Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Владимир Емельянов

Из старых книг. Кавалеры ПОБЕДЫ. К. Рокоссовский.

ЧЕТВЕРТЫЙ ОРДЕН
Оригинал взят у klimbut в Из старых книг. Кавалеры ПОБЕДЫ. К. Рокоссовский.
Владимир Емельянов
Константин Константинович Рокоссовский. Орден № 4. Очерк. ‒ Ижевск: Литературный Луч, 2004. ‒ 40 с. (Библиотечка журнала «Луч», серия «Кавалеры Победы»)
(Дается в сокращении)
Это четвертая книга серии, которая была посвящена 60-летию Великой Победы. Намечено было издать семнадцать очерков о выдающихся полководцах Второй мировой войны.

В Польше его считали русским, в России поляком. Его любили женщины и ненавидели враги. Он был настоящим мужчиной.
Рокоссовский был единственным человеком в мире, который занимал пост министра обороны в двух странах.
Автор напоминает нам о главных достижениях легендарного маршала СССР, размышляет о преемственности поколений и недопустимости пересмотра итогов самой страшной войны в истории человечества.

ОН КОМАНДОВАЛ ПАРАДОМ ПОБЕДЫ

Вы знаете точную дату проведения парада Победы 1045 года? Уверен, что большинство назовет день 9 мая.
Но вот свидетельство легендарного маршала Жукова. Он рассказывал, что в середине июня Сталин вызвал его к себе на дачу и спросил ‒ не разучился ли тот садиться на коня.
Жуков удивился, ведь много лет отдал службе в кавалерии, но ответил по форме, как полагается: «Никак нет! Не разучился…»
Сталин улыбнулся и сказал:
– Тогда именно вам придется принимать Парад Победы..."

Сейчас многие твердят, что Сталин просто побоялся влезть на коня, так как ему в то время исполнилось уже шестьдесят шесть лет. Мне думается, здесь действовало другое соображение. Он ведь мог принять парад и в автомобиле. Но, поступив так, он как бы отдал должное главному боевому маршалу этой победы. Недаром командовать парадом Сталин назначил Константина Константиновича Рокоссовского, как бы выделяя этих самых выдающихся командиров среди других военачальников.

Очень точно описал это в стихотворении «Парад Победы» Максим Лужанин:

…По всей планете нашей та встреча прогремела.
Оркестр московский сводный сыграл отбой войне.
От Спасской башни маршал к нам выехал на белом,
Другой скакал навстречу на вороном коне.
…Прошли у мавзолея пехотные порядки,
Один только недвижен отдельный батальон.
Чтоб рук не опоганить, у воинов перчатки,
На той постылой ноше – проклятье всех племен.
Но вот пошли... Трофеи, добытые с боями,
Под грохот барабана несут, ровняя строй.
Штандарты оккупантов, повитые шелками,
Бросают, как рогожу, на камни мостовой,
Клейменные бесчестьем бросают, как в могилу,
Чтоб враг вовек не ожил, чтобы не встать ему.
А столько ж полонить их, нужна какая сила,
Присяге нашей верность и флагу своему…


Почему именно Рокоссовскому Сталин доверил командование парадом?
Кто же он такой?

Судьбы многих маршалов Победы очень схожи. Например, и Жуков, и Василевский, и Рокоссовский получили бесценный опыт во время Первой мировой.
Все они отличились во время службы. Унтер-офицер Каргопольского драгунского полка Рокоссовский в первый же год получил Георгиевский крест.

В октябре 1917 года он вступил в Красную гвардию, был командиром кавалерийского эскадрона, отдельного дивизиона, полка и бригады, советником монгольской кавалерийской дивизии на Дальнем Востоке. После окончания гражданской войны учился вместе с Жуковым, Баграмяном, Еременко на кавалерийских курсах в Ленинграде. В 1929 году окончил курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Военной академии имени Фрунзе. В феврале 1936 года стал командовать кавалерийским корпусом.
Репрессии 1937 года не обошли и Рокоссовского: он просидел в тюрьме до марта 1940 года. Вышел на свободу благодаря ходатайству С. К. Тимошенко и Г. К. Жукова и стал служить в составе Киевского особого военного округа. Жуков, вспоминая службу того периода, отмечал: «Более обстоятельного, работоспособного, трудолюбивого и по большому счету одаренного человека мне трудно припомнить».
Великую Отечественную войну Константин Константинович встретил в должности командира корпуса.
«22 ИЮНЯ. РОВНО В ЧЕТЫРЕ ЧАСА…» (ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ КОНСТАНТИНА РОКОССОВСКОГО)

«…21 июня я проводил разбор командно-штабного ночного корпусного учения. Закончив дела, пригласил командиров дивизий в выходной на рассвете отправиться на рыбалку. Но вечером кому-то из нашего штаба сообщили по линии погранвойск, что на заставу перебежал ефрейтор немецкой армии, по национальности поляк, из Познани, и утверждает: 22 июня немцы нападут на Советский Союз.
В приграничном районе КОВО в то время происходили невероятные вещи. Через границу проходили граждане туда и обратно. К нам шли желающие перейти на жительство в СССР. От нас уходили не желающие оставаться в пределах Советского Союза. Правда, для прохождения через границу были определены пропускные пункты, но передвижение в приграничной полосе таило в себе много неприятностей для нас.
В этой же полосе свободно разъезжали на автомашинах переодетые в штатскую одежду немецкие офицеры, получившие разрешение нашего правительства на розыск и эксгумацию захороненных якобы здесь немецких военнослужащих.
Нередки были случаи пролетов немецких самолетов. Стрелять по ним было категорически воспрещено.

...»

ПЕРВЫЕ БОИ

Несмотря на строжайшие приказы свыше о недопустимости поддаваться на провокации, Рокоссовский пишет, что с первых же часов войны понял: ответственность надо брать на себя. И когда около одиннадцати часов дня в небе появились немецкие бомбардировщики, приказал обстрелять их. С командованием округа, которому он подчинялся, связь была прервана.
«Мы были вынуждены с первого же дня вносить необходимые поправки. Жизнь заставляла! ...»

«Немцы накатывались большой ромбовидной группой. Впереди мотоциклисты, за ними бронемашины и танки...
...»
Огромное превосходство противника в технике все же не сломили сопротивление корпуса Рокоссовского. Гитлеровцы удалось лишь потеснить его войска, да и то ценой огромных потерь.

Учитывая сложнейшую обстановку на Западном фронте, Ставка решила укрепить его более умелыми кадрами. Константина Константиновича направили командовать подвижной армейской группой в районе Ярцево. Прибыв на место, он понял, что реально этой группы еще нет. Он стал создавать ее из разрозненных частей и отдельных групп, выходящих из окружения, формировал из них сводные отряды, батальоны, полки и расставлял для обороны важнейших узлов дорог и населенных пунктов

ЯРЦЕВСКАЯ ОПЕРАЦИЯ. ИЗ КНИГИ К.К. РОКОССОВСКОГО «СОЛДАТСКИЙ ДОЛГ»

«
Генеральный штаб выделил в мое распоряжение две автомашины со счетверенными зенитными пулеметными установками и расчетами при них, радиостанцию и небольшую группу командиров.
К вечеру того же дня новое «соединение» прибыло на фронт.
…»
…Так началось в процессе боев формирование в районе Ярцево соединения, получившего официальное название «группа генерала Рокоссовского».
Для управления был буквально на ходу сформирован штаб из пятнадцати‒восемнадцати офицеров.
Условий не было. А штаб все-таки был — штаб на колесах: восемь легковых автомобилей, радиостанция и два грузовика со счетверенными зенитными пулеметными установками. Прибыв под Ярцево, штаб быстро сориентировался в обстановке, установил связь с частями, оказавшимися в этом районе, и приступил к организации обороны.

«Вскоре у нас появилось новое соединение — 101-я танковая дивизия полковника Г. М. Михайлова. Людей в ней недоставало, танков она имела штук восемьдесят старых, со слабой броней, и семь тяжелых, нового образца…».
«Ярцево, как я уже писал, было захвачено противником...
..»

Собрав все, что можно, на участок Ярцева, Рокоссовский начал наступление. Сыграл свое элемент неожиданности. Рокоссовский пишет, что контратака наших войск произвела на немцев ошеломляющее впечатление. Особенно напугали противника танки КВ: «Они выдержали огонь орудий, которыми были вооружены в то время немецкие танки. Но машины, вернувшиеся из боя, выглядели тоже не лучшим образом: в броне появились вмятины, у некоторых орудий были пробиты стволы. Хорошо показали себя танки БТ-7: пользуясь своей быстроходностью, они рассеивали и обращали в бегство неприятельскую пехоту...»
Однако эти машины легко сгорали — как факелы.
В этих боях Рокоссовский пересматривает некоторые старые взгляды, приобретает бесценный боевой опыт. Например, раньше в нашей армии применялась так называемая ячеечная оборона. Испытав ячейку на себе, Рокоссовский пришел к выводу, что надо немедленно ликвидировать систему ячеек и переходить на траншеи.

«Пополнялись наши части по необходимости за счет выбиравшихся из окружения. Приток людей, шедших и запада на восток—к своим!— не останавливался: кто шел от самой границы, кто из-под Минска... Многие офицеры — я к ним относился с особенным уважением — выводили свои группы с оружием, прорывались с боем. Но сколько бойцов и командиров выходили безоружными!
Всех их необходимо было вооружить. А чем? Из тыла мы в те дни получали мало.
Кто-то — чуть ли не Алексей Андреевич Лобачев—подал мысль: если окруженцы смогли целыми группами проходить через линию фронта и по территории, занимаемой противником, то и мы в состоянии заслать в тыл врага разведчиков и поискать оружие на полях минувших боев. Попробовали. Опыт оказался очень удачным, и в течение продолжительного времени мы таким путем добывали из-под носа у немцев, что было нужно.
Так мы тогда жили... Тем не менее, повторяю, 16-я армия представляла уже внушительную силу. Сражалась она все более стойко.
И противник, понеся большие потери при наступлении, перешел к обороне.
Заговорила о нас столица. В сводках Совинформбюро часто упоминалась ярцевская группа войск...»

ОБОРОНА МОСКВЫ. СТАЛИНГРАД. ОСВОБОЖДЕНИЕ БЕЛОРУССИИ
Прошло всего полтора месяца после начала войны и Рокоссовский получил второе повышение – был назначен командующим 16-й армией Западного фронта, в состав которой входили шесть стрелковых дивизий, танковая бригада и другие части. Этой армии было поручено оборонять важнейшее направление, ведущее к Москве. Здесь служили легендарные командиры: Панфилов, Доватор, Катуков, Белобородов. Но и ситуация сложилась чрезвычайная. Противник рвался к Москве. И приказ командующего фронтом Жукова: «Стоять насмерть», по мнению Рокоссовского, привел бы к неоправданным потерям. У него был другой план: выгоднее отвести войска километров на десять назад, за водохранилище. Рокоссовский через голову Жукова обратился к начальнику Генштаба Б. М. Шапошникову, который санкционировал отвод 16-й армии. Однако Жуков прислал телеграмму: «Войсками фронта командую я! Приказ об отводе войск отменяю, приказываю обороняться на занимаемом рубеже, и ни шагу назад не отступать. Генерал армии Жуков».
Позже, когда Жуков попал в опалу, этот эпизод чаше всего приводился для того, чтобы осудить «произвол Жукова». Но кто знает, чем обернулся бы для фронта этот массовый отход… Жуков считал, что он мог подтолкнуть к отступлению и другие армии, положение которых было не менее опасным. Кроме того, отойдя за водохранилище, 16-я армия, укрепив свои позиции, серьезно оголяла и ослабляла правый фланг 5-й армии. Есть еще одна причина несгибаемости Жукова. В условиях, когда решалась судьба государства, дисциплина и твердая управляемость войск приобретали первостепенное значение. Может быть, осознав правоту Жукова, Рокоссовский перестал жаловаться на него.

5 декабря 1941 г. началось контрнаступление под Москвой и после нескольких весьма успешных операций имя Рокоссовского стало известным повсюду: наши солдаты гордились им, а враг стал опасаться настолько, что, когда в середине января 1942 года Рокоссовский получил задачу овладеть городом Сухиничи, немцы стали спешно покидать город. Оказывается, Рокоссовский использовал психологический прием давления на врага, приказав передавать по всем армейским радиостанциям сообщения: «Рокоссовский приехал», тем самым вызвав у противника впечатление, что на Сухиничи идет вся 16-я армия. Фашисты запаниковали. Это сыграло свою роль. Даже комфронта Жуков не сразу поверил, что Рокоссовскому так легко и почти без потерь удалось овладеть сильно укрепленным городом. Правда, для самого командарма все кончилось не совсем благополучно: в уже освобожденном городе он был тяжело ранен осколком снаряда.

*** После госпиталя следует очередное повышение. Он последовательно командует Брянским, Донским, Центральным, Белорусским, 1-м Белорусским и заканчивает войну во главе войск 2-го Белорусского фронта. Неоценимо его участие в Сталинградской и Курской битвах, в освобождении Белоруссии и Польши. Умело действовал он в Восточно-Прусской и Берлинской операциях. Где бы ни служил Рокоссовский, его часто можно было видеть на переднем крае, среди солдат и офицеров.

Особая роль принадлежит Рокоссовскому в освобождении Белоруссии.
Еще до окончания Белорусской операции Рокоссовскому было присвоено маршальское звание.


НА ПОДСТУПАХ К ВАРШАВЕ

Развивая успех, достигнутый в Белоруссии, войска фронта практически без всякой оперативной паузы перешли границу Польши и начали проводить Люблино-Брестскую наступательную операцию.

«Дороги забиты колоннами пленных, – пишет "Правда" – На погонах, рукавах и пилотках пленных блестят "устрашающие " эмблемы. Наштампованные из жести кости и черепа, морды носорогов, пасти ядовитых змей. Каждый из них был вооружен автоматом, широким кинжалом с выгравированной надписью: "Все для Германии"».
«Известия» сообщали: «Подготавливая операцию, саперы Героя Советского Союза майора Румянцева сняли в горах около двух тысяч мин и фугасов. Могучий удар советских воинов обрушился на головы немцев, как гром среди ясного неба…».

ТАСС, Лондон: «Утром 28 марта свыше 950 бомбардировщиков "Летающая крепость" в сопровождении более 350 истребителей "Мустанг" совершили налет на германские военные заводы в Берлине и Ганновере". По информации агентства "к арсеналу английских воздушных сил прибавилась авиабомба весом около 11 тонн. Это приблизительно двукратный вес до сих пор применявшейся бомбы. На испытании окончательной модели она так глубоко проникла в землю, что 18 рабочим пришлось откапывать ее в течение 9 дней, работая по 12 часов».
Из сообщений газет видно, какая жестокая и упорная борьба шла за Варшаву.

В ЛОГОВЕ ВРАГА. ГЕРМАНИЯ


У Рокоссовского было еще немало победоносных сражений.
Вот фрагменты описания одного из самых главных.
«Как мы и предполагали, после ликвидации восточно-померанской группировки противника нам предстояло принять участие в Берлинской операции, – вспоминал Рокоссовский.
Из-за крайне ограниченных возможностей использования железных дорог по ним решили перевозить только танки и другую технику на гусеничном ходу. Все остальное пойдет походным порядком. Пустим в дело весь свой колесный транспорт — от автомашин до конных повозок. Войска будут следовать перекатами: то пешком, то на колесах. Главное — точное соблюдение графика и строгая дисциплина на марше.
Разрабатывая Берлинскую операцию, советское командование учитывало сложившуюся к тому времени политическую и стратегическую обстановку. Несмотря на явный проигрыш войны, немецко-фашистское руководство еще на что-то надеялось. Почти полностью прекратив действия против союзников, гитлеровцы создавали крупную группировку против советских войск. Гитлер и его окружение все еще рассчитывали на какие-то комбинации, которые могли бы их спасти. Надо было положить конец этим попыткам. Отсюда задача наших войск: как можно быстрее разгромить немецко-фашистскую группировку на берлинском направлении, овладеть германской столицей и выйти на реку Эльба.
...Нам отводился невероятно короткий срок на перегруппировку, хотя войска должны были преодолеть расстояние свыше 300 километров.
Наконец наступил момент, когда мы смогли подвести итоги проделанной работы и убедиться, что войска фронта к наступлению готовы.
…Форсирование происходило под прикрытием дымовых завес. Очень эффективной оказалась стрельба дымовыми снарядами и минами, разрывы которых лишали неприятельские наблюдательные пункты и огневые точки необходимой видимости.
Инженерные войска с помощью стрелковых частей приступили к наводке понтонных и паромных переправ. Им сильно мешали своим артиллерийским огнем вражеские корабли, появившиеся в проливе. С улучшением погоды ими занялись летчики Вершинина.

…Войска армии приступили к форсированию реки под прикрытием артиллерийского огня. Артподготовка здесь началась несколько позже, чем у Батова, и продолжалась 60 минут. Переправа осуществлялась на широком фронте с помощью множества лодок, заранее подтянутых к восточному берегу Вест-Одера. Главный удар армия наносила на 4-километровом участке, создав плотность артиллерии до 200—220 орудий и минометов на километр фронта. Под прикрытием артиллерийского огня вся масса наплавных средств одновременно устремилась к противоположному берегу. Все, кроме гребцов, вели огонь из пулеметов и ручного оружия.

Большую помощь пехоте в боях на западном берегу оказывала авиация 4-й воздушной армии, совершившая в этот день 3260 самолето-вылетов. Наше господство в воздухе было полное. Действия вражеской авиации ограничивались разведкой. В течение дня мы насчитали в воздухе 69 самолетов противника. Из них 10 было сбито.
Ночью вражеская авиация пыталась применить торпеды и плавучие мины для подрыва мостов, которые наводили наши саперы. На участке 70-й армии были схвачены вражеские водолазы-диверсанты, посланные тоже с задачей разрушать наши переправы.
…Туда, где обозначился наибольший успех, то есть к Батову, перебрасываем два мотопоптонных батальона с их парками, ранее придававшиеся 49-й армии. К вечеру на участке Батова на реке Ост-Одер действовали 30-тонный и 50-тонный мосты и 50-тонный паром. На Вест-Одере работали шесть паромных переправ, из них два парома 16-тонных, большой площади.
…У 70-й армии успехи были несколько меньше. Но и ее войска расширили плацдарм, в частности овладели рощей севернее Паргова, имевшей в той обстановке большое значение.
Войскам 49-й армии удалось лишь зацепиться за западный берег Вест-Одера, и весь день шел бой за удержание этих небольших плацдармов. Противник беспрерывно контратаковал наши части.
…Решено было главный удар перенести на правый фланг.
Продолжала непрерывно переправлять свои войска на западный берег Вест-Одера и 70-я армия. Отражая яростные контратаки врага, наши части шаг за шагом теснили его. За день они продвинулись до трех километров. Армия переправила на западный берег одиннадцать батальонов.

…В результате жарких боев наш плацдарм на западном берегу Вест-Одера достиг 24 километров по фронту и более 3 километров в глубину. Это обеспечивало более выгодные условия для переправы войск.
Вся беда заключалась в том, что тяжелая техника могла быть переброшена через пойму только по сохранившимся насыпям и дамбам, а их на участке каждой армии было не более двух. Это замедляло темп наступления, тем более что противник держал эти узкие места под артиллерийским огнем. Необходимо было как можно скорее отбросить его от реки на такое расстояние, которое не давало бы ему возможности вести прицельный огонь по переправам.
…Все внимание Военного совета фронта, политуправления, командующих родами войск и начальников служб было сосредоточено на решении этой задачи.
…К 25 апреля части 65-й и 70-й армий, подкрепленные фронтовыми средствами усиления, продвинулись до 8 километров, хотя Батову пришлось часть своих войск развернуть фронтом на север, против штеттинской группировки врага. Чтобы помочь ему, мы торопили Федюдинского с переброской на плацдарм двух его корпусов. Для этого ему были предоставлены переправы 65-й армии на ее правом фланге.
70-я армия достигла рубежа Радехов, Петерсхаген, Гартц.
…Попов переправил на западный берег и свой армейский резерв — стрелковый корпус. Вечером по переправам 70-й армии направился на плацдарм 3-й гвардейский танковый корпус. Подтягивала к этим переправам главные силы в 49-я армия.
У командармов настроение было превосходное: они уже владели плацдармом 35 на 15 километров. Еще немного — и войска прорвут вражескую оборону.
…Но чуть забрезжил рассвет, гитлеровцы снова начали контратаки на всем фронте нашей ударной группировки. Противник бросил значительную часть своих резервов: части 103-й бригады СС, 171-й противотанковой бригады, 549-ю пехотную дивизию из района Штеттина, 1-ю дивизию морской пехоты, прибывшую из района Штольпа с участка 1-го Белорусского фронта, а также танкоистребительную бригаду «Фридрих», почти целиком вооруженную панцер-фаустами и усиленную дивизионом штурмовых орудий.
…Враг опоздал. К этому времени на западном берегу Вест-Одера мы имели силы, которые ничто не могло остановить. Там уже развернулись три корпуса 65-й армии — Алексеева, Эрастова и Чувакова — боевых, замечательных командиров. Рядом с ними сражались два корпуса армии Попова, а третий корпус тоже был готов вступить в бой. Заканчивали переправу 3-й гвардейский и 1-й гвардейский Донской танковые корпуса, возглавляемые талантливыми генералами А. П. Панфиловым и М. Ф. Пановым.
…Бои 26 апреля носили ожесточенный характер. Враг вводил все новые и новые резервы, вплоть до наспех созданных батальонов фольксштурма с названиями городов, их сформировавших. Но это была уже агония. Как смертельно раненный зверь огрызается в диком безумии, так и фашисты дрались до последнего. У них оставалась лишь одна надежда — дождаться подхода англичан и американцев, сдаться им, но не советским войскам. На большее, по-видимому, они уже не рассчитывали и потому дрались с ожесточением обреченных.
…Наш командный пункт был перенесен в Штеттин. До этого управление войсками мы осуществляли в основном с наблюдательных пунктов, которые располагались на наиболее важных направлениях действий войск фронта на удалении 2,5—4 километра от передовых подразделений. Не могу не отметить отличную, самоотверженную работу наших связистов. Как командование фронта, так и командующие армиями всегда были обеспечены связью со своими соединениями и частями.
Войска нашего левого соседа, 1-го Белорусского фронта, совершив маневр своими правофланговыми соединениями, обошли Берлин с севера и сомкнулись с частями 1-го Украинского фронта к западу от германской столицы. Берлинская группировка врага оказалась в кольце.
…Войска всех армий фронта успешно развивали наступление. Начиная с 27 апреля враг уже не мог сколько-нибудь прочно закрепиться ни на одном рубеже. Началось стремительное преследование его отходящих частей, хотя они не упускали случая оказывать нам сопротивление.
…Отступая, вражеские войска взрывали за собой мосты, минировали и разрушали дороги, пытались дать — бой в каждом удобном для обороны населенном пункте. Но, несмотря на это, скорость продвижения наших войск в сутки достигала 25—30 километров.
…4 мая вышли на разграничительную линию с союзниками и войска 70-й, 49-й армий, 8-го механизированного и 3-го гвардейского кавалерийского корпусов (конники дошли до Эльбы). Части 19-й армии Романовского и 2-й Ударной Федюнинского еще сутки вели бои—очищали от гитлеровцев острова Воллин, Узедом и Рюген. С овладением этими островами закончилась наступательная операция 2-го Белорусского фронта. Правда, приходилось еще прочесывать отдельные районы, обезвреживать небольшие группы гитлеровцев, остававшиеся в тылу наших войск.
…Мы в Германии. Вокруг нас жены и дети, отцы и матери тех солдат, которые еще вчера шли на нас с оружием в руках. Совсем недавно эти люди в панике бежали, заслышав о приближении советских войск. Теперь никто не бежал. Все убедились в лживости фашистской пропаганды. …Стоило войскам остановиться на привал, как у походных солдатских кухонь появлялись голодные немецкие детишки. А потом подходили и взрослые. Чувствовали, что советские солдаты поделятся всем, что они имеют, поделятся с русской щедростью и с отзывчивостью людей, много испытавших и научившихся понимать и ценить жизнь...»

«А КТО ТРЕТИЙ ‒ НАДО ПОДУМАТЬ…»

Исследователи отмечают, что Жуков и Рокоссовский по своему ратному духу, полководческому почерку были очень близки друг другу. Но были у каждого из них и свои особенности. Жуков, безусловно, был военачальником более крупного стратегического плана. Рокоссовский же очень силен был в разработке конкретных войсковых операций. По оценке В.М. Молотова: «По характеру для крутых дел Жуков больше подходил. Но Рокоссовский при любом раскладе в первую тройку всегда войдет. А кто третий – надо подумать...».

По свидетельству военного историка Гареева, Жуков и Рокоссовский олицетворяли собой два разных стиля управления войсками. Жуков был более властным, жестким, твердым, категоричным. Рокоссовский, также обладая высокими волевыми и организаторскими качествами, был более гибким, терпимым к людям, обладал большой внутренней культурой и неотразимым личным обаянием.

Например, один из штабных работников вспоминает: «После войны, на командно-штабное учение в Белорусском округе, ночью на запасной командный пункт прибыл заместитель министра обороны Рокоссовский. Под сильным дождем мы шли с ним в палатку. По пути, в темноте, Константин Константинович зацепился за небрежно проложенный телефонный провод и упал прямо в лужу. Помогая маршалу подняться, мы ожидали самого худшего. Но он быстро встал, засмеялся и невозмутимо сказал: "А мы во время войны обычно закапывали телефонные провода". Наверное, по-другому среагировал бы Жуков да и многие рангом гораздо ниже... В этом эпизоде весь Рокоссовский. Обладание такими качествами – это своеобразный и довольно редкий среди больших руководителей талант…».

...Вокруг знаменитых людей всегда много легенд. Не стал исключением и Рокоссовский. О нем пишут: «Маршал знал каждого солдата в лицо». Но во время войны он командовал двумя корпусами, двумя армиями, шестью разными фронтами, каждый фронт численностью от 500 тысяч до миллиона человек, где каждый день тысячи солдат убывают и прибывают. Всех знать, конечно, невозможно.
Еще легенда: мол, за всю службу Константин Константинович ни разу никого не наказал. Но в делах хранятся его приказы с объявлением взысканий военнослужащим за различного рода серьезные упущения по службе и нарушения дисциплины.
Иногда некоторые мемуаристы пытаются противопоставить мягкость Константина Константиновича жесткости Жукова. Но истина в том, что, соперничая и ревниво следя за успехами друг друга, все же, при решении наиболее сложных задач они чаше всего соединяли свой военный и интеллектуальный потенциал и искренне уважали друг друга. Достаточно сказать, что во время войны практически все назначения Рокоссовского на высшие должности, кроме последнего перемещения, состоялись по инициативе и поддержке Жукова. Да и Константин Константинович, когда на совещании высших военных руководителей готовилась расправа над Жуковым, не побоялся высказаться в его защиту.


ЛЮБИМЕЦ ЖЕНЩИН И ВОЖДЕЙ

Маршал Рокоссовский был любимцем нашей армии. Его очень ценил и ему больше чем кому-либо симпатизировал Сталин, называя его "мой Багратион".

Рассказывают, что в 1947 году Рокоссовского пригласили с женой и дочерью на обед к Сталину. Сталин вел себя непринужденно, прохаживался вдоль стола, потом подошел к Рокоссовскому и поинтересовался:
– Вы ведь сидели, Константин Константинович?
– Да, товарищ Сталин, я был в заключении. Но вот разобрались и отпустили. А сколько замечательных людей там погибло!
– Да, у нас много замечательных людей.
Резко повернувшись, Сталин вышел в сад.
Все молчали, а Маленков возмутился:
– Зачем вы это сказали?
Через несколько минут Сталин вернулся. В руках у него было три букета роз. Один букет он преподнес жене Рокоссовского, другой – дочери, третий – самому маршалу. Рокоссовский облегченно вздохнул и больше никогда не напоминал Сталину о погибших в тюрьмах.

* * *

Однажды член военного военного совета одного из фронтов Л. Мехлис доложил Сталину, что генерал Рокоссовский спал с актрисой, а теперь спит с медсестрой. Сталин не отреагировал. Разговор продолжался. Лев Захарович, одержимый желанием наказать порок, вернулся к поставленному им вопросу. «Так что же делать будем с товарищем Рокоссовским, ведь он спит с женщинами?»
«Что делать будем? Завидовать будем», ‒ ответил Сталин.


* * *
Красавец Рокоссовский не мог не нравиться женщинам. Но, несмотря на подметные письма о том, кто к кем спит, на самом деле он был довольно стойким семьянином.
Мотаясь по фронтам, он долго не мог установить связь с семьей.
«Дорогая Люлю и милая Адуся! Как мне установить с вами связь – не знаю. Я здоров, бодр, и никакая сила меня не берет. Я за вас беспокоюсь. Как вы там живете? Забирайтесь куда-нибудь в маленький городишко подальше от больших городов, там будет спокойнее. До свидания, мои милые, дорогие, незабвенные. Заботьтесь о себе и не беспокойтесь за меня излишне. Еще увидимся и заживем счастливой жизнью. Целую крепко-крепко, безгранично любящий вас Костя. 8 июля 1941-го».
«Дорогие, милые Люлю и Адуся! Пишу вам письмо за письмом, не будучи уверенным, получите ли вы его. Все меры принял к розыску вас. Неоднократно нападал на след, но, увы, вы опять исчезали. Сколько скитаний и невзгод перенесли вы! Я по-прежнему здоров и бодр. По вас скучаю и много о вас думаю. Часто вижу во сне. Верю, верю, что вас увижу, прижму к своей груди и крепко-крепко расцелую».
«Был в Москве. За двадцать дней первый раз поспал раздетым, в постели. Принял холодную ванну – горячей воды не было. Ну вот, мои милые, пока все. Надеюсь, что связь установим. До свидания, целую вас бесконечное количество раз, ваш и безумно любящий вас Костя. 27 июля 1941-го».
"Милая Люлюсик! Наконец-то получил от тебя целую пачку писем. Все это передал мне лично корреспондент "Правды", побывавший у тебя. Сижу, перечитываю письма и переживаю медовый месяц. Никто мне тебя не заменит, и никого мне не надо. Не грусти, Люлю, бодрись и верь, что мы с тобой встретимся и опять заживем по-прежнему. Целую тебя, мой светлый луч, бесчисленное количество раз. Любящий тебя твой Костя. 17 февраля 1942 года».
Однако фронтовая любовь не обошла и его. В 1942 году он познакомился под Сталинградом с военврачом 2 ранга Галиной Васильевной Талановой.
Молоденькая женщина была так похожа на его любимую жену Юлию. Вот и не устоял генерал… А Галина Васильевна Таланова в январе 45-го под Варшавой стала матерью. Назвали новорожденную Надеждой. Константин Константинович дал дочери свою фамилию. У Рокоссовского к Галине было глубокое, серьезное чувство.... Но приближалась долгожданная Победа, а с ней и неминуемая разлука. Константин Константинович ведь сразу сказал возлюбленной: «Юлию Петровну предать никогда не смогу!» Объяснил, почему. В 1937-м Рокоссовского арестовали. Почти три года просидел в Крестах. Семье, как он узнал, когда вышел на свободу, пришлось хлебнуть лиха. Жену третировали и на работе, и дома как супругу "врага народа". С Адой – дочерью "предателя" – в школе дети не хотели сидеть за одной партой, разговаривать и играть. Другие женщины, случалось, не выдерживали моральных пыток и отрекались от мужей, от родителей. А семья Рокоссовского выдюжила, дождалась его освобождения.
– Он был очень красивый мужчина, – вспоминала не раз видевшая его Светлана Павловна Казакова. – Интеллигент! Говорил негромко, с милым польским акцентом. Все женщины фронта страдали по нему. Когда газеты печатали его фотографии, почтальоны носили письма в редакцию мешками – с объяснениями в любви. Одна англичанка слала их изо дня в день...
После войны Таланова осталась одна с дочкой Надеждой. Маршал помогал им во всем. Многие мужчины вздыхали по ней. В том числе и летчик-испытатель Кудрявцев. Рокоссовский, который очень переживал, что Галина одинока, видя как трепетно относится к ней воздушный ас, сказал: «Видно, это твоя вторая половинка». И состоялась свадьба. Но счастье и на этот раз было коротким. Погиб летчик.
Дочь Галины Васильевны Надя Рокоссовская закончила МГИМО.
В августе 1988 года в день 45-летия Курской битвы в городе Свобода встретились внук Рокоссовского Константин (сын Ады Константиновны) и Надежда Константиновна, родившаяся под Варшавой.
– Мой папа узнал, что у него есть тетя Надежда Константиновна лишь в 1988-м, – рассказывала правнучка маршала Ариадна Рокоссовская. – С тех пор, как они побывали в Свободе, подружились. Бабушка Надя, – так, и только так, называю я ее. Для меня это теперь самый родной человек. А прабабушка Люлю, точно знаю, поняла и простила мужа.



АНГЛИЙСКИЙ ЛОРД. МИНИСТР ОБОРОНЫ ДВУХ СТРАН.

Знаете ли вы, что в параде победы в Москве принимали участие пять английских лордов?
Между тем, это вовсе не шутка.
За великие военные заслуги, среди прочих знаков внимания и наград, Британская корона пожаловала лордство пятерым советским маршалам – Рокоссовскому, Жукову, Коневу, Василевскому и Антонову. К званию прилагалось небольшое поместье в Англии и право заседать в Палате Лордов. Естественно, что никто из них посетить поместье в Англию не поторопился. Постепенно этот случай подзабылся...
На этом можно и завершить рассказ о маршале Рокоссовском.
Впрочем, нельзя не упомянуть еще один факт: пожалуй, Константин Константинович был единственным человеком в мире, который занимал пост министра обороны двух стран – Польши и СССР. В Польше он трудился с 1949 по 1956 год. За время работы в Польше он многое сделал для польской армии. Рокоссовскому было присвоено воинское звание Маршала Польши.



________________________________________
Владимир Емельянов

Из старых книг. Кавалеры ордена ПОБЕДА. Жуков Георгий Константинович.

Спасибо, klimbut !
Я все собираюсь оцифровать свои старые книжки, но, как говорится: "То денег много или мало, то настроение не то..."
klimbut пообещал к Дню Победы все 17 очерков хотя бы в сокращении отсканировать.
Первый - о Жукове.
Пусть будет нашим общим подарком к 9 мая.


Оригинал взят у klimbut в Из старых книг. Кавалеры ордена ПОБЕДА.
НАГРАДА ВЫСШЕЙ ПРОБЫ (Извлечения из статута)

Орден Победы - высший военный орден. Им награждаются лица высшего командного состава Красной армии за успешное проведение таких боевых операций в масштабе одного или нескольких фронтов, в результате которых в корне меняется обстановка в пользу Красной армии.

Размер звезды между противолежащими вершинами - 72 мм. Диаметр круга с изображением Спасской башни - 31 мм. Общий вес ордена - 78 г. Содержание платины в ордене - 47 г, золота - 2 г, серебра - 19 г. Вес каждого из пяти рубинов - 5 карат. Общий вес бриллиантов на знаке - 16 карат.



КАВАЛЕРЫ ОРДЕНА

За все время существования ордена 20 экземпляров были вручены 17 его кавалерам.

10 апреля 1944 года стали известны имена трех первых кавалеров ордена Победы.
Обладателем знака № 1 стал командующий 1-м Украинским фронтом маршал Г. Жуков.
Знак № 2 получил начальник Генерального штаба маршал А. Василевский.
Орденом Победы № 3 был награжден Верховный главнокомандующий маршал И. Сталин.
Все они отмечены столь высокими наградами за освобождение Правобережной Украины.
Следующие награждения
30 марта 1945 года кавалерами ордена (№ 4) стали командующий 2-м Белорусским фронтом маршал К. Рокоссовский - за освобождение Польши и командующий 1-м Украинским фронтом маршал И. Конев (№ 5) - за освобождение Польши и форсирование Одера.
26 апреля список награжденных пополнился еще двумя именами - командующего 2-м Украинским фронтом маршала Р. Малиновского (№ 6) и командующего 3-м Украинским фронтом маршала Ф. Толбухина (№ 7). Оба были награждены за освобождение в тяжелых, кровопролитных сражениях территории Венгрии и Австрии.
31 мая кавалером ордена стал командующий Ленинградским фронтом маршал Л. Говоров (№ 8) - за освобождение Эстонии. Тем же указом командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Г. Жуков (№ 9) и командующий 3-м Белорусским фронтом маршал А. Василевский (№ 10) были награждены орденом Победы вторично: первый - за взятие Берлина, второй - за взятие Кенигсберга и освобождение Восточной Пруссии.
4 июня орденом Победы наградили двух «московских» военачальников: представителя Ставки Верховного главнокомандующего маршала С. Тимошенко (№ 11) и начальника Генштаба генерала армии А. Антонова (№ 12) - единственного кавалера ордена Победы, не имевшего маршальского звания. Оба они удостоены высшего военного ордена за планирование боевых операций и координацию действий фронтов в течение всей войны.
Указом от 26 июня 1945 года орденом Победы (№ 13) был вторично награжден И. Сталин.
По итогам войны с Японией кавалером ордена Победы стал командующий Дальневосточным фронтом маршал К. Мерецков (№ 14) .

Таким образом, ордена Победы в СССР были удостоены 10 Маршалов Советского Союза - 3 из них дважды и 1 генерал армии.

Кроме того, в 1945 году кавалерами ордена стали 5 иностранных граждан: Верховный главнокомандующий Народно-Освободительной армией Югославии маршал Иосип Броз Тито (№ 15), Верховный главнокомандующий Войска Польского (на территории СССР) маршал Польши Михал Роля-Жимерский (№ 16) , Верховный главнокомандующий союзными экспедиционными вооруженными силами в Западной Европе генерал армии Дуайт Дэвид Эйзенхауэр (США) (№ 17), командующий группой союзных армий в Западной Европе фельдмаршал Бернард Лоу Монтгомери (№ 18, Великобритания), король Румынии Михай I (№ 19).

Был еще один кавалер – Генеральный секретарь ЦК КПСС Брежнев Леонид Ильич (лишен награды Горбачевым М.С.).


Владимир Емельянов
ГЕОРГИЙ КОНСТАНТИНОВИЧ ЖУКОВ
ОРДЕН № 1 (у Климбута опечатка - № 20 почему-то)
(Очерк дается в сокращении)

  В страшные дни битвы под Москвой многие вырезали портрет Жукова из газет и вешали в переднем углу со словами: “Жуков нас спасет, на него вся надежда...”

«В конце войны его популярность в союзнических странах была столь велика, что на Западе говорили о том, что Жуков мог бы выиграть президентские выборы в США…»
Я нашел это высказывание в статье лондонского корреспондента «Российской газеты» Ольги Дмитриевой «Мир в долгу у маршала Жукова».
Высказывание это принадлежит американскому писателю и военному историку Альберту Акселлу.

Да, в конце Второй мировой дело обстояло именно так. К сожалению, теперь, спустя шестьдесят с лишним лет, многие основательно подзабыли не только «человека, который победил Гитлера», но и о самой страшной в истории войне имеют весьма смутное представление. Например, согласно данным некоторых социологических опросов, большинство молодых британцев считают, что Германия была союзницей их страны в этой войне, тогда как Советский Союз – врагом.
Впрочем, и у нас в России находятся порой охотники изобразить в средствах массовой печати Красную Армию не избавителем человечества от нацизма, а скопищем мародеров и насильников. Да и сама победа, мол, была, по сути, «пирровой», лишь продлила разделение мира на два лагеря…
Ну да ладно, хватит о них, о наших доморощенных «философах-скинхедах». Ведь и у нас, и на Западе передовая неангажированная интеллигенция мыслит в большинстве своем как один из крупнейших интеллектуалов двадцатого столетия британский историк Джозеф Маккейб, утверждающий, что Вторая мировая война стала величайшим кризисом, который довелось пережить человечеству со времен падения Римской империи. И в преодолении этого кризиса, как утверждал Маккейб, Россия была бесспорным лидером. Американский посол Уильям Гарриман говорил, что если бы Россия не одолела Гитлера, союзники бы проиграли войну…

ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ (из воспоминаний Жукова)

«Дом в деревне Стрелковке Калужской губернии, где я родился 19 ноября (по старому стилю) 1896 года, стоял посредине деревни. Был он очень старый и одним углом крепко осел в землю. От времени стены и крыша обросли мохом и травой. Была в доме всего одна комната в два окна. Отец и мать не знали, кем и когда был построен наш дом. Из рассказов старожилов было известно, что в нем когда-то жила бездетная вдова Аннушка Жукова. Чтобы скрасить свое одиночество, она взяла из приюта двухлетнего мальчика — моего отца. Кто были его настоящие родители, никто сказать не мог, да и отец потом не старался узнать свою родословную. Известно только, что мальчика в возрасте трех месяцев оставила на пороге сиротского дома какая-то женщина, приложив записку: «Сына моего зовите Константином». Что заставило бедную женщину бросить ребенка на крыльцо приюта, сказать невозможно. Вряд ли она пошла на это из-за отсутствия материнских чувств, скорее всего — по причине своего безвыходно тяжелого положения…"


СОКРОВЕННАЯ ЖИЗНЬ ДУШИ
Из воспоминаний дочери полководца – М.Г. Жуковой

«Он был для меня просто отцом, не больше и не меньше. Такой же папа, как у других детей, добрый, любящий, сильный. Пока я была маленькой, я плохо понимала, что мой отец – выдающийся человек.

...Мне не раз приходилось сталкиваться с тем, что люди гадают и строят неверные предположения, почему же отец был назван Георгием. Иногда приходится читать о самых невероятных, злонамеренных вымыслах. А дело-то все в том, что по православным канонам имя младенцу нарекают на восьмой день от рождения. 19 ноября по старому стилю (2 декабря по-новому) отец родился. Можно посмотреть православный календарь и убедиться: память великомученика Георгия празднуется 26 ноября (по старому стилю) – спустя восемь дней…»

ЖУКОВ И РЕВОЛЮЦИЯ
В одной из неплохих статей о Георгии Константиновиче Жукове я прочел: «В юности он переехал в город и стал под¬мастерьем. Затем – служба в царской армии и участие в первой мировой войне. Жуков был хо¬рошим солдатом, имел награды, но в его судьбе не было ничего необычного – таких храбрых солдат насчитывались сотни тысяч. И трудно сказать, как сложилась бы его судьба, если бы в России не произошла революция...»
И невольно вспомнился другой документ:
«СОВ. СЕКРЕТНО. СССР. КОМИТЕТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ при СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР. 27 мая 1963 г. № 1447-с, гор. Москва. Товарищу ХРУЩЕВУ Н.С.
Докладываю Вам некоторые сведения, полученные в последнее время о настроениях бывшего Министра обороны Жукова Г.К.
В беседах с бывшими сослуживцами Жуков во всех подробностях рассказывает о том, как готовилось и проводилось заседание Президиума ЦК КПСС, на котором он был отстранен от должности Министра обороны, и допускает резкие выпады по адресу отдельных членов Президиума ЦК: "Все это дело можно было по-другому отрегулировать, – говорил Жуков, – если бы я мог низко склониться, но я не могу кланяться. А потом, почему я должен кланяться?.. У нас... неразумно купеческий размах в отношении помощи. В космическое пространство вылетаю миллиарды. На полет Гагарина израсходовали около 4 миллиардов рублей. Никто ни разу не задал вопроса, во что обходятся все эти приемы, все эти поездки, приезды к нам гостей и прочее... Жене БИДО сделали соболью шубу, я видел. Жене другого члена делегации был подарен бриллиантовый набор, в котором находилась бриллиантовая брошь в 12 карат... Это все сейчас доходит до широких масс людей... У СТАЛИНА было много нехороших черт, но в небережливости государственной копейки его никто не может упрекнуть. Приемов он не так много сделал, подарки он никому не давал, кроме своего автографа на книге..."
В другой беседе по поводу издания "Истории Великой Отечественной войны" Жуков говорил: "...Лакированная эта история. Я считаю, что в этом отношении описание истории... более честное у немецких генералов, они правдивее пишут...
Вот сейчас говорят, что союзники никогда нам не помогали... Но ведь нельзя отрицать, что американцы нам гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну... Получили 350 тысяч автомашин, да каких машин!.. У нас не было взрывчатки, пороха. Не было чем снаряжать винтовочные патроны. Американцы по-настоящему выручили нас с порохом, взрывчаткой. А сколько они нам гнали листовой стали. Разве мы могли быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью. А сейчас представляют дело так, что у нас все это было свое в изобилии...
Это не история, которая была, а история, которая написана. Она отвечает духу современности. Кого надо прославить, о ком надо умолчать... А самое главное умалчивается. Он же был Членом Военного Совета Юго-Западного направления. Меня можно ругать за начальный период войны. Но 1942 год – это же не начальный период войны. Начиная от Барвенкова, Харькова, до самой Волги докатился. И никто ничего не пишет. А они вместе с ТИМОШЕНКО драпали. Привели одну группу немцев на Волгу, а другую группу на Кавказ. А им были подчинены Юго-Западный фронт, Южный фронт. Это была достаточная сила... Я не знаю, когда это сможет получить освещение, но я пишу все как было, я никого не щажу. Я уже около тысячи страниц отмахал..."

НАЧАЛО ВОЕННОЙ КАРЬЕРЫ. ПЕРВАЯ МИРОВАЯ

7 августа 1915 года Георгий Жуков был призван на фронт кавалеристом в драгунский полк. Обучение военному делу было тяжелым. Но Жуков, быстро привык к армейским порядкам. И когда стали отбирать наиболее подготовленных солдат унтер-офицероской школы, в их число попал и Георгий Константинович. Учеба проходила в городе Харьковской губернии.
…В 1916 году в бою Георгий Константинович был тяжело контужен: взрывом мины его выбросило из седла. В сознание он пришел только спустя сутки.
За свою боевую службу Жуков получил два Георгиевских креста, один из них – за захваченного в плен германского офицера и заслуженно пользовался уважением товарищей: недаром был выбран главой эскадронного солдатского комитета.

ПЕРЕД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

Константин Рокоссовский, занимавшийся с ним в одной группе на командирских курсах, вспоминал: «Жуков, как никто, отдавался изучению военной науки. Заглянем в его комнату – все ползает по карте, разложенной на полу. Уже тогда дело, долг для него были превыше всего». ...
В 1938 году Жуков получил свой первый по-настоящему важный пост в советской военной системе – был назначен командующим войсками Белорусского особого военного округа.

ЖУКОВ В ВОЙНЕ С ЯПОНСКОЙ АРМИЕЙ. ХАЛХИН-ГОЛ

5 июня Г.К. Жуков прибыл в Монголию, ознакомился на месте с обстановкой и, посчитав, что командир не справляется с обязанностями, взял командование отдельным 57-й корпусом на себя.
До приезда Жукова положение армейской группы было действительно далеко не блестящим. При наличии передовой линии (достаточно слабой) у частей РККА – практически отсутствовал тыл – на многие километры вокруг простиралась голая степь, а военные городки представляли собой просто скопления землянок. К этому следует прибавить острый дефицит горючего и питьевой воды, причем второе было особенно болезненно для армии.
Хромала дисциплина. Жуков показал свой жесткий характер. Он привез с собой большую группу слушателей военных академий – офицерский резерв. И показал подчиненным офицерам, что незаменимых людей нет. Всех, кто нерадиво относился к своим обязанностям, он немедленно понижал в должности, а тех, кто осмеливался перечить, мог и вовсе разжаловать. На освободившееся место он ставил человека из резерва, который в случае малейшего просчета, наказывался, как и его предшественник, вплоть до расстрела.

Медлить с изгнанием врага было нельзя. Поэтому Жуков подготовил план операции по уничтожению противника. Цель ее – истребить 6-ю особую армию, не дав ей уйти за кордон. Причем ни в коем случае не переносить боевые действия за монгольскую границу, чтобы не дать повода Токио прокричать на весь мир о «советской агрессии» с вытекающими отсюда последствиями. Готовя удар, Жуков усыпил бдительность врага, создав впечатление, что советско-монгольские войска помышляют только об обороне. Строились зимние позиции, бойцам вручались наставления о ведении оборонительных боев, самыми разнообразными средствами все это доводилось до сведения японской разведки. Психологически расчет Жукова был безупречен… Японцы наглели на глазах, они вновь и вновь затевали частые операции, которые заканчивались очередным их избиением.
К вечеру 26 августа японская армия была окружена, началось ее уничтожение. 31 августа Г. К. Жуков докладывает об успешном завершении операции. Японские войска потеряли на Халхин-Голе около 61 тысячи убитыми, раненными и пленными, советско-монгольские войска – 18.5 тысячи убитыми и раненными. 15 сентября 1939 года в Москве было подписано соглашение о ликвидации конфликта.
Жуков стал Героем Советского Союза.
Японская армия потерпела такое поражение, что она в дальнейшем не осмелилась напасть на СССР вместе с Германией, и страна избежала войны на два фронта.

***
В 1940 году Жуков был назначен на пост командующего Киевским Особым военным округом, которому в соответствии с советской военной до¬ктриной отводилось самое важное место. Однако на этом посту Жуков пробыл недолго. Сталин после поражения в советско-финской войне сменил руководство основных родов войск и Гене¬рального штаба. В результате этих перестановок Жуков оказался в Москве. В начале 1941 года он был назначен начальником Генерального штаба и заместителем народного комиссара обо¬роны СССР.
Жуков, зная о том, что Германия готовится к нападению на СССР, предлагал рассмотреть варианты превентивного удара. Все документы, касающиеся этого вопроса, написаны им от руки в одном экземпляре. Вот одна из его докладных записок, отправленная Сталину 15 мая 41-го года: «Учитывая, что Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развернутыми тылами, она имеет возможность… нанести внезапный удар. Чтобы предотвратить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы германскому командованию, упредить противника в развертывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет еще организовать фронтов и взаимодействие родов войск».
У Сталина было другое мнение. Он посчитал, что к войне надо подготовиться более основательно.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ

В ночь на 22 июня Георгий Жуков и нарком обороны Семён Тимошенко приказали привести войска приграничных округов в полную боевую готовность. «Передача в округа была закончена в 00.30 минут 22 июня 1941 года. Копия директивы была передана наркому Военно-Морского Флота», – напишет потом в своих воспоминаниях Жуков. Разослана эта директива была за три часа до войны. Времени на её выполнение уже не оставалось.
В первый же день войны, по приказу Сталина, Георгий Константинович вылетел на Юго-Западный фронт. Здесь он попытался организовать нападение на Люблин. Оно шло под лозунгом «Бить врага под корень!» (имелось в виду ведение наступательного боя на вражеской территории). Успеха это наступление не имело и только усилило неразбериху в войсках.
29 июля Жуков попросил Сталина принять его для срочного доклада и сказал, что все наши армии надо отвести за Днепр и обороняться за этой мощной преградой.
– А как же Киев? – спросил Сталин.
– Киев придется оставить, – отвечал Георгий Константинович.
Одновременно Жуков предложил организовать контрудар и отбить у немцев Ельню, так как оттуда немцам открывался удобный путь на Москву.
– Какие там ещё контрудары, что за чепуха?! – возмутился Сталин. – Опыт показал, что наши войска не могут наступать… Как вы могли додуматься сдать врагу Киев?
Жуков тоже вспылил и резко заявил:
– Если вы считаете, что начальник Генерального штаба способен только чепуху молоть, тогда мне здесь делать нечего. Я прошу освободить меня от обязанностей начальника Генерального штаба и послать меня на фронт. Там я, видимо, принесу больше пользы Родине.
Через 40 минут Сталин сообщил Георгию Константиновичу, что он освобождается от поста начальника Генштаба.
– Куда прикажете мне отправиться?
– А куда бы вы хотели?
– Могу выполнять любую работу. Могу командовать дивизией, корпусом, армией, фронтом.
– Не горячитесь, не горячитесь. Вы вот тут докладывали об организации контрудара под Ельней. Ну и возьмитесь за это дело.
Под конец, чтобы смягчить напряжение, Сталин с улыбкой предложил Жукову выпить с ним чаю. Но разговор за столом не клеился. В тот же день Георгий Константинович отправился на фронт под Ельню.
«Когда мне приходится касаться событий под Ельней, я невольно вспоминаю о своих личных переживаниях в те трудные дни. Ельнинская операция была моей первой самостоятельной операцией, первой пробой личных оперативно-стратегических способностей в большой войне с гитлеровской Германией. Думаю, каждому понятно, с каким волнением, особой осмотрительностью и вниманием я приступил к ее организации и проведению… Организациия и успешное проведение наступательной операции по ликвидации ельнинского выступа, всесторонне сложная работа в должности начальника Генерального штаба в первые пять недель войны дали мне много полезного для командной деятельности оперативно-стратегического масштаба и понимания различных способов проведения операций», – писал потом Жуков.
Через несколько дней после этой победы Георгия Константиновича принимал Сталин.
– А неплохо у Вас получилось с ельнинским выступом, – сказал он и добавил: – Вы были тогда правы.

В ЛЕНИНГРАДЕ

Во время той встречи И.В. Сталин поинтересовался мнением собеседника о том, как он расценивает обстановку под Москвой, внимательно выслушал ответ и через некоторое время, поразмышляв, сказал:
– Вам придется лететь в Ленинград и принять от Ворошилова командование флотом и Балтфлотом.
10 сентября Г. Жуков был уже в Ленинграде. Он явился в Смольный, где в кабинете Ворошилова обсуждался вопрос о том, как взорвать 140 объектов – предприятия города и мосты – и затопить военные корабли, в случае невозможности удержать город, чтобы они не достались врагу.

Позднее Жуков в своих воспоминаниях напишет: «Я же лично считаю для себя высокой честью, что в самое трудное время мне было доверено командование всеми войсками, оборонявшими город Ленина. Организация борьбы в условиях блокады при значительном превосходстве противника в силах и боевой технике дала мне много полезного для всей последующей деятельности командующего фронтами и заместителя Верховного Главнокомандующего. Сентябрь 1941 года остался в памяти на всю жизнь».
18 января 1943 года в день завершения прорыва блокады Президиум Верховного Совета СССР присвоил Георгию Константиновичу Жукову звание Маршала Советского Союза.

***
В октябре Сталин приказал Жукову возвратился под Москву, где он занимал должности командующего Резервным и Запад¬ным советскими фронтами. Здесь следует отме¬тить, что основная роль в подготовке и проведении Московской операции принадлежит Жукову и Васи¬левскому. Именно здесь Жуков впервые применил ту такти¬ку, которая позволяла ему одерживать победы над фашистами в те¬чение всей войны.
Тактика была такая: глубоко эшелонируя оборону, Жуков добивался, чтобы атаку¬ющие силы немцев не могли с первого удара про¬рвать позиции наших войск и вязли в тягучих кровопролитных штурмах, истощая собственные материальные и людские ресурсы. А в это время в тылу советских войск из пополнения создавалась мощ¬ная военная группировка, которая должна была нанести врагу контрудар в то время, когда тот выдохнется от постоянных безу¬спешных атак.
Успех Московской операция вернул Жукову расположение Стали¬на. Но в середине июля 42-го года дела на фронте вновь ухудшились. Правое крыло группы немецких армий «Юг» подошло к Кубани, а левое достигло излучины Днепра между Калачом и Клетской и направилось к Сталинграду.

ПЕРЕЛОМ
Следующими крупными операциями Георгия Жукова были Ленинградская и Белорусская.
Снятие блокады Ленинграда некоторые аналитики считают операцией скорее политической, нежели воен¬ной. В ней не использовалось никаких тактических или стратегических хитростей: советские войска всеми имевшимися силами ударили на¬встречу друг другу по находившимся между ни¬ми немецким войскам — и блокада была снята. Это не значит, что победа далась легко. Нет, вновь «малой кровью» не обошлись. Однако эта операция имела большое политическое и психологическое значение для советского народа, который свыше 900 дней наблюдал за борьбой города с врагом.
...Однако другая операция, Белорусская, носив¬шая кодовое наименование «Багратион», потребовала от Жукова применения крайне нетради¬ционных решений. Немцы создали мощную оборону на тех участках фронта, где, по их мнению, могут начать наступление советские войска. А там, где их могли защитить природные препятствия — реки и в особенности почти непроходимые болота, они такой обороной пренебрегли. И Жуков принял нестандартное решение: войска перешли в наступление там, где их не ждали немцы, — через непроходимые болота. И хотя огромное количество советской техники и солдат бесследно сгинуло в этих болотах, основная цель была достигнута — Белоруссию освободили быстро и при больших потерях немецкой армии, многие части которой попали в окружение.
В 1943 году Жуков стал Маршалом Советского Союза, в 1944 – дважды Героем Советского Союза.

ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ
8 мая 1945 года от имени Верховного главнокомандования маршал Жуков принял капитуляцию Германии вместе с представителями других держав-победительниц.
Он был награжден орденом Победы и стал в 1945 году трижды Героем Советского Союза. Кроме того, он навсегда вошел в историю как человек, командовавший парадом Победы на Красной площади в Москве.
После окончания войны он командовал Группой советских войск в Германии, в 1946—1953 годах был главнокомандующим сухопутными войсками. Незадолго до смерти Сталин решил провести очередную чистку аппарата власти. В число претендентов на нары оказался и Жуков. На него было заведено дело, в доме и на даче проведены обыски.
Сталин этого сделать не успел, а его подручный Берия был устранен при самом непосредственном участии Жукова, который не только пообещал Хрущеву, что без его приказа с места не тронется ни один танк, но и ввел в Кремль армию, блокировав охрану резиденции правительства, которая состояла из войск НКВД. Придя к власти, Хрущев не забыл этот поступок и сделал Жукова министром обороны.
Но и Хрущев опасался держать рядом с собой столь популярную в народе личность. Кроме того, прямота Жукова задевала его самолюбие (например, высказывания маршала о том, что стыдно вкладывать миллиарды в невоенную космонавтику, когда народ живет впроголодь). В 1957 году Жуков попал в опалу, был понижен до командующего заштатным округом, а затем и вовсе изгнан из армии, и даже его мемуары удалось издать с большим трудом.

Опала маршала продолжалась вплоть до падения Хрущёва. Лишь в 1965 году Жукову разрешили присутствовать на торжественном заседании в честь 20-летия Победы. Через четыре года вышли в свет, хотя и с большими сокращениями, мемуары Г. К. Жукова «Воспоминания и размышления». Уже при жизни маршала книга была переведена на все основные языки мира. Ну, а в Советском Союзе «Воспоминания» стали самой популярной книгой о Великой Отечественной войне.

***
Жуков скончался 18 июня 1974 года. Похоронен в Москве, на Красной площади у Кремлевской стены.

СОКРОВЕННАЯ ЖИЗНЬ ДУШИ. Из воспоминаний дочери маршала М.Г. Жуковой
« Как и Александр Васильевич Суворов, на которого во многом равнялся отец, он был знатоком солдатской души. Денис Давыдов говорил о Суворове, что тот “положил руку на сердце русского солдата и изучил его биение”. То же самое, мне кажется, можно сказать и о Жукове.

Сегодня уже ведутся споры о верующей душе отца.
Душа человека – великая тайна, к которой окружающие могут только лишь прикоснуться. Духовная жизнь скрыта от глаз людских. Тем более жизнь людей, отличившихся великими земными деяниями, жизнь полководцев. Недавно мне пришлось прочитать в одной книге, что нет свидетельств, веровал ли Жуков в Бога. Похоже, пришло время сказать о том, что таких свидетельств немало.
“Я скоро умру, но с того света я буду наблюдать за тобой и в трудную минуту приду”, – сказал он, чувствуя приближение неотвратимого конца, мне, шестнадцатилетней тогда девочке, оставшейся уже без матери.
В народе сохраняется предание о том, что Жуков возил по фронтам Казанскую икону Божией Матери. Не так давно архимандрит Иоанн (Крестьянкин) подтвердил это. В Киеве есть чудотворная Гербовецкая икона Божией Матери, которую маршал Жуков отбил у фашистов.
Один человек рассказывал, что в начале войны Жуков прислал в их деревню под Нарофоминском машину со священником, чтобы окрестить всех детей...
Священник из села Омелец Брестской области в письме к Жукову, поздравляя его с Победой, пожаловался о том, что все колокола с церкви были увезены оккупантами. Вскоре от маршала пришла посылка весом в тонну – три колокола! Такого благовеста еще не слышала округа! Колокола висят там по сей день. А прихожане хранят письмо маршала.
...В страшные дни битвы под Москвой многие вырезали портрет Жукова из газет и вешали в переднем углу со словами: “Жуков нас спасет, на него вся надежда...”
Чем иначе, как не особой помощью Божией, объяснить, например, то, что отец не спал во время битвы под Москвой одиннадцать суток подряд. Человеческому организму, даже очень крепкому, такое не под силу...

…Знаменательно, что Пасха 1945 года пришлась на 6 мая, праздник великомученика Георгия Победоносца! “Помню и печально знаменитый Ипатьевский дом, куда нас провели по особому разрешению. Тема расстрела царской семьи в те годы была под строжайшим запретом, и я впервые узнала об этой трагедии. В доме при входе была устроена небольшая экспозиция с копиями каких-то документов, на стенах висели красные лозунги и портреты вождей, а внизу – страшный подвал, куда мне не захотелось спускаться. Атмосфера в доме была гнетущей... С отцом на эту тему я заговаривать не стала”. О том, что на самом деле творилось в душе отца, можно понять по эпизоду, происшедшему позднее. О нем мне рассказали во время моей поездки на Урал старожилы.
Однажды на каком-то торжественном собрании к Жукову протиснулся подвыпивший старый большевик Ермаков. Представляясь, объявил, что он тот самый Ермаков, который участвовал в расстреле царской семьи, и протянул руку для пожатия. Он ожидал привычной реакции – удивления, расспросов, восторга. Но маршал повел себя по-другому, чего Ермаков никак не ожидал. Он сказал, по-жуковски твердо выговаривая слова: “Палачам руки не подаю”.
Он никогда не угодничал, твердо отстаивая истину. Оттого и незыблем был в народе его авторитет. Потому и боялись “наверху” этой всенародной любви к маршалу Победы. Да только не могли ее заглушить».


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этом очерке затронуты лишь наиболее известные эпизоды из жизни Жукова.
Наверное, судьба могла быть более благосклонной к нему. Постоянное нервное напряжение, окрики со стороны Сталина, немилости Хрущёва и Брежнева не давали ему покоя. Наверное, покалывала сердце обида. Но ведь не ради Сталина или Хрущева жил и боролся этот легендарный человек. Да и при всем этом – разве можно не только полностью отречься, но даже и сетовать на судьбу, давшую ему всемирную известность и любовь народа своей страны.
...На этом, пожалуй, можно было бы поставить точку.
И все же хотелось бы завершить очерк о легендарном маршале словами другого не менее легендарного человека.
В 1940 году, приняв командование Киевским Особым военным округом, Жуков заставил в каждом полку соорудить специальный стенд, посвященный изобретательской и рационализаторской работе. На этом стенде вывешивались листовки с перечнем проблем, которые предлагалось решить войсковым умельцам. Каждая тема имела практическую направленность прежде всего на совершенствование эксплуатации и обслуживания техники и вооружения. Командующий держал эту работу под неусыпным контролем. Однажды его внимание привлек неказистый с виду, но удивительно надежный прибор – счетчик для фиксирования показателей работы танкового двигателя под нагрузкой и на холостом ходу. Георгий Константинович дал команду доставить создателя счетчика к нему.
И вот в кабинет прославленного генерала, героя боев на реке Халхин-Гол робко вошел невысокий солдатик в широченных не по росту галифе и тонким срывающимся голосом стал докладывать о прибытии. Видимо, заметив его волнение, Георгий Константинович улыбнулся. Исчезла суровость с его широкого лица, подобрел взгляд. Командующий был не один. В кабинете находилось несколько генералов и офицеров. Все они внимательно знакомились с чертежами и самим прибором.
– Хотелось бы послушать вас, товарищ Калашников, – повернулся к вошедшему Жуков. – Расскажите нам о принципе действия счетчика и его назначении.
После беседы с командующим солдатика направили в Киевское танковое училище, где в мастерской ему предстояло изготовить два опытных образца прибора и подвергнуть их всестороннему испытанию на боевых машинах.
И вот новая встреча с Жуковым. Командующий поблагодарил бойца за творческую инициативу, объявил о награждении ценным подарком – наручными часами и приказал командировать красноармейца Калашникова в Москву для дальнейших испытаний прибора.

Сейчас фамилия этого солдата известна в мире ничуть не меньше, чем фамилия самого маршала Жукова. Мало того, среди самых разных легенд об этих людях появилась и такая: мол, в сорок первом, в самые трудные для России дни войны Михаила Калашникова вызвал к себе маршал Жуков и приказал: поручаю тебе изобрести мощный безотказный автомат… Этот сюжет очень любят за рубежом.
Сам Михаил Тимофеевич Калашников, изобретатель знаменитого «АК-47», ныне генерал-майор, лукаво прищуривается:
– Эта фантастическая информация иногда появляется и у нас, причем обрастает, конечно же, чисто русскими, уже квасными подробностями: великий маршал положил руку сержанту на плечо и проникновенно сказал: «Сынок! Вся надежда на тебя!» Нет, про автомат – этого не было… К великому моему сожалению… И все же не раз в своей жизни я мысленно возвращался к тем незабываемым встречам, размышлял о личности Георгия Константиновича Жукова… Да, были и перед встречей с ним те, кто помогал, наставлял, поддерживал – чем только мог. Но благословил-то, и в самом деле, Георгий Константинович! Именно с момента встречи с ним произошли в моей судьбе такие крупные перемены: я, солдат срочной службы, незадолго до начала войны встал на нелегкий путь конструирования. Прибор, предоставленный мною для сравнительных полевых испытаний, выдержал их с честью, достойно прошел сквозь сито оценок придирчивых военных специалистов и был рекомендован для серийного производства…


А вот фрагмент из книги Михаила Калашникова «От чужого порога до Спасских ворот»:

« …Пора подведения итогов. Конец века. И – конец тысячелетия. И если «годовой отчет» каждому составить все-таки не затруднительно, то как мы отчитаемся за прошедшие десять веков?
…Когда я был в Швейцарии, посол Андрей Николаевич Степанов поднял над зданием посольства наш флаг. Мне он сказал: «Мы это делаем крайне редко, только в связи с самыми знаменательными событиями. Сегодня флаг поднят в вашу честь».
Еще там я начал размышлять: что же я за персона, если посол поступил таким образом? И уже дома, кажется, понял…
В Швейцарии очень бережно хранят память об Александре Васильевиче Суворове и его «чудо-богатырях», как он сам своих солдат называл. Какой прекрасный мемориал устроен в горах, в Сен-Готтарде! И вот, как мы побывали там, досужие комментаторы и журналисты вдруг стали говорить и писать: знаменитый русский конструктор Калашников очень похож на генералиссимуса Суворова. Когда мне первый раз это перевели, я даже к зеркалу подходил, но только удивление на своем лице и обнаруживал. Может быть, причиной мой небольшой рост? Или комплекция, которую иначе, как сухонькой, не назовешь?
И только после меня осенило: дело в той великой славе, которую оставил своим потомкам Суворов. Вот – и на меня хватило. Упал отблеск… Но вместе с тем разве не ложится святая обязанность? Величию предков соответствовать…»
Прекрасные слова!
И пусть они будут подкреплены чистосердечным признанием маршала Жукова – человека, который этому величию соответствовал полностью:
«Для меня главным было служение Родине, своему народу. И с чистой совестью могу сказать: я сделал все, чтобы выполнить этот свой долг».
Владимир Емельянов
Георгий Жуков. Орден № 1. Очерк. ‒ Ижевск: Литературный Луч, 2004. ‒ 40 с.
Владимир Емельянов

Песни русского Севера. "По дорожечке, ой, да по широкоей..."

№ 11

    По дорожочке, эй…
Да по… ой, по дорожочке, ой, да по… ой, по ширόкоёй.

    По ширόкоёй…
Да по… ой, по ширόкоёй, ай, да по… ой, по трактовоей.

    По трактόвоей…
Да ту… ой, тут и шла-то ли, прошла, ай, да си… сила-армия.

    Сила-армия, ой…
Да си… ай, сила-армия, ой, да ко… ой, конна гвардия.

    Конна гвардия, ой…
Да впе… ой, впереди-то ле полка, ай, дак зна… ай, знамена несут.

    Знамена несут, ой…
Да зна… ай, знамена-те ле несут, ой, да ру… ой, ружья светлеют.

    Ружья светлеют, ой…
Да по… ой, посреди-то ле полка, ой, да ле за… ай, замки брякали.

    Замки брякали, ой…
Да ле за… ай, замки брякали, ой, солдаты сплакали.

    Солдаты сплакали, ой…
– Да у… ой, уж мы где-то ле, братцы, ай, да бу… ой, бэдём день дневать?

    Бэдём день дневать, ой…
Да ле бу… ой, бэдём день-то дневать, а да но… ой, ночь коротати?

    Ночь коротати, ой…
Да бу… ой, бэдём день-то дневать, а да во… ой, во темном лесу.
    Во темном лесу, ой...
Да во… ой, во темном-то лесу, ой, да ле во… ой, во сыром бору.
Владимир Емельянов

Песни русского Севера. "Выезжал майор да полковничок..."

№ 10

Ай, из палаты-то было да белокаменной
Да вы... ой, выезжал-то майор да полко... ой, полковничок.

Ой, выезжал-то майор да полко… ой, полковничок,
Ой,  да вы… ой, выносил-то-й указ да неми… ой, немилостлив.

Ой, вы... выносил-то-й указ да неми... ой, немилостлив,
Э-ой, да как-то немилостлив, как нежа... ой, нежалостлив.

Ой, что-й-то немилостлив указ, нежа... ой, нежалостлив:
Да что-й-то из трёх-то братьей да во солда... ой, в солдаты брать.

Ой, что-й-то из трёх-то братьей да во солда... ой, в солдаты брать,
Эй, да что-й из четыре-то братьев в казаки-то ле писать.

Ой, что-й-то из трёх-то братьей да во солда... ой, в солдаты брать,
Ой, да и... из четыре-то  братьев в казаки-то ле писать.

Ой, что-й-то у нужного было у бе... эй, у беднаго,
Ой, да у… ой, у крестьянина было да небога... ой, богатого.

Ой, у крестьянина было да небога... ой, богатого,
Ой, да что-й три-то сына были хоро... ой, хорошия.

Ой, бы… эй, было три-то сына были хоро... ой, хорошия,
Эй, да ра… ай, расхороши да были да расприго... ой, пригожия.

Ой, ра… ай, расхорошие были да расприго... ой, пригожия.
– Ой, да чтой-то первого сына да мне-ка жаль да отдать.

Мне второго сына не хочется,
А третьего тому Бог судья – во солдаты отдать.
Во солдаты отдали. Отцу-матери говорил:
– Я не сын вам, не сын, да будто пасынок,
Я не пасынок, будто суседской сын.
Вы сходите, дети, во кузницу,
Вы скуйте, дети, по ножику,
Буде, бросьте-ко в мать быстру реку.
Старшому – тому против воды,
Среднему-то – против быстери, напониз  воды,
А младшему – тому пусть ко дну.
Владимир Емельянов

Народные песни русского Севера."Ой, дорога наша любовь..."..."

№ 6

Ой, мне-то не дорого ва… ай, вашо злато да чи… чисто се… эй, да серебро.

Ой, дорога наша любовь да мо… ой, молодецкая,
Ой, дорога-то наша любовь да ли мо… ой, молодецкая.

Ой, вашо злато, чисто серебро да мину… ой, минуетсе,
Ой, ва… ой, вашо злато да чисто серебро да мину… ой, минуетсе.

Ой, дорога наша любовь да не… ой, не забу… ой, не забудетсе,
Ой, дорога-то наша любовь да ле не… эй, не забу… ой, забудетсе.

Ой, хошь забудетсе любовь да во… ой, воспомя… эй, спомянетсе,
Ой, хошь-то забудетсе наша любовь да ле во-й… воспомя…ой, спомянетсе.

Ой, не полынь-трава в чистом поле да шата… эй, шаталасе,
Ой, не… не полынь-то трава в чистом поле да шата… эй, шаталасе.

Ой, не лазурьевы цветочки да ро… ой, росстила… эй, стилалисе,
Ой, не… не лазурьевы цветочки да ро… ой, росстила… эй, стилалисе.

Ой, потишешеньку солдаты да по… ой, подвига… эй, двигаютсе,
Ой, по… потишешеньку солдаты да по… ой, подвига…ой, двигаютсе.

Ой, понижешеньку солдаты да по… ой, поклоня… эй, клоняютсе,
Ой, по… понижешеньку солдаты да по… ой, поклоня… эй, клоняютсе.

Ой, поклоняютсе солдаты са… ай, самому-то ле царю,
Ой, поклоняютсе солдаты да са… ай, самому-то ле царю.

Ой, самому царю Петру да А… ай, Алексеевичу,
Ой, са... ай, самому-то царю да Петру да ле О.. ой, Олексеевичу.

– Ой, уж ты, солнышко, наш батюшко, да Влади… эй, Владимир-князь,
Ой, у… уж ты, солнышко-то ле наш батюшко, да Влади… эй,
                                                                                              Владимир-князь!

Ой, заедает вор-собака на… ай, нашо жа… ой, да жалованьё,
Ой, за… ай,  заедает вор да собака да на… ай, нашо жа… ой, да жалованьё.

Ой, перво хлебно, второ мундирно, тре… ай, третьё де…ой, да денежно,
Ой, перво-то хлебно, второ было мундирно, да тре… ой, третьё де… эй,
                                                                                                          да денежно.

– Ой, вы судите-ко, ребята, вы да своим да судом,
Ой, вы судите-ко, ребята да своим да судом.

Ой, вы своим да судом да пра… ай, правосудьицом.
Владимир Емельянов

Уроки истории. Спасение Европы от турков.

В 1.572 году произошла величайшая битва Русов, определившая будущее евроазиатского континента и всей планеты на много веков вперед.
В том сражении, унесшем более ста тысяч жизней, решалась не только судьба Руси — речь шла о судьбе всей европейской цивилизации.
Но мало кто, помимо профессиональных историков, знает о этой битве...
Почему???...
Да потому, что по мнению Европы, эта победа была одержана «неправильным» правителем, «неправильной» армией и «неправильным» народом...
Как это было:
Империя наносит удар:
В 1569 году 17.000 отборных янычар, усиленных крымской и ногайской конницей, двинулись в сторону Астрахани. Но поход провалился: туркам не удалось протащить с собой артиллерию, а воевать без пушек они не привыкли...
Разведка боем:
В 1571 году крымский хан Девлет Гирей, в союзе с Османской империей и заклятым врагом Руси Речью Посполитой, во главе 40-тысячной армии вторгается в Московию. Обойдя (не без помощи предателей) южные заслоны, он доходит до Москвы и сжигает ее дотла.
После столь удачного рейда Девлет-Гирея и сожжения им Москвы, Иван Грозный рвал и метал, а в Стамбуле потирали руки: разведка боем показала, что русские не умеют сражаться, предпочитая отсиживаться за крепостными стенами. Но если легкая татарская конница не была способна брать укрепления, то опытные турецкие янычары умели делать это очень даже хорошо.
Решающий поход:
В 1572 году Девлет Гирей собирает невиданную по тем временам военную силу — 120.000 человек, в числе которых 80 тысяч крымчан и ногайцев, а также 7 тысяч лучших турецких янычар с десятками артиллерийских стволов — по сути спецназ, элитные войска, имеющие богатый опыт ведения войн и захвата крепостей.
Отправляясь в поход, Девлет Гирей заявил, что «едет на Москву на царство». Не воевать, а царствовать он ехал! Ему и в голову не могло прийти, что кто-то осмелится выступить против такой силы.
Заранее пошла «делёжка шкуры неубитого медведя»: в пока еще русские города назначались мурзы, в еще не покоренные русские княжества — наместники, заранее делилась русская земля, а купцы получали разрешение на беспошлинную торговлю.
Осваивать новые земли собрались все мужчины Крыма от мала до велика.
Огромная армия должна была войти в русские пределы и остаться там навсегда.
Так оно и случилось…
6 июля 1.572 года крымский хан Девлет Гирей довёл османскую армию до Оки, где наткнулся на двадцатитысячное войско под командованием князя Михаила Воротынского.
Девлет Гирей, не стал вступать в бой с русскими, а повернул вверх вдоль реки. Возле Сенькина брода он без труда разогнал отряд из двухсот бояр и, переправившись через реку, двинулся по Серпуховской дороге на Москву.
Решающая битва:
Опричник Дмитрий Хворостинин, возглавлявший пятитысячный отряд из казаков и бояр, крался по пятам татар и 30 июля 1.572 года получил разрешение атаковать врага.
Ринувшись вперед, он насмерть втоптал в дорожную пыль татарский арьергард и у реки Пахры врезался в основные силы. Опешившие от подобной наглости татары развернулись и бросились на малочисленный отряд русских всеми своими силами. Русские кинулись наутёк, а враги, устремившись за ними, преследовали опричников до самой деревни Молоди...
И тут захватчиков поджидал неожиданный сюрприз: обманутая на Оке русская армия стояла уже здесь. И не просто стояла, а успела соорудить гуляй-город — передвижное укрепление из толстых деревянных щитов. Из щелей между щитами по степной коннице ударили пушки, из прорубленных в бревенчатых стенках бойниц громыхнули пищали, а поверх укрепления хлынул ливень стрел. Дружный залп смел передовые татарские отряды, словно рука, смахнувшая с шахматной доски пешки...
Татары смешались, а Хворостинин, развернув своих казаков, снова ринулся в атаку...
Османы волна за волной шли на штурм неведомо откуда взявшейся крепости, но их конные тысячи одна за другой попадали в жестокую мясорубку и обильно заливали русскую землю своею кровью...
В тот день только опустившаяся тьма остановила бесконечное смертоубийство...
Утром османской армии открылась истина во всей ее ужасающей неприглядности: захватчики поняли, что угодили в ловушку — впереди по Серпуховской дороге стояли прочные стены Москвы, а пути отхода в степь перекрывали закованные в железо опричники и стрельцы. Теперь для незваных гостей речь шла уже не о покорении России, а о том, чтобы выбраться назад живыми...
Татары пребывали в бешенстве: они привыкли не драться с русскими, а гнать их в рабство. Османским мурзам, собравшимся править новыми землями, а не умирать на них, тоже было не до смеха.
К третьему дню, когда стало ясно, что русские скорее умрут на месте, чем позволят незваным гостям убраться восвояси, Девлет Гирей приказал своим воинам спешиться и атаковать русских вместе с янычарами. Татары прекрасно понимали, что на сей раз они идут не грабить, а спасают свою шкуру, и дрались как бешенные собаки. Доходило до того, что крымчане пытались разломать ненавистные щиты руками, а янычары грызли их зубами и рубили ятаганами. Но русские не собирались выпускать извечных грабителей на волю, чтобы дать им возможность отдышаться и вернуться снова. Кровь лилась весь день, но к вечеру гуляй-город продолжал все так же стоять на своем месте.
Ранним утром 3 августа 1572 года, когда османская армия пошла в решающую атаку, в спину им совершенно неожиданно ударил полк Воротынского и опричники Хворостинина, и одновременно с этим из гуляй-города на штурмовавших османов обрушился мощный залп из всех орудий.
И то, что начиналось как битва, мгновенно превратилось в избиение...
Итог:
На поле у деревни Молоди были порублены без остатка все семь тысяч турецких янычар.
Под русскими саблями у деревни Молоди полегли не только сын, внук и зять самого Девлет-Гирея — там Крым потерял практически все боеспособное мужское население поголовно. От этого поражения он так и не смог оправиться, что предопределило его вхождение в Российскую империю.
Не смотря на почти четырехкратное превосходство в живой силе, от 120-тысячного войска хана не осталось почти ничего – в Крым вернулись всего 10 тысяч человек. 110 тысяч крымско-турецких захватчиков нашли свою смерть в Молодях.
Такой грандиозной военной катастрофы история того времени не знала. Лучшая армия в мире попросту перестала существовать...
Резюме:
В 1572 году спасена была не только Россия. В Молодях была спасена вся Европа – после такого разгрома о турецком завоевании континента речи быть уже не могло.
Битва при Молодях — не только грандиозная веха Русской истории. Битва при Молодях – одно из величайших событий Европейской и Мировой истории.
Возможно, пменно поэтому она была так тщательно «забыта» европейцами, которым важно показать, что это именно они разгромили турок, этих «сотрясателей Вселенной», а не какие-то русские...
Битва при Молодях? Что это вообще такое?
Иван Грозный? Что-то помним, «тиран и деспот», кажется…
*
Кровавый тиран и деспот:
К «полному бреду» можно отнести «Записки о России» англичанина Джерома Горсея, в которых утверждается, что зимой 1.570 года опричники перебили в Новгороде 700.000 (семьсот тысяч) жителей. Как такое могло случиться, при общем населении этого города в тридцать тысяч, объяснить никто так и не смог...
При всём старании, на совесть Ивана Грозного за все его пятьдесят лет правления можно отнести не больше 4.000 погибших.
Наверное, это немало, даже если учитывать, что большинство честно заработало себе казнь изменами и клятвопреступлениями...
Однако в те же самые годы в соседней Европе в Париже ТОЛЬКО за ОДНУ ночь(!!!) вырезали больше 3.000 гугенотов, а в остальной стране — более 30.000 за две недели. В Англии по приказу Генриха VIII было повешено 72.000 людей, виновных только в том, что они нищие. В Нидерландах во время революции счет трупам перевалил за 100.000...
Нет, России до европейской цивилизации, однозначно, далеко...
Взято на сайте НОНСЕНС.
Владимир Емельянов

Кажется, настало время для действительно плохих новостей из Украины…



Что? «Еще более плохих», спрашиваете вы? После европейского кидалова с безвизом, отказом Обамы защищать Незалежну, жесткой позицией Франции и Германии по требованию от Украины соблюдать Минские соглашения – есть еще более плохие новости? Что, черт возьми, это может быть?
А вот, извольте: Великобритания подписывает новое 15-летнее оборонное соглашение с Украиной, в рамках которого обязуется оказывать финансовую и тренировочную помощь армии «киборгов» и «хероев».
Что тут такого, спросите вы? «Такое» тут абсолютно всё, и самое главное – сам «партнер».





Великобритания… Как много интриг, подлости и подстав в этом красивом слове! Как много доверчивых бабочек сгорело в огне английской дипломатии, как много «союзников» оказалось у разбитого корыта. «Англичанка гадит» — ах, если бы только одна Россия могла пожаловаться на коварство островных жителей. Но ей вторят французы и немцы, испанцы и арабы, даже американцы и евреи. Всем и везде «англичанка» беззастенчиво и неустанно гадила на протяжении долгих веков, а больше всего тем, кто имел глупость довериться этой безнравственной старухе. Правило без исключений: взяла тебя в союзники Англия – жди катастрофы.


И вот лежит на обочине мировой политики страна-неудачница, все ее поднимать брезгуют, чтобы не запачкаться, но находится все-таки «старьевщик», который берет этот токсичный утиль. Из добрых побуждений, так что ли? Или из собственной циничной корысти?





На тему геополитического противостояния Англии и России было написано столько, что нет нужды в каких-то дополнительных «открытиях». Англия всеми силами подрывала Россию изнутри задолго до США. Изменилось ли что-нибудь? Нет, разумеется – Англия как была, так и остается главным врагом России, куда более категоричным, на самом деле, чем Америка. Но времена расцвета могущества Британской империи все же остались в прошлом, так что не приходится брезговать никакой «туземной» поддержкой в борьбе против своего вековечного врага – Европы. Россия небезуспешно стремится к мирному сотрудничеству с Европой, что выбивает рычаги влияния на нее из рук Британии. Поэтому цель все та же – ссорить Россию и Европу, натравливать Европу на Россию. План простой и даже грубый: Украина будет преподноситься велеречивыми бриттами как существеннейшая часть Европы, а потом Европе придется отдуваться за украинскую агрессивную русофобию. Ни один британец не пострадает, пострадает европейская экономика от нелепой борьбы с РФ, пострадают украинские солдаты и мирное население в зоне АТО.





Особенно цинично, что сотрудничество Украины и Англии даже близко не тянет на какую-то комплексную поддержку ее загибающейся экономики. Никаких кредитов, никаких инвестиций в мирных сферах – только поддержка армии неафишируемыми суммами. Засекреченность этих сумм (типичный пример донельзя «черного нала») как бы намекает нам, что деньги тупо пойдут на подкуп украинских генералов, готовых теперь на любые провокации по свистку из Лондона (1), а еще одна деталька – «страны будут сотрудничать в сфере обмена данными военной разведки» — откровенно превращает Украину в большую английскую резидентуру. Или, что более, верно – в криптоколонию (да, «слово произнесено»).

...Скольким странам и режимам только за последние сто лет Великобритания «помогала»: белогвардейцам в Гражданской войне, чехам в 1938 году, полякам в 1939, французам в 1940… Все, кто понадеялся на английскую помощь, были быстро разбиты.
Так что, кажется, Украина совершила поистине фатальную ошибку.





Григорий Игнатов



Владимир Емельянов

Клад Наполеона до сих пор не найден.

КЛАДЫ НАПОЛЕОНА
  Газета "Кладоискатель" (Редакция)
   
Автор Н...

"8 октября. Суббота. Сегодня я стала кладоискательницей. Я разбирала бабушкин книжный шкаф и нашла старинную книгу о Наполеоне. Я так зачиталась, что чуть не забыла лечь спать. Из этой книги я узнала, что, когда Наполеон отступал из Москвы в 1812 году и его догнала зима, он решил отделаться от сокровищ, которые вёз из Кремля... Французы нашли в лесу глубокое Семлёвское озеро и сбросили в него все ящики...»

 Это пишет Алиса, юная героиня фантастического рассказа Кира Булычёва «Клад Наполеона». Девочка вспомнила, что годом ранее побывала вместе с отцом на Семлёвском озере в Смоленской области. Что сидела на берегу и представляла, как этот глухой уголок выглядел в сказочные времена: «В озере могла жить русалка, а старый леший любовался с берега, как она плавает. Я совсем не удивилась тому, что здесь может таиться клад. И мне захотелось его найти».

Детский, книжный, наивно-романтический взгляд булычёвской Алисы не имеет ничего общего с реальностью. Понятно, что поиск кладов, само их происхождение, грозные личности, их схоронившие, — всё это априори ассоциируется с тайной, с дальними странствиями, с вольным ветром. Понятно, что само слово «клад» рефлекторно вызывает в памяти милые сердцу образы героев Стивенсона, Дефо, Верна, Твена, советского писателя Андрея Некрасова с его капитаном Врунгелем и кораблём «Беда».


Однако с сокровищами Бонапарта ситуация иная. И не просто иная, это другой полюс: никакой романтики, никаких тропических островов, никаких карт капитана Флинта. Впрочем, тайн хватает — ими, неразгаданными за 200 лет, усеян весь путь, по которому императорская армия шла от Москвы на запад, до границы. История наполеоновских кладов — это история отступления, точнее, бегства. Трагическая, позорная. Отступления не столько в географическом смысле, сколько в человеческом. Отступления от себя, от своего величия, от доблести, от цельности.

Наполеон покинул Москву в полдень 19 октября 1812 года. Его адъютант, бригадный генерал Филипп-Поль Сегюр, приводит восклицание полководца: «Идём в Калугу! И горе тем, кто станет на моём пути!»

Двигаясь по широкой Калужской дороге в ряд по восемь экипажей, армия так и не смогла к вечеру полностью выйти из города. На тот момент войско Наполеона насчитывало более 14 тысяч всадников, 90 тысяч пеших и 12 тысяч нестроевых солдат. Вслед двигался обоз с «московской добычей», которая, по официальной справке русского министерства внутренних дел, составила около 18 пудов золота, 325 пудов серебра и неопределённое количество церковной утвари, икон в золотых окладах, старинного оружия, мехов... Часть изделий из драгоценных металлов перелили в слитки с литеройNв честь императора. Для этого в Успенском соборе Кремля оборудовали плавильные печи.

«Наполеон велел вывезти все кремлёвские трофеи, забрать бриллианты, жемчуг, золото и серебро из церквей. Он приказал даже снять позолоченный крест с купола Ивана Великого, — писал офицер Вьен Маренгоне. — Мы тащили за собой всё, что избегло пожара. Самые элегантные и роскошные кареты ехали вперемешку с фургонами, дрожками и телегами с провиантом. Зрелище напоминало мне войны азиатских завоевателей».



Собственные обозы с добычей имели маршалы Богарне, Даву, Ней, Мортье, Мюрат. Вот свидетельство британского военного агента при русской армии Роберта Вильсона: «На протяжении целых переходов тянулись в три-четыре ряда артиллерийские орудия, госпитальные и провиантские повозки и даже дрожки, нагруженные награбленным добром; пехотинцы изнемогали под тяжестью ранцев».

В первые дни после выхода французов из Москвы стояла сравнительно ясная погода, но 23 октября зарядили дожди, мгновенно размывшие дороги. Подойдя к Малоярославцу, армия Бонапарта встретила укреплённое и пополненное русское войско под командой Кутузова. За день 24 октября городок восемь раз переходил из рук в руки и к ночи остался за Наполеоном. Кутузов отошёл на три километра к югу, преграждая противнику путь в Калугу и южные районы России. Император распорядился бросить часть обозов, сжечь оставленные повозки. В огонь полетело только наименее ценное и компактное: одежда, антиквариат, картины. С золотом и серебром расставаться никто не спешил — пока. Но отстающим солдатам из арьергарда пришлось — по велению генерала Жерара, командира 3-й пехотной дивизии 1-го корпуса маршала Даву, — разгрузить ранцы, выкинув их содержимое в реки, озёра, канавы с водой.

Наполеоновская армия начала продвигаться к Смоленску. 27 октября Бонапарт был в Верее, 28-го — в Можайске, 30-го — в Гжатске, 1 ноября — в Вязьме, 2-го — в Семлёве, 3-го — в Славкове, 5-го — в Дорогобуже, 7 ноября — в селе Михайлово. Однако вопреки приказу Наполеона об ускорении марша войска и обозы сильно растянулись. Весь двухсоткилометровый поход сопровождался непрерывными атаками казаков и партизан, но пока они не наносили отступавшим частям серьёзного вреда. Дорога же после Смоленска превратилась в сплошной французский погост, правда, без крестов, имён и могил.

Ложный след

Понятие «клады Наполеона» часто связывают с одним-единственным географическим названием. Тем, что звучит из уст героини произведения Кира Булычёва.

Филипп-Поль Сегюр пишет: «От Гжатска до Михайлова, села между Дорогобужем и Смоленском, в императорской колонне не случилось ничего замечательного, если не считать того, что пришлось бросить в Семлёвское («Стоячее») озеро вывезенную из Москвы добычу: здесь были потоплены пушки, старинное оружие, украшения Кремля и крест с Ивана Великого. Трофеи, слава, все блага, ради которых мы жертвовали всем, стали нам в тягость; теперь вопрос стоял не о том, каким образом украсить свою жизнь, а о том, как спасти её».

На эти строки опирается и знаменитый шотландец Вальтер Скотт. В 1835 году в Петербурге вышло 14 томов его труда «Жизнь Наполеона Бонапарта, императора французского». Скотт, вслед за первоисточником в лице Сегюра, утверждает: «Наполеон повелел, чтобы московская добыча: древние доспехи, пушки и большой крест с Ивана Великого были брошены в Семлёвское озеро как трофеи, которых ему не хотелось отдать обратно и которых он не имел возможности везти с собою».

Прочитав это, тогдашний смоленский генерал-губернатор Николай Хмельницкий немедленно, зимой, на выделенные из госказны четыре тысячи рублей приступил к поисковым работам. Сотни крестьян проделывали лунки во льду, с помощью багров обшаривали дно, но, увы, натыкались на одни камни. Поиски прервали. Но с тех пор и по сегодняшний день на озере буквально живут поколения энтузиастов. Искатели либо пробуют нырять, пытаясь обнаружить ценности под водой, либо обшаривают берега в надежде наткнуться на какую-либо примету клада. Тщетно.

И стоит задуматься: зачем адъютанту Наполеона, к слову, не страдавшему болезненным альтруизмом, было выдавать точное место захоронения «московской добычи», к которому французы рано или поздно собирались вернуться? И почему бы, с другой стороны, не пустить кладоискателей по ложному следу? Собственно, император не имел достаточных оснований топить подводы в Семлёвском озере. В конце октября ещё не так мешал обоз, ещё не так терзали холода. От затерянного в лесу водоёма до Старой Смоленской дороги — около километра. Теоретически французы могли им воспользоваться, хотя протащить неподъёмные фуры по болотистым землям, по трясине, которая не промерзает порой и зимой, — задача не из тривиальных.

Да, в 1813 году семлёвский помещик Бирюков предъявил земскому суду около 40 пушечных лафетов, найденных в его угодьях. Значит, французские орудия действительно не вывозились далее этого района. Но при чём тут озеро?

ВXXвеке сюда неоднократно — например, в 1912, в 1961 и в 1980 годах — выезжали любительские экспедиции. Они находили только полусгнившие мундиры, обломки повозок, лошадиные кости, отдельные монеты, пуговицы и тому подобное. На общественных началах в КБ и НИИ для энтузиастов даже разрабатывались спецприборы, призванные помочь в поиске сокровищ. В частности, геофизики измерили магнитное поле над поверхностью воды. Результаты говорят о наличии на дне значительных масс металла. Но лежат ли там «наполеоновские клады» или же обломки самолёта, упавшего в Великую Отечественную, приборы определить не в состоянии. Красноречив, правда, химический анализ воды: серебра в ней в сто раз больше нормы! Аномально велико и процентное содержание золота, меди, олова и цинка.

А вот визуальная разведка, которую пытались вести аквалангисты, ничего не дала, поскольку при максимальной глубине 21 метр последние 14—15 метров приходятся на ил. Из-за него видимость в озере с отметки пяти-шести метров уже нулевая. Работы велись зимой, и в воду с нулевой температурой водолазы погружались в военных гидрокостюмах, согреваясь изнутри ста граммами спирта.

Как свидетельствуют новые карты, с которыми сверяются поисковики последней волны, других озёр поблизости нет. Понятно, что за 200 лет здешние географические ландшафты изменились неузнаваемо. А если взять старую карту? Подробный «План Вяземского уезда 1803 года» помимо Семлёвского озера указывает ещё как минимум на восемь существовавших в районе запруд. И все они не только превосходят «Стоячее» по размерам в пять или десять раз, но расположены гораздо ближе к Старой Смоленской дороге. Филипп-Поль Сегюр, кстати, мог перепутать озеро с запрудой — в суматохе войны, да ещё по ненадёжным, примитивным картам своей эпохи.

В 1933—1938 годах большинство запруд было спущено. Ныне на этих местах — ложбины, а согласно элементарному подсчёту с 1812-го до 1930-х годов на клад могло отложиться около полутора-двух метров донных осадков. Прибавим прочие культурные слои и особенность «сундуков мертвеца» уходить в землю и получим максимум три метра. Может, не в воде следует искать, а на суше?

Тайна «острого камня»

Но вернёмся в суровую осень 1812 года. Начиная со Смоленска, куда Наполеон вступил 8 ноября и откуда ушёл 13-го, ситуация для его армии изменилась кардинально. В мёртвом, полусгоревшем городе отступающие полки ждал удар, который сломил дух войск окончательно. Смоленск не дал ни пищи, ни отдыха. Лошади пали почти все, поскольку фуража достать не удалось. Дисциплина рушилась, как карточный домик, не помогали даже расстрелы. Французские офицеры в частных письмах сообщали, что в сумерках и ночью человек с хлебом в руках подвергался на улице неминуемому нападению.

В Смоленске у Бонапарта оставалось до 50 тысяч воинов под ружьём, включая пять тысяч кавалеристов, и примерно столько же небоеспособных солдат, раненых. Тогда же ударили первые морозы, пошёл снег.

Император не знал, будет ли зимовать и как долго ещё останется в русском городе, но тут его настигли известия из Парижа о «заговоре генерала Мале», республиканца, который, позднее арестованный и расстрелянный, до этого успел наделать шуму — бежать из тюрьмы, ранить военного министра. Пришлось срочно менять планы...

При отходе из Смоленска Бонапарт разделил армию на четыре колонны. Чем воспользовался генерал Милорадович, который 15 ноября у села Красное атаковал французов, взяв в плен две тысячи человек.

Кавалеристы лейб-гвардии Уланского полка захватили обоз 1-го корпуса маршала Даву с московскими трофеями, включая золото и серебро на сумму 31 тысяча рублей. Не дождавшись арьергарда Нея, Наполеон со Старой гвардией и остатками корпуса Даву прорвался сквозь заслоны войск генерала Тормасова к Орше на территории нынешней Белоруссии. Здесь он произвёл смотр армии и выявил ужасающие потери. Раненые и отставшие составляли до 70 процентов в каждом батальоне. Количество боеспособных солдат едва достигало 20 тысяч.

ФОТО 8

Что касается сокровищ, то исследователи вXIXи началеXXвека указывали на озеро к югу от Орши, вблизи местечка Бобр Сенненского уезда Могилёвской губернии. «Существуют свидетельства многих «военных лиц», что на тамошнем дне лежат трофеи 1812 года и великого бегства французов», — писала в 1911 году газета «Новое время».

При трагической переправе через Березину 26—27 ноября часть «московской добычи» была, опять же по слухам, зарыта и затоплена в нескольких местах. Известно, что после войны окрестные помещики заставляли своих крепостных нырять в воды реки и отыскивать брошенные французами драгоценности.

После Березины, когда армия Наполеона двигалась по дороге из Борисова в Молодечно, резко усилились морозы: температура упала на 15—16 градусов — до отметки минус 25—28 по Цельсию. Солдаты замерзали по дороге, на бивуаках, у костров. Кутузов писал жене, что на одной версте от столба до столба насчитали 117 замёрзших французов. По легенде, у посёлка Мотыголь вконец измученный император заехал на ночлег в имение Селище. Его сопровождал батальон Старой гвардии, который эскортировал повозку, нагруженную дубовыми бочонками с золотом. В Селище приближённые доложили, что дальше груз везти нельзя: лошади пали, а достать свежих негде. И тогда Наполеон приказал закопать золото. Штабные офицеры исполнили повеление под покровом ночи, выбрав ориентиром огромный островерхий камень.

Про клад ничего не было известно до 1840 года. Тогда в имении начали строить новый господский дом. Под фундамент крестьяне свозили с полей камни. Вскоре из Франции прибыл какой-то человек с планом и объявил, что ищет зарытые в 1812-м бочонки. Но спустя 28 лет местность не соответствовала плану. «Острый камень», с высеченным на нём знаком в виде подковы, обнаружился после долгих поисков — с правой стороны от крыльца в угловом фундаменте дома. Однако настойчивые расспросы о том, откуда взят камень, ни к чему не привели — никто уже этого не помнил. Француз удалился...

ФОТО 5

«Ко мне, друзья! Разграбим обоз!»

Территория бывших Виленской и Ковенской губерний — юг и запад Литвы — район, где 1812 год оставил великое множество следов. И самый трагический для наполеоновской армии. Десятками лет крестьяне находили здесь ружья, сабли, тесаки, фрагменты обмундирования и амуниции, пуговицы, пряжки, монеты, включая золотые 20-франковые. И — кости, кости, кости... Многие тысячи останков в братских могилах.

Предания указывают и на места, где могут таиться клады. Например, у села Евье, на Старо-Виленской дороге французы затопили фуру с деньгами и документами. В озеро близ Закрета, предместья Вильны, якобы бросили золотые слитки. Это золото в серединеXIXвека безуспешно искал немец Миллер. А в мае 1826 года в российскую миссию в Карлсруэ явился француз Жан Пти и заявил, что ему известно местонахождение клада, зарытого в окрестностях Вильны. Просил паспорт и содействие. Утверждал, что знает и о других ценностях, укрытых «в дуплах деревьев и пещерах». В ту пору русское правительство уже очень неохотно выдавало лицензии на поиски. И предложение Жана Пти сочли не заслуживающим внимания.

Достоверен следующий полуфантастический, но реальный случай. В ноябре 1812-го на 14-й версте Полоцкого шоссе, под мостом через реку Вилейку, прятался крестьянин деревни Мицкуны Юрий Маковский. По мосту шла отступающая французская часть. Маковский заметил, как солдаты бросили с моста увесистый предмет. Когда французы прошли, селянин не побоялся нырнуть в ледяную воду. И вытащил на берег бочонок с золотом, которого ему и семье хватило на 30 лет.

Судьба «московской добычи» и императорской казны решилась только за Вильной. К тому времени Наполеон передал командование Мюрату и уехал в Париж. 10 декабря на дороге между Вильной и Ковно подводы, влекомые измученными лошадьми, беспомощно остановились перед обледенелым подъёмом на Понарскую гору. «Ваше величество, Вы знаете, что в полутора лье от Вильны есть ущелье и очень крутой холм, — докладывал 12 декабря из Ковно маршал Бертье. — Прибыв туда к пяти часам утра, вся артиллерия, весь войсковой обоз представляли собой ужасное зрелище. Ни один экипаж не мог проехать, ущелье было загромождено орудиями, а повозки опрокинуты».

Настал момент окончательной гибели всей артиллерии и обоза. «Фургоны с казной, взятые в Москве трофеи, русские знамёна, столовая посуда маршалов — всё это было брошено. Я мог бы иметь мешок с золотом, с 50 тысячами в наполеондорах. Но я нашёл его вес слишком тяжёлым и удовольствовался несколькими пригоршнями, которые положил в карманы своих панталон», — вспоминал анонимный бельгийский гренадёр.

Француз Лемонье воспроизвёл в мемуарах такую сцену: «Ко мне, друзья! Разграбим обоз! Тотчас толпы беглецов присоединяются к этому крику и бросаются на драгоценные фургоны. Кидаются к замкам и взламывают их посредством всего, что под рукой. Солдаты всех родов оружия, лакеи, чиновники, даже офицеры полными пригоршнями черпают в них золото и бесчестие... Пренебрегают монетами в пять франков — их выбрасывают далеко на снег».

«Люди, умирающие с голоду, сгибались под тяжестью богатств, которых они не могли нести», — писал офицер Лабом.

ФОТО 7

«В Вильне мои войска разграбили двенадцать миллионов», — признавался сам Наполеон. Разгром «золотого обоза» довершили казаки Платова, отбившие у французов часть ценностей. Впрочем, маршал Бертье с помощью солдат Старой гвардии ухитрился-таки спасти вещи, которые принадлежали лично императору. «Ваше серебро и деньги казначея Вашего кабинета были сложены в мешки и перевезены на наших лошадях. Мы достигли вершины горы, проложив себе путь через лес, справа и слева», — известил Бертье Бонапарта. Оставшиеся фургоны с золотом вошли в Ковно, где деньги сдали на хранение. Здесь собралось около трёх—четырёх тысяч усталых и замёрзших солдат — всё, что осталось от 1-го и 4-го пехотных корпусов и от армейской кавалерии.

Грабежи фур с золотом продолжались и после перехода французами Немана 13 декабря. Многие из повозок были брошены в полях. Следы сокровищ Наполеона прослеживаются и южнее маршрута Березина — Вильна — Ковно — Восточная Пруссия. Существуют свидетельства о кладах, укрытых в окрестностях Гродно и Белостока.

...Лет через пять—семь после окончания войны бывшие наполеоновские офицеры и солдаты потянулись в российские посольства. Французы, австрийцы, немцы, итальянцы, поляки, испанцы, голландцы, португальцы, литовцы, некогда представлявшие армию двунадесяти языков, просили допустить их в Россию для отыскания сокровищ, брошенных, закопанных, утопленных по пути отступления. Отдельные просьбы были удовлетворены. Но клады, разбросанные по многочисленным тайникам, исчезли.Похоже, время стёрло все следы.

А ЭТО СНОВА О НАПОЛЕОНЕ И ЕЩЕ О РАЗБОЙНИКЕ КУДЕЯРЕ


Все знают о  том, что английские пираты прятали на  островах сундуки, до  краев набитые золотом. А  вот о  том, что и  в  нашей области можно найти кубышки с  драгоценностями, знают немногие. Преданий о  спрятанных сокровищах ходит много. Сегодня мы расскажем лишь о  некоторых.

Заговоренные богатства
Разбойник-атаман Кудеяр, промышлявший во  времена самого Ивана Грозного, давно стал легендой. За  право называть его своим борются Саратовская, Ростовская, Липецкая, Белгородская, Тульская, Брянская и, конечно, Калужская область. Ведь, по  преданию, возле Козельска стоял один из  домов атамана.

Кудеяр был известен своими жестокостью и  несметными богатствами, которые якобы прятал в  пещерах, на  дне озер и  рек и  даже в  подземных хранилищах. Точных данных, где именно лежат сокровища, нет. Но  поиски их не  прекращаются уже несколько столетий. Хотя, согласно народным сказаниям, найти их просто так невозможно. Они заговоренные!

Польский след
Особенно много историй, связанных с  кладами, относится к  Смутному времени. И  это не удивительно: передел власти, каждый стремился отхватить лакомый кусочек, ну  и  золотишка, конечно, вместе с  ним.

В 1611  году из  Москвы удалось-таки выгнать поляков. Уходя, они сожгли и  разграбили столицу. Историк Николай Карамзин писал: «…грабили казну царскую, взяли всю утварь наших древних венценосцев, их короны, жезлы, сосуды, одежды богатые, чтобы послать к  Сигизмунду… сдирали с  икон оклады, делили золото, серебро, жемчуг, камни и  ткани драгоценные». А  вот чем хвастал сам Сигизмунд  III  — польский король: «… Я  отправил из  Москвы с  разным добром 973  подводы в  Калужские ворота на  Можайск». И  все это добро бесследно исчезло где-то по  дороге на  Смоленск. Согласно легенде, клад зарыли на  некоем Никольском погосте. Ищут погост и  по  сей день. Одни кладоискатели уверены, что он находится около Можайска либо Апрелевки, другие  — что в  окрестностях Медыни.

«Клянусь своей треуголкой!»
Пожалуй, одним из  самых разыскиваемых кладов последних лет является клад Наполеона. Впервые о  нем заговорили еще в  1835  году! Тогда в  России появилось произведение Вальтера Скотта «Жизнь Наполеона Бонапарта, императора французов». В  нем генерал Поль Филипп де Сегюр вспоминал, что при отступлении Наполеон приказал затопить телеги с  золотом и  серебром в  Семлевском озере (Смоленская область). Тогдашний губернатор Смоленска решил отыскать богатства. Но  безуспешно.

Существует легенда, что в  советское время в  руки Николаю Ежову ( руководителю НКВД.   ) попала записка о  кладе Наполеона, спрятанном на  Калужской земле. Он якобы тут  же  приступил к  поискам, но  и  ему не  удалось ничего найти.

В связи с  200‑летием Оте­чественной вой­ны 1812  года о  кладе вспомнили вновь. Снаряжалась не  одна экспедиция, которая прочесывала окрестности Калужской и  Смоленской областей. Исследовалась чуть  ли не  каждая пядь земли, по  которой отступала разбитая французская армия. Но  тщетно…

Появилось даже новое предание, мол, найти клад поможет треуголка. Во  Франции обнаружили старинную гравюру, на  которой изображен Наполеон и  его приближенные, при этом один из  них с  непокрытой головой (его треуголка лежит на  земле) стоит чуть поодаль. Изучив пейзаж и  созвездие над вельможей, один из  историков решил, что это и  есть ключ к  кладу. Осталось найти место и  положить на  земле тре­уголку точно так же  — она-то и  укажет, где зарыт клад… Но  и  эта авантюра закон­чилась ничем.
Владимир Емельянов

Советую прочитать... "Будет ли РФ бомбить Саудовскую Аравию"?

Размышления по поводу...
Статья с сайта МИРТЕСЕН.

"...Путин распорядился прекратить полеты пассажирских самолетов в Египет. Он сделал это по рекомендации директора ФСБ. Это означает, что причиной крушения российского лайнера на Синае был теракт. Но кто его организовал? Первый ответ, приходящий в голову: ИГИЛ, в ответ на наши бомбежки в Сирии. Но он, скорее всего, неверный. Граждан России убили другие силы.

Расследование случившейся 31 октября трагедии еще продолжается, и причины крушения официально не названы. Но последние действия наших и ненаших властей позволяют с большой уверенностью предполагать, что224 человека, летевшие из Шарм-эль-Шейха в Санкт-Петербург, погибли вследствие террористического акта.

Об этом свидетельствует решение Владимира Путина приостановить гражданское авиасообщение с Египтом. Вы представляете, какие последствия оно повлечет?

Во-первых, придется срочно возвращать на Родину от 45 тыс. до 70 тыс. россиян, находящихся сейчас в Египте. Это будет самая масштабная операция по эвакуации со времен Великой отечественной войны.

Во-вторых, это страшный удар по отечественной туриндустрии, ибо Египет был в числе самых популярных направлений для отдыха россиян.

В третьих, это еще более страшный удар по экономике и бюджету дружественного нам Египта.

Путин все эти последствия понимает, но идет на них. А значит причины у него очень весомые. Напомню, что соответствующие рекомендации главе государства давал не диванный эксперт из числа топовых блогеров, а директор ФСБ Александр Бортников. И он наверняка представил Путину что-то более весомое, чем: «Владимир Владимирович, я сердцем чую!». У чекистов (действующих и бывших) сердце, конечно, горячее, но голова холодная. Поэтому решения, влекущие за собой серьезные последствия, они принимают только на основании фактов с железобетонными доказательствами, подтвержденными из разных источников.

Путин распорядился отменить полеты экстренно и немедленно. Он не дал авиакомпаниям и туроператорам времени на «выполнение уже оплаченных туров и рейсов». Даже тех, что были назначены на ближайшие сутки. Видимо, опасность так серьезна, что каждые сутки и каждый полет поднимают степень риска выше допустимого уровня.

Напомним, что еще раньше полеты в Египет прекратила Великобритания. Причем это решение островитяне приняли в очень дипломатически неудобный момент: когда в Лондоне находился с визитом президент ЕгиптаАбдул-Фаттах Халил Ас-Сиси. Видимо, у британцев тоже оказались в распоряжении очень серьезные данные о причинах крушения российского самолета. Между прочим, британская разведка считается одной из лучших в мире. К тому же многие страны Ближнего Востока, включая тот же Египет, это бывшие колонии и подмандатные территории Британской империи. И Англия до сих пор имеет там очень хорошие источники информации.

Впрочем российская разведка, как минимум, не хуже британской. И судя по действиям Москвы и Лондона, там уже точно знают, что А-321 с российскими туристами был уничтожен террористами. Но кто были эти террористы и как они учинили свое злодейство?

КТО И КАК

Версию о выстреле с земли из переносного зенитно-ракетного комплекса (ПЗРК) отмели сразу. Самолет развалился на части на высоте 9 тысяч метров. Для тех, кто не в курсе, объясняю. Американский ПЗРК «Стингер» (FIM-92) может попасть в цель, летящую на высоте не более 3,5 км, российские «Иглы» - добивают до 4 км. И даже новейший российский ПЗРК «Верба» может достать лишь до 4,5 км.

А никаких других систем ПВО у боевиков ИГИЛ нет и появиться не могло. Значит, самолет был уничтожен занесенной на борт бомбой. Об этом косвенно свидетельствует и то, каким способом Лондон и Москва сейчас вывозят своих сограждан из Египта. Туристов сажают в самолеты без багажа – их сумки и чемоданы отправляют другими бортами.

Уже ясно, что бомбу на борт рейса «Когалымавиа» доставил не террорист смертник.  Среди погибших пассажиров и членов экипажа на роль шахида никто не подходит. Бомбу в самолет подкинул кто-то в аэропорту Шарм-эль-Шейха. Подкинул и тихо смылся.

Первое, что приходит в голову: это злые ИГИЛовцы отомстили за то, что их вбамбливает в землю российская авиация. Отметим, именно эту версию уже начали раздувать западные СМИ и наши либеральные оппозиционеры. Похоже, «демократические журналисты и «неполживые правозащитники» действуют по одной методичке.

Но очень сомнительно, что подобный теракт учинили ИГИЛовцы. Не их стиль. Представляющие «Исламское государство» боевики – те еще отморозки. Они любят брать пленных и заложников, а потом публично отрезать им головы, сжигать живьем и давить танками. А еще они берут штурмом города, захватывают территории и вводят там жизнь по законам самых архаичных версий шариата. То есть, уж простите за сравнение, «Исламское государство» действительно действует, как варварское, но государство.

А вот в тайном подкладывании бомб ИГ еще ни разу не был замечен. Это уже другой стиль. Так действовала «Аль-Каида», которая хотя и союзник ИГИЛу, но не идентична ему. Но и насчет Аль-Каиды есть сомнения. Классический теракт в исполнении исламского фанатика – это бомба на собственном теле и крик «Аллах Акбар!» перед взрывом. Или машина, набитая взрывчаткой, водитель-смертник и опять же «Аллах Акбар». Еще одно непременное условие – публичное заявление от организаторов после проведения теракта: «Мол, это сделали мы, и по таким-то причинам. Аллах Акбар!».

А 31 октября была совсем другая схема. Кто-то тихонько подбросил бомбу и исчез. А после взрыва – никаких заявлений и требований. Это, знаете ли, почерк уже не религиозных-фанатиков, а государственных спецслужб.

КОМУ ВЫГОДНО

Больше всего российской военной операцией в Сирии сейчас недовольны Саудовская Аравия, Катар и Турция. Почти невероятно, чтобы теракт организовали турки. Несмотря на трения между Москвой и Анкарой по вопросам внешней политики, наши страны очень тесно связаны экономически. К тому же организатор диверсии понимает: всегда есть риск того, что все вскроется. А убийство 240 граждан в общем-то дружественной страны, это 100-процентный «Казус Белли» (Casus belli) – повод для начала войны. Не думаю, что турецкий президент Реджеп Эрдоган мечтает оказаться в состоянии войны с Российской Федерацией.

К тому же, в отношениях более-менее приличных стран есть определенные правила, нарушать которые не будет никто и ни при каких условиях. Массовое убийство граждан невоюющей с тобой страны – одно из них. Также совершенно недопустимы аресты и убийства иностранных лидеров. К примеру, руководство США ненавидит Владимира Путина, мечтает сместить его с поста Президента России и тратит на это массу сил и денег. Но Путин спокойно прилетает в США на сессию ООН, не опасаясь, что там его арестуют или застрелят. Этого не может быть, потому что не может быть никогда. Поскольку американцы знают, тогда и за жизнь их собственных руководителей нельзя будет поручиться.

Другое дело – Саудовская Аравия. К числу приличных стран ее отнести можно с большой натяжкой, а к числу «демократических государств» – совсем никак. Это самая махровая абсолютная монархия, где все решают короли из династии Саудов. Страна живет по законам даже не шариата, а по принципу: какая моча монарху в голову ударит.

Все усугубляется тем, что нынешний король Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд очень стар (ему 80 лет) и, как говорят, не совсем адекватен. А его родственники ведут между собой беспощадную подковерную борьбу за трон. Кто в этой ситуации принимает в Саудовской Аравии те или иные решения – понять вообще трудно.

При этом Сауды – давний и главный источник непрерывной войны всех против всех на Ближнем Востоке. По этой причине засевший в Эр-Рияде гадюшник чем дальше, тем больше, раздражает серьезных игроков мировой политики. Даже США, многолетний и давний союзник Саудовской Аравии, в последнее время явно начали отстраняться от своих выкормышей. Уж больно неприятные, ненадежные и неприличные это партнеры. Только ленивый не ткнул американцев носом: «Вы утверждаете, что боретесь за демократию и права человека во всем мире. А ваши ближайшие друзья Сауды – наследные тираны, которые своим подданным за супружеские измены рубят головы, а за гомосексуализм забивают камнями».

В последнее время Сауды стали для Вашингтона еще более неудобны. Американцы решили задружиться с Ираном и уже подписали договор о снятии санкций с этой страны. Это страшно не понравилось суннитам-Саудам, считающими шиитский Иран своим главным идеологическим, политическим и экономическим врагом.

Есть версия, что вовсе не американцы в прошлом году убедили Саудов обрушить цены на нефть, для того, чтобы нагадить России. Имеются основания считать, что нефть уронили сами Сауды, чтобы уничтожить сланцевую нефтедобычу в США. И в этом они преуспели. На сегодня в Америке осталось только 37% работающих на сланцах скважин, в сравнении с уровнем начала 2014 года. Компании, вложившиеся в сланцевую добычу, уже понесли убытки в триллион (!) долларов и ожидается, что к концу нынешнего года банкам придется объявить о списании этого триллиона безнадежных долгов. Эксперты предсказывают, что это повлечет за собой обрушение фондового рынка США, похлеще, чем было в 2008 году.

Как видим, у США остается все меньше оснований продолжать поддерживать аравийскую монархию. Если эти основания еще вообще остались. Есть мнение, что Вашингтон будет только рад, если Саудовская Аравия прекратит свое существование в нынешнем виде. Если кто-то поможет Саудам уйти в небытие  - Америка мешать этому не будет. Как максимум, выразит словесный протест и негодование.

А уж такие страны, как Иран, Ирак, Сирия и тот же Египет на похоронах саудовской династии порвут три баяна, а их могильщикам будут аплодировать стоя.

УДАР ИЗДАЛЕКА

И вот при таком политическом раскладе российский самолет и 240 граждан нашей страны уничтожаются в результате теракта, стиль которого наводит на след государственных спецслужб.

Путину, Бортникову и Шойгу сейчас наверняка известно больше фактов, чем опубликовано в СМИ. Предположим вполне вероятный вариант: руководство нашей страны узнало, что самолет был уничтожен либо спецслужбой Саудов, либо Аль-Каидой по приказу тех же Саудов.

Как сказано выше, убийство 240 граждан твоей страны – это 100-процентный казус белли. За такое руководитель уважающей себя державы должен отдать приказ о возмездии. На примере Крыма и Сирии мы уже убедились, что у Путина хватает воли принимать решения о силовых операциях. А недавно российский лидер рассказал, что еще в детстве ленинградская улица научила его принципу: "Если видишь, что драка неизбежна - бей первым!".

У России сейчас более чем достаточно средств, чтобы покарать потерявших берега аравийских шейхов. Уничтожить Саудов и их государство Москва может даже без использования своего ядерного арсенала.

Врезать по Саудовской Аравии может Каспийская флотилия и Черноморский флот крылатыми ракетами «Калибр» – теми самыми, что уже привели в остолбенение мировую общественность. Еще больше жару добавит стратегическая авиация. Самолеты Ту-160, Ту-95 и Ту-22 несут на себе мощные ракеты х-55 и х-555 с дальностью действия в 2000-2500 км.

То есть наши корабли и самолеты-стратеги могут накрыть цели в Саудовской Аравии ракетами большой дальности, сами при этом находясь в полной безопасности, далеко за пределами действия саудовской авиации и ПВО.

Нет сомнений, что Иран и Ирак, ранее разрешившие отправить российские «калибры» над своей территорией из Каспия в Сирию, с огромным удовольствием позволят полетать над собой ракетам и бомбардировщикам, нацеленным на Саудовскую Аравию. Еще и аэродромы подскока предложат организовать, если таковые понадобятся.

А еще есть информация, что российские наземные ракетные комплексы «Искандер» лишь номинально числятся системами «ближнего радиуса». Официально заявленная дальность искандеровских ракет в 500 км – это фикция, ради формального соблюдения конвенции о запрещении ракет средней дальности. В реальности же Искандеры могут бить точно «в колышек» на расстояние до 2 тысяч км.

Но даже без «Искандеров» российский флот и дальняя авиация смогут с большого расстояния разнести в дрова ключевые объекты военной инфраструктуры Саудовской Аравии: радары, пункты управления и пусковые комплексы ПВО; аэродромы, штабы, центры связи, склады вооружений и морские порты. Заодно можно жахнуть и по объектам нефтедобычи и транспортировки. Последний пункт будет из серии «приятное с полезным» – уничтожение саудовской нефтянки взвинтит мировые цены на топливо до небес!

После того, как система ПВО противника будут расстреляна с дальней дистанции, в дело сможет вступить и наша тактическая авиация. Набившие руку в Сирии пилоты бомбардировщиков Су-34, Су-24 и штурмовиков Су-25 с огромным удовольствием применят свое мастерство по гораздо более «жирным» целям в Саудовской Аравии. Для бомбежки Саудов самолеты могут вылетать не только с баз в сирийской Латакии, но и с аэродромов в Иране. Ирак, вероятно, тоже будет рад принять наши бомбардировщики, но на территории этой страны слишком опасно разворачивать крупные авиабазы. А вот Иран в этом плане – идеален.

Вероятнее всего, удар по Саудам Россия нанесет неожиданно, чтобы противник не успел подготовиться. Сначала врежут, а потом Путин выступит с заявлением.

Военная операция против Саудовской Аравии может оказаться очень успешной еще и потому, что Сауды сейчас ведут еще одну войну – в Йемене. И дела у них там идут не самым блестящим  образом. А если в этот момент кто-то шарахнет их топором по затылку, то аравийская монархия может очень быстро рассыпаться в прах.

Все вышеизложенное – это мнение лично мое, а потому не обязательно верное. Но можно ручаться, что в ближайшее время мы все станем свидетелями выдающихся событий. Тех, которые делают историю.

Александр Бортников


Владимир Емельянов

Классный пост. Вход через бочку

Оригинал взят у technolirik в Вход через бочку
В детстве я очень любил такой литературный жанр, как научная фантастика, которая в начале 1990-х была по большей частью советской. Сборники советской фантастики были в каждой библиотеке и я подобные книги обычно проглатывал за вечер, совершая виртуальные путешествия в неведомые и невероятные миры. Одним из распространенных сюжетов в советской фантастике был сюжет с порталом в параллельный мир. Как правило, герои подобных рассказов залазили в дренажную трубу или какой-нибудь заброшенный тоннель и, вылезши с другого конца, обнаруживали себя в параллельном мире, портал в который находился в трубе или тоннеле.

Я с большим интересом читал подобные фантазии советских писателей, но даже в самых смелых мечтах не мог подумать, что однажды и мне представится возможность пройти через подобный портал и оказаться в удивительном мире прошлого, время в котором остановилось в конце 1930-х годов ХХ века. Единственный портал в этот мир представляет собой обычную бочку, закопанную в землю в одном из лесов Лотарингии. По ту сторону бочки находится самый большой во Франции заброшенный подземный город, о существовании которого знают очень немногие, а координаты бочки передаются лишь единицам, заслужившим уважение в узком кругу диггеров, причем под строгую подписку о неразглашении.

Сегодня я предлагаю вам эксклюзивный репортаж в двух частях из самого крупного из заброшенных подземных военных объектов Европы.



Collapse )