Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Владимир Емельянов

ВТБ24: через две недели начнется девальвация доллара

По мнению аналитика ВТБ24 Алексея Михеева, доллар США находится на пороге тренда на девальвацию, который может начаться в ближайшие две недели-месяц, сообщает Finanz.
Как пишет Михеев, устойчивость доллара на форексе в последние месяцы была обусловлена тем, что Казначейство США активно привлекает новые долги, проводя рекордные по объемам размещения гособлигаций.

С начала февраля рыночный госдолг США увеличился на 118 млрд долларов, а с начала ноября, когда конгресс отменил запрет на новые заимствования — на 811 млрд долларов.
В результате запасы Казначейства на счету ФРС, так называемый операционный кэш, снова выросли до близким к максимумам уровням и составляют сейчас 298,5 млрд долларов, отмечает Михеев.

Скорее всего, цикл привлечения долгов для США близок к завершению: объем выпуска 4-недельных векселей, с рекордных 60 млрд долларов уже снизился до 55 млрд. «К тому же, апрель в США — месяц поступлений годовых налоговых выплат, традиционно профицитный период, когда Казначейство даже погашает долг.
Снижение курса доллара необходима США из-за плачевной ситуации с промышленностью: из последних 14 месяцев промпроизводство в США падало 11; в годовом выражении спад достиг 1%.
«Очевидно, что дорогой доллар оказывает самое неблагоприятное воздействие на промышленность США, и это не может долго продолжаться. Мы полагаем, что до начала масштабного падения доллара (в терминах евро-доллара это прорыв 1.15 и уход на 1.20 и выше) осталось от двух недель до месяца. Хотя формально падение доллара уже началось, поскольку активы всех типов выросли в последние две недели, все-таки это рост был против новостей от мировых центробанков», — пишет Михеев.
Он, впрочем, не исключает, что перед падением доллар укрепится к евро до 1,09 на фоне последней серии размещения облигаций Казначейства США.


Владимир Емельянов

Прогноз Анатолия Вассермана: какой будет жизнь через 50 лет...

http://www.aif.ru/politics/russia/anatoliy_vasserman_zhizn_stanet_luchshe_kogda

Что ждёт Россию и мир через 50 лет? Своим прогнозом, основанным на изучении закономерностей развития общества, с «АиФ» поделился известный эрудит и исследователь Анатолий Вассерман.
Анатолий Вассерман.
Анатолий Вассерман. © / www.globallookpress.com

    Елена Лонга, АиФ.ru: Анатолий Александрович, разве можно что-то прогнозировать на полвека вперёд?

    Анатолий Вассерман: Свой прогноз я назвал в соответствии с известной шуткой Ходжи Насреддина. Когда он подрядился за 20 лет научить эмирского ишака читать, его спросили: «Что же ты делаешь? Ведь ты не сможешь исполнить обещанное, и эмир тебя казнит». Насреддин ответил: «За 20 лет кто-нибудь из нас троих умрёт — или я, или эмир, или ишак». Соответственно, о мире через 50 лет я могу рассуждать невозбранно, ибо к этому времени меня уже не будет на свете.

    Новый социализм

    А если серьёзно, то я говорю о процессах, на мой взгляд, неизбежных: они опираются на уже существующие предпосылки. Например, скорость развития информационных технологий, которую мы сейчас наблюдаем, по моим расчётам, уже к середине 2020-х годов позволит управлять всем мировым производством как единым целым, согласуя все производства между собою и с потреблением. Таким образом, всё хозяйство будет работать в наивыгоднейшем режиме.

    Переход к такому единому управлению обеспечит прирост общемирового производства в несколько раз. Децентрализованная — рыночная — экономика проиграет централизованному планированию в эффективности. Оно, благодаря новым технологиям, станет точным — и мы придём к новому социализму.

    ADVERTISING

    Нас ждёт радикальная реорганизация всего общества. Нужно провести масштабные исследования, чтобы понять, каким оно станет. Но уже сейчас ясно, что одной из главных целей всего мирового производства будет создание возможностей для саморазвития каждой личности. Новый социализм будет не похож на старый, это общество будет развиваться по совершенно иным законам, чем те, что мы знаем по опыту.

    — Какие страны будут играть ключевые роли в экономике?

    — Ключевая роль в экономике будет отдана БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР — прим. ред.) — это произойдёт уже в ближайшей перспективе, года за 2–3. А политику БРИКС будет определять в первую очередь Россия. Ведь политические противоречия между ключевыми, в экономическом смысле, членами БРИКС — Индией и Китаем — настолько велики, что они ещё недавно считались гарантированно неспособными войти в какую-то единую организацию. Только РФ может снимать эти разногласия.








    Прогноз позитивный

    — Станет ли жизнь большинства россиян лучше?

    — Положение России будет, несомненно, лучше нынешнего. Потому что причины ухудшения ситуации в стране изучены, и понятно, как с ними бороться. Основная из причин заключается в том, что давно исчерпались возможности глобальной экономики. Рынок охватывает практически весь мир, и дальнейшего его расширения не произойдёт. Потребители перенасыщены: они не желают брать новое. Неслучайно сейчас востребована идея изготовления вещей такими, чтобы они выходили из строя вскоре после гарантийного срока.

    Наша страна испытывает дополнительные потрясения, оттого что её приняли в мировое разделение труда при условии отказа от большей части высокотехнологичных производств. А они, несмотря на многолетнюю клевету, на многих направлениях никогда не уступали зарубежным, а в некоторых отраслях мы до сих пор превосходим лучшие достижения остального мира.

    Изменить ситуацию позволит создание единой экономической структуры, включающей Россию, Индию и Китай. Она гарантированно будет самодостаточной во всех отношениях, включая высокотехнологичные производства и научные исследования, и не может быть создана без участия РФ.

    Кроме того, нам необходимо согласование нашей внутренней экономической политики с внешней, целенаправленное управление экономикой как единым целым. Мешает этому только то, что из экономического блока правительства РФ давно уже вычищены все люди, способные хотя бы подумать о государственном управлении экономикой. Придётся заменить людей. Единственное, что нужно для перехода к такому режиму, — политическая воля.

    — А что ждёт Украину, гражданином которой вы были до недавних пор?

    — Полагаю, что, как только американцы прекратят поддержку террористов, захвативших власть на Украине два года назад, вся Украина войдёт в состав России. Вед
    Владимир Емельянов

    Кажется, настало время для действительно плохих новостей из Украины…



    Что? «Еще более плохих», спрашиваете вы? После европейского кидалова с безвизом, отказом Обамы защищать Незалежну, жесткой позицией Франции и Германии по требованию от Украины соблюдать Минские соглашения – есть еще более плохие новости? Что, черт возьми, это может быть?
    А вот, извольте: Великобритания подписывает новое 15-летнее оборонное соглашение с Украиной, в рамках которого обязуется оказывать финансовую и тренировочную помощь армии «киборгов» и «хероев».
    Что тут такого, спросите вы? «Такое» тут абсолютно всё, и самое главное – сам «партнер».





    Великобритания… Как много интриг, подлости и подстав в этом красивом слове! Как много доверчивых бабочек сгорело в огне английской дипломатии, как много «союзников» оказалось у разбитого корыта. «Англичанка гадит» — ах, если бы только одна Россия могла пожаловаться на коварство островных жителей. Но ей вторят французы и немцы, испанцы и арабы, даже американцы и евреи. Всем и везде «англичанка» беззастенчиво и неустанно гадила на протяжении долгих веков, а больше всего тем, кто имел глупость довериться этой безнравственной старухе. Правило без исключений: взяла тебя в союзники Англия – жди катастрофы.


    И вот лежит на обочине мировой политики страна-неудачница, все ее поднимать брезгуют, чтобы не запачкаться, но находится все-таки «старьевщик», который берет этот токсичный утиль. Из добрых побуждений, так что ли? Или из собственной циничной корысти?





    На тему геополитического противостояния Англии и России было написано столько, что нет нужды в каких-то дополнительных «открытиях». Англия всеми силами подрывала Россию изнутри задолго до США. Изменилось ли что-нибудь? Нет, разумеется – Англия как была, так и остается главным врагом России, куда более категоричным, на самом деле, чем Америка. Но времена расцвета могущества Британской империи все же остались в прошлом, так что не приходится брезговать никакой «туземной» поддержкой в борьбе против своего вековечного врага – Европы. Россия небезуспешно стремится к мирному сотрудничеству с Европой, что выбивает рычаги влияния на нее из рук Британии. Поэтому цель все та же – ссорить Россию и Европу, натравливать Европу на Россию. План простой и даже грубый: Украина будет преподноситься велеречивыми бриттами как существеннейшая часть Европы, а потом Европе придется отдуваться за украинскую агрессивную русофобию. Ни один британец не пострадает, пострадает европейская экономика от нелепой борьбы с РФ, пострадают украинские солдаты и мирное население в зоне АТО.





    Особенно цинично, что сотрудничество Украины и Англии даже близко не тянет на какую-то комплексную поддержку ее загибающейся экономики. Никаких кредитов, никаких инвестиций в мирных сферах – только поддержка армии неафишируемыми суммами. Засекреченность этих сумм (типичный пример донельзя «черного нала») как бы намекает нам, что деньги тупо пойдут на подкуп украинских генералов, готовых теперь на любые провокации по свистку из Лондона (1), а еще одна деталька – «страны будут сотрудничать в сфере обмена данными военной разведки» — откровенно превращает Украину в большую английскую резидентуру. Или, что более, верно – в криптоколонию (да, «слово произнесено»).

    ...Скольким странам и режимам только за последние сто лет Великобритания «помогала»: белогвардейцам в Гражданской войне, чехам в 1938 году, полякам в 1939, французам в 1940… Все, кто понадеялся на английскую помощь, были быстро разбиты.
    Так что, кажется, Украина совершила поистине фатальную ошибку.





    Григорий Игнатов



    Владимир Емельянов

    Золотой запас США: если он на месте - покажите



    Конгресс США начал настойчиво требовать проведения аудита золотого запаса США. Слухи о том, что золото уже не совсем американское, как и о том, что его в хранилищах куда меньше, чем должно быть, ходят уже давно, и попыток аудита было множество.


    Однако пока что американский парламент достоверно не знает, сколько же у него в стране золота, пишет Экономическое обозрение. Полного аудита золотого запаса не проводилось с начала 1950-х. Были лишь проверки отдельных частей запаса. Само собой, это обстоятельство привело ко множеству теорий, связанных с проблемами американского золотого запаса.



    Как сформировался золотой запас США?



    Формирование американского золотого запаса произошло весьма необычно. В 1934 году, в разгар Великой депрессии, президент Франклин Рузвельт издал указ о принудительном выкупе у населения золота по цене 20 долларов за тройскую унцию.



    Основная часть золота поступила от банков, входящих в Федеральную резервную систему (ФРС), при этом банки получили так называемые «золотые сертификаты», которые стали отражаться в их балансах. Правда, это скорее была конфискация, так как сразу после завершения скупки цену на золото пересмотрели, и она стала равняться 35 долларам.



    Золото было свезено в ставшее позднее легендарным хранилище в Форт Нокс и передано на баланс Министерства финансов (Казначейства).



    Проблемы с золотом. Версии



    1) Золото американского казначейства по-прежнему лежит в хранилищах, но оно уже не принадлежит казначейству, так как не раз было предметом различных сделок. Например, использовалось в качестве залогов.



    2) Золота из официального запаса уже нет в хранилищах, или оно находится там не в полном объеме. Оно было оттуда выведено в результате продаж, лизинговых и кредитных операций.



    3) В хранилищах имеются штабеля слитков, количество которых соответствует отчетности министерства финансов. Но все либо часть этих слитков — подделка. Якобы, для сокрытия незаконного выведения золота настоящие слитки были заменены слитками из вольфрама.



    4) Золото из официального запаса уже не принадлежит казначейству, оно вернулось в банки, откуда было выведено в 1930-е годы. Связано это с тем, что правительство США задолжало банкам, входящим в ФРС, столь большие суммы, что вынуждено было вернуть банкам золото для погашения задолженности.



    Борьба конгрессменов и банкиров



    Часть конгрессменов уже много лет пытается добиться проведения полного аудита золотого запаса США. Как той его части, что принадлежит казначейству, так и той, что принадлежит американскому федеральному резерву. Самый известный из таких политиков — Рон Пол. Впрочем, в ответ они получают довольно подозрительные цифры.



    Так, в 2004-2005 гг. американское казначейство в своей отчетности определило стоимость золотого запаса в 10 млрд 924 миллиона долларов. А в консолидированном балансе Федерального резерва против позиции «золотые сертификаты» стоит сумма 11 млрд 036 миллионов долларов.



    Такого быть не должно, ведь стоимость золотого запаса должна совпадать со стоимостным объемом «золотых сертификатов». Т.е. 112 миллионов долларов даже по официальным отчетам «потерялись».



    Вдобавок, в 2011 году главный инспектор Федеральной резервной системы США Скотт Альварес не смог внятно объяснить, что такое «золотые сертификаты» и какие права они дают банкам. Дополнительный простор для спекуляций предоставляет то, что золотой резерв в США и сегодня оценивается исходя из цены 1973 года, равной приблизительно 42 долларам за тройскую унцию.



    «Издевательский» аудит



    В сентябре 2012 года казначейство провело аудит той части золотых запасов казначейства, что хранились в подвалах Федерального резервного банка в Нью-Йорке. Однако отчет, которого все с нетерпением ждали, вышел только в январе 2013 года, и… Из 14 страниц документа 13 не имели отношения к аудиту.



    Там была титульная страница с картинкой, страница оглавления и по нескольку страниц выдержек из американских законов об аудите и пояснений, что такое министерство финансов. Более того, на единственной «осмысленной» странице документа говорилось, что всю проверку провели за один день — 30 сентября 2012 года.



    Также там сообщалось, что проверенная часть золотого запаса стоит 568 миллионов долларов в ценах 1973 года и 23 млрд 892 миллиона долларов в ценах 2012 года. И все. Совсем все. Больше в отчете об «аудите» ничего не было. Так что конгрессмены не прекращают попыток узнать наконец, сколько же у Америки золота.



    Источник: http://baltnews.lv/news/20160223/1015705160.html



    Владимир Емельянов

    Советский рубль живее всех живых

    Знаете ли вы, что советский рубль до сих пор высоко котируется и стоит сегодня... порядка 45 долларов США в пересчете на золото. Несмотря на второе десятилетие 21-го века, до сих пор существует официальный курс советского рубля.





    Самое интересное, что советский рубль до сих пор официально котируется Центробанком РФ, а его стоимость только выросла. Страны запада не считали рубль так называемой свободно-конвертируемой валютой, так как в советском законодательстве существовали ограничения на валютные операции.



    Также курс советского рубля не торговался на бирже. Между тем, Российская Федерация, являясь правоприемником СССР, взяла на себя все долговые обязательства. И хотя по долгам СССР Россия уже давно рассчиталась, некоторые страны так и остались нам должны.



    Поэтому согласно данным Центробанка РФ на сегодняшний день существуют Официальные курсы Госбанка СССР иностранных валют по отношению к рублю, применяемые в платежно-расчетных отношениях РФ с иностранными государствами по торговым и кредитным соглашениям бывшего СССР.



    В мире существует только одна валюта, которая до сих пор дороже советского рубля. Это кувейтский динар, за который необходимо было отдать 1 рубль 78 копеек.



    Ни доллары, ни фунты стерлинги, ни евро никогда небыли дороже советского рубля, а всегда в полтора-два раза дешевле.



    При этом, после денежной реформы 1961 года официальная стоимость рубля приравнивалась к 0,987412 грамма золота (приблизительно 45 долларов на сегодня).



    http://communitarian.ru/novost...







    Владимир Емельянов

    Внук проглотил монету...

    Где же сдача?

    Молодая бабушка приходит на работу в панике:

    - Внук проглотил 50 копеек!!!

    Её успокаивают все:

    - Ничего страшного, выйдут, для детей это типично..

    Каждый день бабушка отсчитывалась: - Ещё не вышло, не вышло..

    Народу поднадоело... Через три дня бабушка вся в слезах,

    Все хором: - Вышло ?????

    Она сквозь слёзы:- Да!!

    Все: - Ну радоваться нужно!

    Она: - Так вышло то 10 КОПЕЕК!

    Самые слабые духом полезли под столы искать внезапно упавшие карандаши, самые сильные приняли живое участие в горе бабушки и как могли помогли советами:

    - Инфляция..

    - Неудачно вложили деньги..

    - Банкротство..

    - Налоги..

    - А Вы что, хотели рубль получить?!?

    - Государство своего не упустит..

    - А НДС учитывалось ??

    И т.д. и т.п. Короче говоря, наш маленький и, как видите, очень дружный коллектив до сих пор в напряжении, ГДЕ ЖЕ СДАЧА ????

    Прислал: eku

    Владимир Емельянов

    5 позитивных тенденций в экономике России на начало года

    Санкции, снижение цен на нефть, общий спад мировой экономики — всё это оказывает негативное влияние на российскую экономику.
    Тем не менее, в последнее время все заметнее позитивные сдвиги.

    Рост международных резервов России
    Первое, о чём стоит упомянуть, говоря об улучшении финансового состояния, — это увеличение объёма международных резервов страны на 5,4 млрд долларов менее чем за месяц. В период с 29 января по 5 февраля они выросли до 376,7 млрд долларов. ЦБ объясняет эту тенденцию положительной переоценкой курса.
    Сами международные резервы, как известно, представляют собой совокупность монетарного золота, находящегося в распоряжении правительства РФ и ЦБ, активов в иностранной валюте, специальных прав заимствования. Кроме того, при их расчёте учитывается резервная позиция страны в МВФ.
    По информации Банка России, последние 7 недель происходит непрерывный рост резервов. При том, что за 2015 год их общая сумма сократилась на 4,4%, нынешняя тенденция не может не радовать.
    Снижение внешнего долга и объёмы Резервного фонда
    19 февраля глава Счётной палаты Татьяна Голикова сообщила президенту о снижении внешнего долга России за 2015 год на 4,4 млрд долларов. Таким образом, сейчас внешний долг РФ составляет 50 млрд. При этом, однако, произошло сокращение объёмов Резервного фонда, средства которого шли на погашение бюджетного дефицита. По словам Голиковой, его объёмы на 1 января 2016 года составили 3,2 трлн рублей.

    С другой стороны, вырос Фонд национального благосостояния (ФНБ). По данным Счётной палаты, за год его объёмы выросли на 19,1%, составив в общей сумме 5,2 трлн рублей.

    Счётная палата также пересчитала дефицит бюджета в этом году. Ранее Министерство финансов предоставило статистику, где дефицит оценивается в 2,6% от ВВП.

    «Дефицит составил 1 трлн 955 млрд рублей и тоже оказался ниже — составил 2,4% ВВП, а планировался 2,9% ВВП», — сообщила Голикова. При этом доходы бюджета на 3,1% превысили планируемые показатели.


    Прекращение падения промышленного производства


    На этой неделе также стало известно о том, что впервые за последние десять месяцев замедлился спад промышленного производства. Если в декабре падение промпроизводства оценивалось в 4,5%, то в январе показатель опустился до 2,7%. По данным Росстата, это первый положительный показатель с марта 2015 года.
    Тем не менее эту тенденцию можно оценивать положительно, но с одной оговоркой: январские показатели не всегда отражают реальные цифры, поскольку в этом месяце большое количество выходных. По этой причине эксперты не строят прогнозы о возможной динамике этого показателя до февраля.
    На данном этапе статистика обнадёживает, поскольку за 2015 год промышленность РФ продемонстрировала снижение на 3,4%, а вот в первый месяц 2016 года мы видим её рост на 0,9%. Пока Минэкономразвития прогнозирует рост промышленности в этом году на 0,6%.

    Нулевое падение ВВП


    Министр экономического развития Алексей Улюкаев 19 февраля сообщил также о нулевом уровне ВВП за последние 2 месяца. В ноябре показатель демонстрировали снижение на 0,2%. По итогам декабря показатели вернулись на нулевой уровень и, как показывает январская статистика с учётом сезонного фактора, тенденция сохранилась.







    «Предварительная оценка по январю со снятой сезонностью примерно нулевая, может быть плюс 0,1% или минус 0,1%», — подчеркнул Улюкаев.





    Как и ко всему перечисленному, к данной тенденции можно относиться двояко: видеть как положительную сторону (нулевой рост ВВП намного лучше, чем падение), так и отрицательную.



    По расчётам Минфина, ВВП России в этом году при сохранении нынешних объёмов инвестиций вряд ли вырастет более, чем на 1%. По словам замглавы министерства, увеличение доли инвестиций можно достичь только благодаря структурным реформам. Не лучше оценки и у ЦБ, специалисты которого ожидают экономического роста не ранее, чем во втором полугодии.



    Адаптация экономики к внешним условиям и системные меры



    Как заявил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, 25 февраля будет утверждён окончательный план правительства по поддержке экономики, но уже стали известны некоторые его пункты.



    Особый акцент в этом году делается на структурные изменения в российской экономике, на которых долгое время настаивает Минфин. По словам Медведева, в большинстве своём план предполагает системные меры. «Текущая ситуация на мировом рынке нефти показывает, насколько необходима современная структура экономики и устойчивый экономический рост с упором не на рынок сырья», - подчеркнул он.



    Кроме того, премьер заявил об адаптации экономики к внешним условиям, несмотря на определённые издержки. Поэтому план содержит меры, предполагающие адресную поддержку отраслей с высоким потенциалом роста, способных внести положительный вклад в долгосрочное экономическое развитие.



    Системные меры действительно необходимы экономике. Однако рассчитывать на быструю отдачу от них преждевременно: за год изменить экономическую структуру невозможно.



    По заверениям замминистра финансов Максима Орешкина, сейчас российская экономика нащупала новое дно: падение основных показателей прекратилось или снизилось до минимального предела, появляется понимание ситуации и новые стимулы для развития. По словам Орешкина, «сейчас мы с точки зрения платёжного баланса адаптировались к 30 долларам за баррель». Однако уже сейчас он видит начало периода стабилизации, когда возможен выход на положительные темпы роста.



    Некоторые западные аналитики также признают, что экономика России сумела адаптироваться к некоторым внешним условиям.







    «Прошло достаточно времени, чтобы экономика России научилась балансировать в условиях санкций, но падающие цены на нефть по-прежнему остаются большой проблемой», — отмечает эксперт по инвестированию в развивающиеся рынки Кеннет Рапоза.





    Несмотря на общий спад, ключевые показатели демонстрируют гораздо меньшее падение, чем на то рассчитывали на Западе. Так, по результатам консенсус-прогноза по безработице, к примеру, ожидалось ее увеличение. Тем не менее она осталась на уровне в 5,8%. Замедляется сегодня и инфляция, что, по словам Улюкаева, может привести к решению ЦБ о снижении ключевой ставки.


    Взято на сайте МИРТЕСЕН





    Владимир Емельянов

    ПЕРСПЕКТИВЫ НЕФТЕГАЗОВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ.

    Серьезный разговор специалистов.
    Круглый стол в фонде Кудрина. Оказывается его сторонники иногда и о России думают.
    http://www.business-gazeta.ru/article/104257

    «Рафинат Саматович, почему газохимические мощности не развиваются в России?»

     В Москве в фонде Кудрина прошел круглый стол, посвященный проблемам газохимической промышленности России. Ученые и предприниматели обсудили «сланцевую революцию в США», возможности развития новых проектов в России, проблемы транспортировки сырья, вопросы финансирования проектов и научные разработки в отрасли. Газета «БИЗНЕС Online» приводит стенограмму заседания, где одним из ведущих спикеров был известный татарстанский нефтехимик Рафинат Яруллин, гендиректор «Татинвестнефтехим-холдинга».



    ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ПРОИЗОШЛО В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ, ЧТО ВСЕ СТАЛИ ГОВОРИТЬ О ГАЗОХИМИИ?

    В круглом столе участовали:

    Илья Иосифович Моисеев — академик РАН;

    Юрий Анисимович Трегер — генеральный директор НИИЦ ООО «Синтез», д.х.н., профессор;

    Саламбек Наибович Хаджиев — директор Института нефтехимического синтеза им. Топчиева РАН (ИНХС РАН);

    Рафинат Саматович Яруллин — генеральный директор «Татнефтехиминвестхолдинга», Татарстан;

    Екатерина Анатольевна Краева — генеральный директор RCC Group.

    КРАЕВА: Тема нашего сегодняшнего собрания — газохимия. В последнее время стало модно переформулировать названия принимаемых стратегических планов, документов. Если раньше мы говорили о нефтехимической промышленности, то теперь повсеместно употребляют термин «нефтегазохимической промышленности». Что же такое произошло в последние годы, что добавилась эта приставка? Что такое газохимия, почему мы вдруг отвернулись от нефти? Я думаю, что здесь дело не в том, что заканчивается нефть, чем нас пугали последние 20 лет, а все-таки в том, что перерабатывать газ и получать из него целый ряд продуктов нефтегазохимической линейки выгодней, чем из нефти. Каменный век закончился не потому, что закончился камень, а потому что нашлись более эффективные материалы. Рафинат Саматович, вы посвятили гигантское количество времени тому, чтобы посетить зарубежные мощности, и, по крайней мере, в моей жизни термин «газохимия» возник благодаря вам. Скажите, пожалуйста, что это за такой зарубежный опыт, который заставил «Татнефтехиминвестхолдинг» вот уже 6 или 7 лет на всех углах трубить это новое слово «газохимия». Какие зарубежные проекты вы хотели бы осветить в первую очередь, что на вас произвело максимальное впечатление?

    ЯРУЛЛИН: В первую очередь, мы не трубим, мы просто говорим о газохимии, о том, что газохимия нужна, она необходима, так как в последнее время с газом у нас есть сложности. Раннее газа всегда не хватало. Получить газ для предприятия — всегда было большой проблемой, а сейчас — пожалуйста. Все руководство «Газпрома» говорит: давайте будем развивать промышленность, возьмите газ, используйте газ. Начали говорить о газомоторном топливе, о том, что газомоторное топливо — это экологически чистое топливо. И автобусы, и автомобили могут его использовать, и меньше будет выбросов: в три-четыре раза меньше, чем от бензинового и дизельного топлива. Понятно, что основная причина, как мне кажется, кроется в сланцевой революции, которая произошла в США. Если раньше США покупали газ, то сейчас ставится вопрос об экспорте газа из США. Поэтому произошло значительное снижение цены и вопрос газохимии становится актуальным. Мне кажется, что первая задача «Газпрома» — найти инвесторов, технологии и начинать строительство газохимических предприятий. Я знаю, что и в РАН разработано много различных видов катализаторов, различных видов направлений, с помощью которых можно развивать газохимию. Конечно, сначала необходимо получить из газа олефины, потому что получение этилена из нафты в три-четыре раза дороже, чем получение его из этана. При получении этилена из метана через метанол затраты будут приблизительно такими же, как при получении этилена из нафты. Но извлечение этана, извлечение пропана, других углеводородов — это сложная задача, и здесь в первую очередь нужно смотреть экономику вопроса. Четкой границы между нефтехимией и газохимией нет, так как пропан-бутан сжиженный — это так же газ. Не знаю, может быть, академики со мной не согласятся.

    МОИСЕЕВ: Начнем с того, что здесь сидят корифеи нефтехимии, которые уже сегодня используют газохимические процессы, потому что метанол — это газохимия, муравьиная кислота — это в конечном итоге газохимия; уксусная кислота — это в конечном итоге газохимия; пропионовая кислота — это газохимия. Газ используется уже давно, но используется недостаточно, не в таких количествах, в каких используется нефть. И это беда. Производят метанол в гигантских количествах. Лауреат Нобелевской премии Джордж Ола ввел термин «метанольная энергетика». У нас в России мощность по метанолу — это, наверное, десятки тысяч тонн в год.

    ЯРУЛЛИН: 600 тысяч тонн в год.(?)

    МОИСЕЕВ: 600 тысяч тонн в год. То есть говорить о том, что газ не используется, неверно. Газ используется. Есть два канала, которые позволяют использовать газ для большой химии. Вот когда мы говорим об использовании, мы должны говорить, в каких целях, кто потребитель. Значит, в нашем представлении потребитель — это большая химия. Это не килограммы, это даже не тонны, а это десятки тысяч тонн, сотни тысяч тонн, миллионы тонн производства разных продуктов.

    КРАЕВА: Юрий Анисимович, какова ваша роль в этом процессе?

    ТРЕГЕР: Основная составляющая часть — это, конечно, природный газ и метан. Но есть метан, по-моему, «сухой» называется, когда там мало ингредиентов, а есть «жирный», когда есть в природном газе этан, ну и другие газы. Так вот, теперь отвечаю на ваш вопрос. Такие страны, как США и Канада, используют этан в природном газе более чем на 60 процентов, по-моему так, да?

    ЯРУЛЛИН: 50 - 55 процентов, ну 60 процентов.

    ТРЕГЕР: Пускают его на химию, то есть из этого этана делают этилен. Выделяют этан как товарный продукт, дальше очень просто: каталитическое дегидрирование с получением этилена дешевого и качественного. Это делается много десятков лет, то есть газохимия там на полном ходу

    КРАЕВА: А можно уточнить экономические параметры. Я слышала, что получать этилен из этана на 30 процентов дешевле, чем из нафты, слышала, что кратная разница, в два раза дешевле.

    ТРЕГЕР: Ну, я затрудняюсь сказать. Я думаю, в 1,5 - 2 раза дешевле.

    КРАЕВА: Возможно, зависит от объема, от исходной цены на газ, от затрат на транспортировку...

    ТРЕГЕР: Много очень факторов, но я хочу еще сказать о природном газе следующее: по расчетам американцев, если этана содержится в газе даже 2 процента, не говоря уже о том, что больше, его выделение и переработка уже рентабельны. 2,5 процента — уже неплохо.

    КРАЕВА: В газовой смеси, да? В исходной газовой смеси.

    ТРЕГЕР: Да, да. В нашем природном газе, например, Ковыктинское месторождение (около Байкала, 30 км) 4,5 - 5 процентов. У нас есть газ в Иркутской области, мне недавно говорили, так этана от 7,5 до 12 процентов. В Ямало-Ненецком, о чем говорил полпред Бабич и другие в Уфе, там, по-моему, выше 7 процентов.

    ЯРУЛЛИН: Да, 6 - 7 процентов.

    ТРЕГЕР: 6 - 7 процентов — это очень хорошо, блестящие экономические показатели.

    Рафинат Яруллин

    ЕДИНСТВЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО, КОТОРОЕ РАБОТАЕТ С ПОЛУЧЕНИЕМ ЭТИЛЕНА ИЗ ЭТАНА, — ЭТО «КАЗАНЬОРГСИНТЕЗ»

    КРАЕВА: Однако здесь возникает такая проблема. Говорят, что по магистральным продуктопроводам можно транспортировать смеси, в которых не более 5 процентов этана, а иначе необходимы такие требования, что транспортировать по трубам нерентабельно.

    ЯРУЛЛИН: Ведь разные месторождения складываются, и там больше 3 - 4 процентов нет.

    ТРЕГЕР: Да, то есть надо, конечно, это все рассмотреть с точки зрения технологии. Это все решаемые вещи. Для одного из заводов, правда, это на востоке Сибири, там рентабельность повышается, Например, идет Ковыктинский газ, выделяется этан и надо перерабатывать метан. Сразу вопрос, куда направить метан, его теплотворная способность поменьше. Его по этой технологии надо перерабатывать в продукты, которые получаются из метана: в метанол и далее. То есть комплексное использование газа должно быть, но это все решаемо, и надо проектировать, делать.

    КРАЕВА: То есть мы можем на установке пиролиза, производящей этилен, забирать и этан природного газа, и этан попутного нефтяного газа, да?

    ЯРУЛЛИН: Разницы никакой нет, формула одна и та же.

    КРАЕВА: Формула, конечно, одна, просто способы транспортировки исходного сырья разные, да? И в случае с природным газом получается, что мы всего лишь можем присоединиться к существующим сетям «Газпрома», начать брать газ оттуда, извлекать этан в определенных точках, начать перерабатывать на существующих этиленовых мощностях, да?

    ЯРУЛЛИН: Не совсем так, у нас сейчас по трубопроводам Уренгой — Помары — Ужгород идет газ с различным содержанием этана, но там его не больше 2 - 2,5 процентов. Его извлекать сложно. Если бы было там 4 - 5 процентов, можно было бы извлекать. При этом многие компании, которые добывают жирный газ, так называемый, получают какую-то доплату за то, что у этана теплотворная способность выше, а заниматься разделением и получением — это сложная задача: вот в Уренгое завод строят уже лет 20 по использованию как раз этана для получения этилена, по-моему, еще конца не видно. Говорили, 2014 год, но, я думаю, в 2015 - 2016 году только это производство запустят. Единственное производство, которое работает с получением этилена из этана, — это «Казаньоргсинтез» и «Салаватнефтеоргсинтез» частично, там 10 - 15 процентов этилена получают из этана. А остальной этан весь идет через общий трубопровод. Там, где его содержание больше 2 процентов, значит, действительно, на западе, видимо, извлекают.

    КРАЕВА: «Сибур» на своих установках пиролиза использует газ.

    ЯРУЛЛИН: «Сибур» планирует как раз построить завод этилена, мощностью в 1,5 миллиона тонн именно с использованием этана. Там печи сейчас всеядные, предположим, на 80 процентов загрузка этаном, остальное — ШФЛУ и нафта. Из нафты сейчас стоит в два-три раза дороже, чем из этана и чем из ШФЛУ.
    Treger.jpg
    Юрий Трегер

    «КОРЕНЬ ВОПРОСА В ТОМ, ЧТО США ПРОИЗВОДЯТ 29 МИЛЛИОНОВ ТОНН ЭТИЛЕНА, А МЫ — 2,2 МИЛЛИОНА ТОНН»

    КРАЕВА: Юрий Анисимович, США — это страна, которая располагает достаточными объемами и нефти, и газа. Правильно ли я понимаю, что в этилен они в основном перерабатывают газовую фракцию. Их установки пиролиза ориентированы на газ?

    ТРЕГЕР: 55 - 50 процентов этана из природного газа они перерабатывают в этилен, а дальше этот этилен идет в общеизвестный полиэтилен и так далее.

    ЯРУЛЛИН: Все эти данные есть. 50 процентов мощностей работают на этане, остальные на нафте и ШФЛУ.

    ТРЕГЕР: Давайте так, если у них около 10 миллионов тонн поливинилхлорида, 9 - 10 миллионов тонн они производят, то 60 процентов от этого количества получают из этилена, произведенного из этана.

    ХАДЖИЕВ: Но это не значит, что этот этан из природного газа, это разные пропорции. Он, может быть, даже из попутного нефтяного газа.

    ТРЕГЕР: То есть из этана, где-то около 6 миллионов тонн поливинилхлорида, я, может, немного утрирую, конечно, но это количество ПВХ делают из этана природного, попутного газа. Что такое 6 миллионов тонн, напоминаю, в России 600 тысяч тонн поливинилхлорида.

    ЯРУЛЛИН: Совершенно верно. Корень вопроса в том, что США производят 29 миллионов тонн этилена, а мы — 2,2 миллиона тонн. Корень вопроса только в этом.

    ХАДЖИЕВ: Почему сейчас на первый план вышла газохимия? По одной простой причине — появилась вообще возможность этот газ использовать в крупнотоннажной химии. Для этого нужны как минимум два условия: потребность рынка и гениальная идея. До настоящего времени природный газ в газохимии в крупных масштабах использовался для производства водорода, метанола, азотсодержащих удобрений и в ряде случаев синтетической нефти по Фишеру-Тропшу. Наряду с ростом потребности мирового рынка в полимерах появилось гениальное решение по производству из природного газа или угля этилена и пропилена — исходного сырья в производстве мономеров. Появление этой новой реакции заставило по-другому мыслить, и сегодня уже в Китае построены 6 заводов по получению олефинов из синтез-газа, получаемого из синтез-газа, или из природного газа, или из угля...

    КРАЕВА: Из метанола?

    ХАДЖИЕВ: Из метанола или диметилового эфира.

    КРАЕВА: Где эти заводы построены?

    ХАДЖИЕВ: В Китае четыре завода, и еще пять строятся...

    ТРЕГЕР: Там уже пять.

    ХАДЖИЕВ: Возможно, там уже пять, один завод — в Иране, один — в Нигерии.

    ЯРУЛЛИН: Тринидад и Тобаго — тоже один завод.

    КРАЕВА: «Башнефть» мечтает в Башкирии построить.

    ХАДЖИЕВ: Поэтому вообще термин «газохимия» просто отражает потребность общества в более глубоком использовании газа, а не только для того, чтобы топить печь или, допустим, в скором времени на машинах ездить, в более глубоком использовании. И наука позволяет это сделать. В нашем институте уже имеются опытные установки получения синтез-газа, диметилового эфира и затем этилена и пропилена. Более того, по заказу «Сибура» мы сделали ТЭО этого процесса и, в принципе, страна готова, как только появится экономическая потребность в этом процессе, у нас просто несколько другие экономические ориентиры, потому что много еще попутного газа, более выгодного, ШФЛУ, СУГа много. Только там, где недостаточно прямогонного бензина, ШФЛУ и СУГа, там уже об этом начали думать. В стране уже технология есть, и мы в общем-то не зависим от внешних, так сказать, изобретателей и внешних поставщиков.
    Khadjiev.jpg
    Саламбек Хаджиев

    «В «ГАЗПРОМЕ», КОГДА БЫЛИ ПРОФЕССИОНАЛЫ, С КОТОРЫМИ МОЖНО БЫЛО ГОВОРИТЬ, МЫ ДОБИЛИСЬ ВРОДЕ БЫ РЕЗУЛЬТАТОВ, НО...»

    КРАЕВА: Я попробую промежуточные итоги подвести. Итак, результат зависит все-таки от технологической схемы. Есть схема извлечения этана из природного газа или из попутного нефтяного газа и на установки пиролиза, переработки этого этана в этилен. Получить газ из газа — проще и дешевле, чем газ из жидкости, да? При тех экономических условиях, в которых мы живем, когда газ подешевел за последние три года в два раза, а нефть, наоборот, возросла в цене.

    ХАДЖИЕВ: Западные страны, в частности, Германия, берут наш газ, выделяют из него этан и работают на нем.

    ЯРУЛЛИН: У нас с «Газпромом» мы делали такое обоснование технико-экономическое, мы хотели построить, имеется в виду, как раз выделить отдельную трубу, которая идет по этому коридору, и там построить завод по извлечению этана, пропана, бутана. Остальной газ по трассе как шел, так бы он и шел. В «Газпроме», когда были профессионалы, с которыми можно было говорить, мы добились вроде бы результатов, но после определенных событий это дело приостановлено.

    КРАЕВА: Так вот, возвращаясь к нашему реферату, первая схема, которая работает уже десятки лет на мировом рынке, — это извлечение этана из существующих газовых фракций и переработка их на пиролизных мощностях в этилен. Второй вариант — это метанольная схема: получение из метана метанола и через метанол — этилена.

    КРАЕВА: Это более молодой способ, но он уже доведен до промышленного масштаба, и 6 - 7, я так поняла, заводов крупномасштабных в мире уже действуют и, возможно, через кое-то время появятся в России. Во всяком случае, в Башкирии такая мощность планируется.

    ЯРУЛЛИН: Нет, в Башкирии планируется совершенно другое. Дело в том, что есть еще один процесс — это так называемый процесс газ-жидкость (GTL), понимаете. Я побывал в Катаре. Катар сделал установку, на которую потратили где-то больше 19 миллиардов долларов, построили завод, который перерабатывает 18 миллиардов кубических метров газа — это примерно столько, сколько потребляет весь Татарстан.

    КРАЕВА: Природного газа, да?

    ЯРУЛЛИН: Именно метан, природного газа. И построили завод. 4,5 миллиона тонн жидких продуктов получают. Парафины тут же гидрируют и снова получают керосин и дизельное топливо. Масла — миллион тонн! Они весь рынок масел уронили, когда пустили этот завод. Это технология SASOil, это технология Shell, эмир Катара отдал газ вот этой компании по нулевой цене. И получилась огромная маржа, и эту маржу они разделили между собой. Shell и правительство, эмират Катара.

    КРАЕВА: А будет ли экономика в этом процессе, если газ купить по рыночной цене?

    ЯРУЛЛИН: Я считаю, что и по рыночной цене тоже будет, а в данном случае окупаемость этого проекта — буквально три года, понимаете? Они весь рынок масел уронили. 3 миллиона тонн масла третьей группы — совершенно без серы.

    ХАДЖИЕВ: Ну, у них выхода не было. Катар производит колоссальное количество газа, который некуда девать, у них нет труб, как у нас.

    ЯРУЛЛИН: Так нам тоже к этому готовиться надо, понимаете, когда газ будет некуда девать.  (Это сказано в 2014 году!!! В.Е.)
    Moiseev.jpg
    Илья Моисеев

    «ЧТО МЫ, ТАК И БУДЕМ ЖДАТЬ, ПОКА НАМ РЫНОК ПРИНЕСУТ НА БЛЮДЕЧКЕ?»

    ЯРУЛЛИН: Вот такой вопрос. Россия производит 2,2 миллиона тонн этилена, Китай уже 14 миллионов тонн этилена производит и полиэтилена соответственно, Саудовская Аравия — тоже 15 миллионов тонн. Что мы, так и будем ждать, пока нам рынок принесут на блюдечке? Никто нам не принесет рынок на блюдечке, понимаете?

    КРАЕВА: Вот что интересно: сырье есть, экономика есть, а в плане технологий мы смотрим на запад — SASOil, Shell — мы хотим их технологии принести сюда, на нашем сырье реализовать, получить экономическую выгоду. Как говорится, нет гения в родном отечестве.

    Хотелось бы обратиться к Моисееву Илье Иосифовичу, потому что именно он в свое время создал технологию, за которую немцы получили Нобелевскую премию, был такой эпизод в нашей химической истории.

    МОИСЕЕВ: Это дело прошлое.

    КРАЕВА: И технология, которую Илья Иосифович сейчас пытается создать, по некоторым ощущениям, является не менее прорывной, чем та технология. Илья Иосифович, пожалуйста, пару слов о вашем проекте.

    МОИСЕЕВ: В Приволжье, в Волгограде конкретно идет подготовка к внедрению нового способа получения этилена — новый способ, который отличается от всего, что есть сейчас на западе. Это реакция окислительной димеризации метана,— это очень трудная задача. /00:40:56/ Эта задача была решена, причем здесь мы встретились с удивительными вещами. Диоксид кремния, имеет несколько модификаций, была выбрана наиболее выгодная модификация, на нее нанесли катализатор, который взаимодействует с этим диоксидом кремния, — это работа, которая заняла умы и сердца двух институтов: института имени Губкина (Российский государственный университет нефти и газа имени Губкина) и Институт общей и неорганической химии имени Курнакова. Был создан катализатор. Его сегодня производят уже, я бы сказал, в полупромышленном масштабе в Питере. Следующий шаг: надо было оформить эти результаты инженерно, и мы пошли на поклон к Саламбеку Наибовичу Хаджиеву, первая схема инжиниринга была создана в институте Хаджиева. Следующий шаг, мы пошли на «Каустик». Они проанализировали наши результаты и сказали, что если внедрить эту технологию в практику, то себестоимость хлорвинила может снизится от 20 процентов до 40 процентов — это большая цифра. Из хлорвинила получают поливинилхлорид, из которого изготовлены эти оконые профили. То есть это массовый продукт. На сегодняшний день мы находимся перед очередным барьером, нам нужны деньги для того, чтобы создать пилотную установку на «Каустике». Нужны не такие деньги, которые были потрачены на Олимпиаду или, к примеру, будут потрачены на чемпионат мира по футболу, но все-таки серьезные деньги для завода — 100 миллионов рублей. Для этого кабмина это ничто. Здесь, так сказать, умели и привыкли распоряжаться гораздо большими суммами. Но для завода это серьезные деньги. Если ему помогут, то будет создана новая технология, настоящая газохимия. Опережающая, прорывная технология, и эту технологию можно будет продавать тому же Китаю или тем же США.

    ЯРУЛЛИН: Какая конверсия, Илья Иосифович, скажите, пожалуйста.

    МОИСЕЕВ: Пожалуйста, я могу сказать. Конверсия метана от 40 до 50 процентов.

    ЯРУЛЛИН: Это сказка, это очень хорошая цифра. Весь мир этой тематикой занимается.

    КРАЕВА: Илья Иосифович, какая мощность у этой установки.

    МОИСЕЕВ: Около 20 - 25 кубических метров метана в час.

    КРАЕВА: А сколько времени понадобится, чтобы масштабировать процесс: из пилотной сделать промышленную установку?

    МОИСЕЕВ: Это уже пойдет легко. Уже в процессе испытания...

    ЯРУЛЛИН: На 25 кубических метров будет понятно уже, какие результаты получаются, какие продукты получаются. Илья Иосифович боится тех компонентов, которые при окислительных процессах могут дополнительно получиться, от которых невозможно будет очистить продукт. Для использования этилена при производстве хлорвинила такие побочные продукты нестрашны.

    КРАЕВА: Кто эти 100 миллионов может дать теоретически? Кто адресаты нашего обращения?

    МОИСЕЕВ: Правительство РФ. В той ситуации, в которой мы сегодня находимся, только правительство может поддержать научную работу. Хотел бы сделать еще одно замечание: те работы, о которых я рассказывал, выполнены не старыми людьми. Я тут должен назвать два имени — это Алексей Георгиевич Дедов — член-корреспондент РАН. К сожалению, он не может сегодня присутствовать. И Алексей Сергеевич Локтев — это сын Сергея Миновича Локтева.

    КРАЕВА: Юрий Анисимович, что вы можете добавить?

    ТРЕГЕР: Я хочу по поливинилхлориду просто напомнить о том, что в Стерлитамаке, на «Каустике», сейчас это «Башкирская содовая компания», работает установка (200 тысяч тонн поливинилхлорида) по нашей технологии. Я и мои коллеги разработчики. Это 30 процентов ПВХ общероссийского.

    КРАЕВА: И они мечтают начать выпускать 600.

    ТРЕГЕР: Это плюс 400, и только лишь отсутствие этилена им мешает, они уже подготовили площадку. Им только нужен этилен, 200 тысяч тонн этилена.
    Kraeva.jpg
    Екатерина Краева

    «РАФИНАТ САМАТОВИЧ, ПОЧЕМУ ГАЗОХИМИЧЕСКИЕ МОЩНОСТИ НЕ РАЗВИВАЮТСЯ В РОССИИ?»

    КРАЕВА: Господа ученые и предприниматели, таким образом, у нас имеется две тенденции: во-первых, газохимические процессы в ряде случаев дешевле, чем нефтехимические...

    МОИСЕЕВ: Я бы не сказал, что дешевле, они рентабельней.

    КРАЕВА: Во-вторых, мы располагаем собственными или зарубежными технологиями. У нас есть технологии, которые позволяют эти процессы реализовать. У нас есть производственная структура, у нас есть потребность в продуктах газохимической линейки, а ваши прогнозы какие? Все-таки эти процессы газохимические будут реализовываться на имеющихся мощностях, на действующих промплощадках, или необходимо строить в большинстве случаев новые газохимические комплексы

    ТРЕГЕР: Мое мнение, только на действующих, на мой взгляд.

    ЯРУЛЛИН: Обязательно на действующих.

    ХАДЖИЕВ: Тут нужно не путать: не на действующих мощностях, а на действующих площадках. Никакая из существующих установок ни у нас, ни в мире под реконструкцию для таких процессов не подходит. Процессы принципиально новые, и ни в какую действующую установку они не вписываются.

    ТРЕГЕР: Нет, в действующую — исключено. Но на существующих площадках, на существующих промышленных предприятиях, да.

    КРАЕВА: Вот стратегия, которая сегодня упоминалась, предполагает в течение 5 - 10 лет кратное увеличение производства этилена в стране — это означает, что нам надо строить 2 или 3 миллионника по этилену. Так вот, по-вашему, эти миллионники будут в качестве базового сырья использовать газ или ту же нафту, уже пора определиться с этим.

    МОИСЕЕВ: Катя, это зависит от качества этилена, который мы получаем в процессе. Вот если мы убедимся с Рафинатом Саматовичем, что качество этилена, который получает Азизов, удовлетворяет требованиям...

    ЯРУЛЛИН: ...то да, тогда можете ранжировать эту технологию столько раз, сколько нужно. Но если мы убедимся, что этот этилен годится только для хлорвинила, но не годится для полиэтилена, то тогда извините, пожалуйста, надо будет ориентироваться все-таки на пиролиз этана или пиролиз нафты, ШФЛУ.

    КРАЕВА: Рафинат Саматович, почему уже известные газохимические технологии, доведенные до промышленной реализации, у нас не внедряются, почему газохимические мощности не развиваются в России? Промплощадки есть, сырье — сколько хочешь, технологии есть.

    ЯРУЛЛИН: Я скажу, что никто не занимался глубокой переработкой нефти. Возьмите любую статью, Саламбек Наибович об этом всегда говорил, что в России там цифра 60 - 70 процентов, а после того как сделали экономический рычаг, то невыгодно стало продавать мазут, сейчас все зашевелились, все гидропроцессы замедлены, все нефтяники начали заниматься этим. Нужны рычаги, понимаете?

    КРАЕВА: Юрий Анисимович?

    ТРЕГЕР: Я хотел бы на ваш вопрос по поводу сырья ответить. Передо мной цифры 2012 года, совсем недавно, да, добыча газа была 655 миллиардов кубических метров. Это официальные данные. Экспорт — 186. Дальнее зарубежье — 113. Ближнее — 59. Дальнее и ближнее — это 170 - 175 миллиардов кубических метров идет. Я уже сам по просьбе одних экономистов подсчитал, сколько нам нужно для полиэтилена, полипропилена, поливинилхлорида газа, чтобы выйти на среднедушевое потребление по европейскому уровню. У меня получилось 22, может быть, я ошибся, 30.

    ЯРУЛЛИН: 22 миллиарда кубических метров? Нормально, хорошие цифры.

    ТРЕГЕР: Да, хорошая цифра получилась. Если мы продаем 170, из них взять 20, даже 30, ну, казалось бы, ответ на ваш вопрос ясен, да? Наши же технологии, ну, иногда и зарубежные, нормально. А что выгоднее? Выгоднее получить деньги сейчас, да и еще авансом? А тут окупаемость на эти производства в лучшем случае 7 лет, а для большой химии, глядишь, и 10. Вот вам и ответ, Катя.

    КРАЕВА: Юрий Анисимович, если сейчас границы для нашего газа сузятся и возникнет профицит газа?

    ХАДЖИЕВ: Нет, давайте все-таки вернемся на землю. Дело не в том, что у нас не хватает газа, у нас не хватает рынка, куда продать полученный товар.

    ЯРУЛЛИН: Даже к 2030 году, Саламбек Наибович, ни полистирол, ни ПВХ профицитом не будут.

    ХАДЖИЕВ: Я вас уверяю, у нас уже заработала система в стране рыночная и там, где есть деньги, туда люди устремляются. Проблема в том, что пока у нас дорогие деньги, к сожалению, — это главная на сегодня проблема экономики, а так, завалили бы страну этим ПВХ. Вот, что мы имеем в экономике страны, то и имеем. Реально в стране должны научиться поддерживать инновационные решения, рожденные потребностями рынка. Вот этой системы еще нет.

    КРАЕВА: Рафинат Саматович, еще один вопрос по ходу уже готовых газовых источников. Как, по-вашему, дороже доставить ШФЛУ из Западной Сибири в Поволжье и переработать его в этилен или начать отбирать этан из природного газа, из той сети, которая уже существует, и из него делать этилен?

    ЯРУЛЛИН: Понимаете, в любом случае при современных ценах на широкую фракцию таких углеводородов, трубу необходимо строить, потому что цены для ШФЛУ на железнодорожные перевозки очень выросли. Второе, конечно, извлечение этана из тех залежей, которые Валанжинские, так называемые, Ачинские залежи, оттуда тоже необходимо извлекать.

    КРАЕВА: Хорошо, позвольте подвести итог нашей сегодняшней встречи. Таким образом, мы знаем, где брать газ, мы знаем, где его перерабатывать, с помощью каких технологий, и нам хорошо известна экономика этого процесса, что предлагаемые нами процессы дают более высокий экономический эффект, чем переработка традиционно жидких продуктов.

    Advis.ru
    Владимир Емельянов

    О чем мечтают украинцы?




    ГРЕЗЫ О КОЛЛАПСЕ

    Казалось бы, что общего между снятыми с Ирана санкциями и Украиной?! На первый взгляд, — ничего. Однако, на самом деле тысячи свидомых умов (или того, что под видом серого вещества таится в недрах расово правильного сознания) замерли в ожидании краха России. Который на этот раз точно должен наступить. Причём, уже завтра.

    Дело в том, что по мнению украинских аналитиков, по совместительству являющихся специалистами по экономике и экспертами по нефтяному бизнесу, уже завтра Иран выбросит на рынок всю имеющуюся у него нефть оптом и по бросовой цене, чем заставит цену на чёрное золото обвалиться ещё ниже. Это, в свою очередь, повлечёт окончательный обвал рубля, что, несомненно, будет означать крах российской экономики и неизбежное падение путинского режима.




    Однако, шанс спастись у ВВП есть. Для этого ему всего-навсего нужно будет вернуть Крым (с доплатой) и вывести всех бурятов с Донбасса.

    Непонятно только, каким образом в этом случае наши западные друзья отменят своё наказание?! Обратно санкции против Ирана введут?! Или введут всемирный мораторий на добычу нефти?!

    Впрочем, этими вопросами украинский сегмент фейсбука, восторженно аплодирующий американцам, не задается.

    Более того, меньше всего им интересен тот факт, что сбрасывать нефть по бросовой цене Ирану сейчас совершенно неинтересно. Особенно, в свете разморозки их активов. Для того, чтобы удержаться на плаву в это сложное время — 50 миллиардов долларов — более чем достаточная сумма. Да и грядущие инвестиции в симбиозе с продажей высоких технологий волнуют Тегеран поболее.

    Не знаю, в курсе ли мои маленькие свидомые небратья, но пока от снятия санкций с Ирана пострадали саудиты. Те самые, которые друзья американцам, а следовательно, побратимы и Украине. Но колебания индексов на саудовской фондовой бирже и их последствия для экономики этого арабского государства для рядового украинца понятны так же, как и китайская грамота. Видели/слышали многие, но понимают разве что отдельные специалисты по фен-шуй. И то — со словарём…

    … Я уже давно не удивляюсь тому, как сидящие в глубокой экономической и политической заднице украинцы все ещё мечтают о глобальных катастрофах в России. За последние два года это стало навязчивой национальной идеей. Гораздо более забавно, когда после очередного несбывшегося прогноза, найдя тому массу успокоительных оправданий, они тут же придумывают себе новый. И начинают ждать. Истово и трепетно. Эти сладостные минуты ожидания заменяют им все. Более того, они готовы терпеть любые лишения и невзгоды ради осуществления своей заветной мечты.



    Свидетелям секты развала России не так голодно и холодно, как остальным их согражданам.

    Скажу больше! Считающим часы до свержения Путина даже Порошенко не кажется таким уж пьяным, Яценюк — вороватым, Яресько — агентом госдепа, а Саакашвили — воинствующим болваном.



    Скажу больше. Даже в день отмены санкций против России (а этот момент все отчётливее маячит на горизонте) они наверняка смогут убедить себя, что это — не более чем очередная уловка запада. И совсем скоро ненавистная рашка, мешающая Украине жить долго, сытно, богато и счастливо, наконец-то — ФСЁ!!!



    Юлия Витязева