дом жечь, что ба не загорелся.

    Подошли трое немцев. Разбили окна в той половине, в большой. А там были нары трехъэтажные, немцы жили на этих нарах. Солома, наверное, была. Они там облили бензином. У нас в половину зашли. Тут уж не смотрели, что там написано. Зашли в нашу половину, тоже все облили – и зажгли. И наш дом как спичка загорелся со всех окон. Двенадцать окон у нас было, и из всех 12 окон полыхал огонь.

   И когда дом догорать стал, со стороны поля подошли к нам русские. Мы сидели под этой ракитой, под березой. И вы знаете, не знали, кто это – немцы или русские идут. И был мужчина у нас, из Кувшинова, у него оторвана была нога. И он сидел с нами тоже там. Его выгоняли немцы в Рославль, а он как–то сбежал и пришел к нам. Он сидел там. Ну, я, говорит, пойду, что будет, то будет, а я пойду узнаю, кто там. Приходит – говорит: «Русские пришли!» Ну тут, конечно, ликуем! Уже и дом нам не жалко, ничего: Русские пришли! Радовались так.

  Ну они постояли и говорят: «Куда немцы пошли?» Мы говорим: Пошли туда, в ту сторону подались». Они туда пошли. И после этого мы до мая месяца в Юхнове жили. Фронт стоял здесь почти два с половиной года. Да, очень долго. На Рисе они большое укрепление, вот после этого январского прорыва сделали, что его ничем не могли выбить. Военные говорили, что несколько раз заманивали их (немцев) в Юхнов, чтобы потом скорым путем прогнать их. И не могли. Все равно там укреплялись.

Ну вот, в мае месяце наша Шура пришла раненая. Думали, у нее сифилис, потому что нос вот так был завязан, за уши заложена марля. Ну вот, она осталась с нами.

И тут же, как прифронтовая полоса была, нас обратно выселили из Юхнова. Мы попали в Поляны. Из Полян в Чемоданово. Из Чемоданова приехали обратно в Юхнов. Юхнов было не узнать! Он весь был разрушен. И вот эта часть была вся… не было домов. На углу тут дом остался. На той стороне один. Но это были редкие домики. Они тут ставили коней, поэтому наверное, не стали поджигать, а остальные все пожгли. Вот там не подожгли, где музей. Там, видно, быстро наши пришли. А эту часть они сожгли. А уж когда мы пришли обратно, то вот мы монастырь восстанавливали, школу. А учились… Где музей, там сейчас сгорел этот дом, там была наша школа. И когда учились в 44 году, нам дали… подготавливать монастырь. Под школу. Это из музея Сталина возили мы на быках доски, бревна, все это расчищали. Наш учитель Михал Михалыч делал фотографии. И вот там в музее висят.. я с лопатой копаюсь. Шура еще болела. Вот такая история…

(Записала Л.Ф. Миронихина)