wladimire (wladimire) wrote,
wladimire
wladimire

Categories:

Из старых книг. Кавалеры ПОБЕДЫ. Когда США и СССР вместе били фашистов...

Оцифровка. В сокращении...
Спасибо! Оригинал взят у klimbut в Из старых книг. Кавалеры ПОБЕДЫ. Когда США и СССР вместе били фашистов...
ДУАЙТ ЭЙЗЕНХАУЭР

В конечном счете солдатский ранец не тяжелее, чем цепи военнопленного.
Дуайт Эйзенхауэр



Советский орден «Победа», врученный будущему президенту США Дуайту Эйзенхауэру в сорок пятом году, хранится в мемориальной Библиотеке 34-го президента страны Дуайта Эйзенхауэра в его родном городе Абилин (штат Канзас). Среди множества других наград президента это, пожалуй, самая дорогая.
Там же выставлена еще одна советская награда – орден Суворова 1-й степени, который был вручен Эйзенхауэру в феврале 1944 года за успешные операции против гитлеровских войск на Втором фронте. Эйзенхауэр был единственным американским президентом, имевшим советские правительственные награды. Кроме орденов в библиотеке хранится офицерский кортик в ножнах из слоновой кости. Это подарок маршала Жукова, который испытывал к Эйзенхауэру дружеские чувства.
Первая встреча Жукова и Эйзенхауэра произошла 5 июня 1945 года в Берлине. Приехав в ставку к Жукову, Эйзенхауэр вручил ему высокую американскую награду –- «Легион почета».
Жуков сразу же доложил об этом Сталину по телефону, и тот решил немедленно сделать ответный жест. В Москве поздно вечером был срочно созван Президиум Верховного Совета, на котором было решено наградить орденами «Победа» Эйзенхауэра и Монтгомери. Через пять дней во Фракфурте-на-Майне Жуков вручил им эти ордена.

Наряду с Джорджем Вашингтоном тридцать четвёртый президент США Дуайт Д. Эйзенхауэр принадлежит к самым популярным иностранцам в нашей стране. И не только благодаря Хрущевской оттепели, во время которой мы много хорошего узнали об Америке. Об Эйзенхауэре доныне помнят ветераны Великой Отечественной войны, особенно те, кому довелось освобождать Европу от фашистов. Эйзенхауэр был Верховным главнокомандующим экспедиционными войсками союзников, командующим оккупационными силами США в Германии, начальником штаба армии и первым главнокомандующим силами НАТО. Он был одним из образованнейших американцев, с успехом выполнял обязанности президента Колумбийского университета, а затем с 1952 по 1961 год и президента США при котором наши страны и народы пережили многочисленные периоды волнений на грани войны и мира.
«Чтобы стать лидером, человек должен иметь последователей, – писал Д. Эйзенхауэр в своих мемуарах. – Чтобы найти последователей, человек должен пользоваться доверием. Итак, главное из качеств, необходимых лидеру – бесспорная цельность личности. Без неё невозможен реальный успех где бы то ни было – в рабочей бригаде, на футбольном поле, в армии или деловом офисе. Если товарищи обнаружат, что вы обманщик, если они обнаружат, что вам недостаёт искренности и цельности личности, то вы обречены на неудачу. Слова и поступки человека не должны расходиться между собой. Следовательно, главная необходимость – это цельная личность и высокая цель…».



РЕКОРДНЫЙ ДЕСАНТ

Шестого июня 1944 года в северной Франции была осуществлена самая масштабная десантная операция в истории мировых войн. Называлась она «День–Д». Это был один из ключевых моментов Второй Мировой войны, который можно сравнить по значимости с взятием Берлина.
Сроки этой операции были обсуждены еще во время Тегеранской конференции. А подготовка к ней началась еще в сорок втором году. За два года через Атлантический океан, постоянно патрулируемый немецкими подводными лодками, были переправлены 13 тысяч самолетов, 1200 боевых кораблей, 1600 торговых и 4000 транспортных судов, десятки тысяч военнослужащих и единиц техники. Для сохранения секретности портовые города южной Англии и Уэльса были объявлены закрытой зоной. К началу 1944 года на юге Великобритании скопилось до 3,5 миллионов военнослужащих. В декабре 1943 года Верховным главнокомандуюшим объединенными силами союзников был назначен Дуайт Эйзенхауэр. Масштабную переброску войск и цели, которые она преследовала, удалось сохранить в тайне. Гитлеровцы до последнего момента не были уверены, где союзники произведут десант.
Боевые действия начались c авиационной подготовки. С вечера 5 июня 1944 года и до самого утра 2600 бомбардировщиков партиями по 150–200 самолетов непрерывно бомбили вражескую территорию. С моря их поддерживали шесть линкоров, два больших монитора, двадцать два крейсера и множество миноносцев. Однако из-за густого тумана большого урона противнику нанести не удалось. Наконец, последовала команда на высадку парашютного десанта. Более восемнадцати тысяч парашютистов принимали участие в этом десанте. Территория, на которую они приземлялись, была предварительно затоплена немцами и превратилась в настоящее болото. Это затрудняло действия десанта. Однако в немецком тылу началась паника. Союзникам удалось отрезать от прибрежных соединений континентальные немецкие войска. Шестого июня в 6 часов 30 минут утра началась высадка морского десанта. Первыми на берег переправились штурмовые группы, в задачу которых входило пройти сквозь заграждения, обеспечить своим огнем высадку инженерно-саперных групп и последующую их работу по расчистке заграждений. После захвата прибрежных участков началась высадка первого атакующего эшелона. Тяжелый бой шел на западном участке высадки – в так называемом «Золотом» секторе, в зоне ответственности британской 50-й Нортумберлендской дивизии. В секторе «Джуно» действовали канадцы. Им было особенно нелегко. Немцы были готовы к встрече и потопили значительную часть из 306 кораблей. Полк Королевских стрелков, который действовал в авангарде, потерял половину своего состава, преодолевая 100 ярдов от моря до дамбы. Тем не менее, канадцам удалось оттеснить немцем от береговой линии. В секторе «Меч», в восточной части зоны высадки, 3-я британская дивизия потеряла 28 из 40 танков, но оставшиеся 12 прорвали оборону немцев. Дивизия разгромила противника, продвинулась на 4 мили вглубь материка и соединилась с 6-й парашютной дивизией возле реки Орне.
К вечеру 6 июня на побережье высадились до 150 тысяч солдат союзников, были доставлены более 20 тысяч единиц техники. Общие потери превысили 10 тысяч человек.
Однако первая основная задача кампании в Нормандии, заключавшаяся в создании надежного плацдарма с соответствующими путями снабжения в районе между Шербуром и устьем реки Орн, была полностью осуществлена только к концу июня.
Итоги операции «Оверлорд» трудно переоценить. Немцы понесли здесь большие потери – ежедневно погибало 2500-3000 человек. В огромных количествах уничтожались танки. Авиация союзников сеяла панику в немецком тылу.
В канун 60-летия окончания войны был проведен праздник, на который приглашались главы государств-союзников. И не только их. Это привело к казусам. Так, Ассоциация ветеранов Нормандии выступила категорически против участия в мероприятиях канцлера Германии. Ветераны восприняли его присутствие как оскорбление памяти погибших. Некоторое смятение в стане союзников вызвали и результаты опроса, проведенного по случаю юбилея в школах Великобритании. На просьбу рассказать о «Дне-Д» значительная часть школьников отрапортовала, что речь идет о вторжении американских войск на территорию Новой Зеландии…
Сейчас идет немало споров о результатах высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 года, об истинных намерениях «заклятых друзей», совещавшихся в Тегеране, а затем и в Потсдаме. Подсчитываются потери и выгоды…
Но лучше, наверное, вспомнить слова Франклина Рузвельта, произнесенные им за день до смерти: «Сегодня перед нами стоит во всем своем грандиозном объеме следующий факт: чтобы цивилизация выжила, мы должны развивать способность всех людей любого происхождения жить вместе и работать вместе, жить в мире на одной земле. Должен быть положен конец всем войнам, этому непрактичному, нереалистическому способу разрешения всех противоречий между правительствами посредством массового убийства людей…».
В те годы Дуайт Эйзенхауэр полностью разделял мнение Рузвельта.

КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ

Дуайт родился 14 октября 1890 года в городке Дэнисон штата Техас. Он был третьим сыном в семье механика Дэвида Эйзенхауэра и домохозяйки Айды Стовер. Они жили в небольшом деревянном доме на участке в три акра.
«Позднее я понял, что мы были очень бедными, – вспоминал Дуйт 4 июня 1952 года во время церемонии закладки здания Музея Эйзенхауэра в Абилине, – но слава Америки в том и состоит, что мы тогда не подозревали об этом. Мы знали только то, что не уставали нам повторять наши родители – все пути открыты для вас. Не ленитесь, воспользуйтесь ими».
В школе Дуайт учился хорошо. Большое внимания уделялфизкультуре, спорту, рос крепким парнем. С юных лет в нем проявились качества лидера, хорошего организатора.
Памятую наказы родителей, он очень хотел получить высшее образование. Мечтал стать инженером. Но учеба стоила дорого и он после некоторых раздумий поступил в Военную академию США в Уэст-Пойнте, где за обучение не надо было платить.
В Уэст-Пойнте перед ним открылась блестящая спортивная карьера: он был включен в сборную команду армии по американскому футболу. Его стали приглашать в профессиональные команды. Но он предпочел военную карьеру.
Окончив Уэст-Пойнт в июне 1915 года , он ехал в Форт Сэм- Хьюстон штата Техас на свое первое место службы с твердым намерением стать образцовым офицером армии США.
В октябре 1915 года он познакомился со своей будущей женой, которую звали Мэри Джинива Дауд. В день святого Валентина он сделал ей предложение, которое было принято. Их свадьба состоялась 1 июля в Дэнвере.
Когда Дуайт одел военную форму с лейтенантскими погонами, в Европе уже год шла первая мировая война. . Дуайт Эйзенхауэр принял решение принять участие в этой войне. Но командование имело на него другие виды. Присвоив Дуайту звание капитана, его направили в Форт-Оглеторп, штат Джорджия, обучать будущих офицеров. Потом он был направлен в танковый корпус в лагерь Кэмп-Колт, штат Пенсильвания. Здесь он также показал себя знающим и умелым командиром и 14 октября 1918 года двадцативосьмилетний Эйзенхауэр стал подполковником.

Он вновь подал рапорт о своем желании служить во Франции. Наконец ему это разрешили. Но 11 ноября немцы подписали перемирие и мечта Дуайта об участии в войне не сбылась.
В 1925 году Эйзенхауэра послали в командирскую и штабную школу (КШШ) Ливернуорта, штат Канзас. Весь следующий год Дуайт работал больше, чем когда-либо в своей жизни. Когда опубликовали окончательные итоги обучения, Дуайт оказался первым в своем потоке.
В ноябре 1929 года Эйзенхауэр был назначен помощником начальника Генерального штаба генерала Дугласа Макартура в Вашингтоне.
Макартур писал в характеристике Эйзенхауэра в начале 30-х годов: «Это лучший офицер в нашей армии. В следующую войну он должен быть среди верховных руководителей».
Молодым офицером Дуайт хотел послужить в войсках на рядовой должности, подальше от Вашингтона и штабов, но Макартур не отпускал его. Эйзенхаур провел в Вашингтоне шесть лет.
В сентябре 1939 года началась вторая мировая война. После завоевания немцами Польши Эйзенхауэр писал: «Это печальный день для Европы и всего цивилизованного мира – хотя долгое время казалось странным называть такой мир цивилизованным. Если война будет долгой и кровавой, тогда, я думаю, остатки наций, вышедших из этой войны, будут мало похожи на те, которые вступили в нее».
В сентябре 1940 года Эйзенхауэр получил письмо от полковника Пэттона, командира 2-й бронетанковой бригады в Форт-Беннинге, который писал, что вскоре впервые в истории США будут сформированы две бронетанковые дивизии, и Пэттон ожидает своего назначения командиром одной из них. Он спрашивал, не желает ли Дуайт служить под его началом. Эйзенхауэр сразу согласился, но ему не удалось долго прослужить там: пришлось работать сначала в штабе 9-го армейского корпуса, а 11 марта 1941 года он возглавил штаб 3-й армии. Штаб армии находился в столь знакомом Дуайту Сан-Антонио, где он в 1915 году молодым лейтенантом начинал свою военную карьеру. Но теперь Эйзенхауэр получил первую генеральскую звезду, став временным бригадным генералом.

После нападения японцев на Пёрл-Харбор 7 декабря 1941 года Эйзенхауэр прибыл в Вашингтон. Основная его задача заключалась теперь в разработке операций, связанных с войной на Тихом океане. Однако Дуайт считал, что решающие военные действия будут развиваться в Европе. На вопрос, каково должно быть основное направление стратегических усилий, он заявлял: «Мы должны отправиться в Европу и сражаться там, надо прекратить разбрасывание наших ресурсов по всему миру». На вопрос, почему он считает необходимым нанести первый удар по Германии, Эйзенхауэр отвечал: «У немцев более значительные возможности для промышленного производства и более высокая научная подготовка, чем у японцев. Мы не должны предоставлять немцам время для использования этих преимуществ». Эйзенхауэр неоднократно подчеркивал, что Европа, а не Тихий океан должна стать главным театром военных действий.
Со вступления США в войну начался стремительный рост военной карьеры Эйзенхауэра, который как бы наверстывал все, что было им упущено ранее. Решением президента ему было присвоено звание генерал-майора, немедленно утвержденное сенатом. Спустя шесть дней управление, возглавленное Дуайтом, было переименовано в оперативное.
Между тем с фронтов поступали угрожающие сводки. На огромном фронте в России, где были сосредоточены главные силы фашистской Германии и ее союзников, шли тяжелейшие бои. Япония развертывала успешные наступательные операции на Тихом океане. Немецкие подводные лодки наносили значительный ущерб американскому флоту в Атлантике. Командование США поручило Эйзенхауэру разработать проект директив по осуществлению операции, направленной на открытие второго фронта в Европе.
8 июня 1942 года он представил соответствующий документ на рассмотрение своего начальника Маршалла. Маршалл спросил, кого из американских генералов Эйзенхауэр рекомендует на пост командующего Европейским театром военных действий. Дуайт предложил кандидатуру генерала ВВС Макнарнея. «Вместо этого, – вспоминал Эйзенхауэр, – Маршалл направил в Лондон меня. Это по-настоящему приблизило меня к войне. Кабинетная работа в Вашингтоне осталась позади».
Получив новое назначение, Дуайт занялся решением многочисленных проблем, связанных с предстоящим отъездом за океан.
Главной задачей было объединение американских, английских, канадских вооруженных сил. При этом надо было не допустить всплеска националистических страстей, неизбежных при взаимодействии огромных масс людей.
Первой военной операцией, которую он возглавил лично, стала высадка союзников в Северной Африке в конце сорок второго года. Там генерал Эйзенхауэр добился первого большого успеха.
Внимательно анализируя опыт войны немцев с русскими на Восточном фронте, Эйзенхауэр уже после разгрома гитлеровцев под Москвой и Сталинградом пришел к выводу о том, что надо как можно быстрее открывать Второй фронт в Европе.
На Тегеранской конференции, несмотря на то, что Черчилль всячески оттягивал сроки открытия Второго фронта, Сталин смог переубедить его и началась подготовка к операции «Оверлорд».
Под руководством Эйзенхауэра все было продумано до мелочей Высадка была назначена на 5 июня 1944 года, а 3 июня метеорологи сообщили, что в этот день ожидается сильное волнение моря и резкий ветер. Тем не менее Дуайт принял решение начать операцию. Оно оказалось рискованной, но оправданной. Результат превзошел все ожидания. Широко разрекламмированный геббельсовской пропагандой Атлантический вал в значительной мере оказался мифом. Союзные войска без особых осложнений высадились в Нормандии и стали быстро расширять плацдарм.
До победы было еще далеко, но Эйзенхауэр уже начал задумываться о будущем послевоенной Европы. Он предлагал казнить всех членов нацистской партии, всех гестаповцев и сотрудников германского Генерального штаба. Не менее сердито он был настроен и к коммунистам – самым активным участникам движения антифашистского сопротивления. Он утверждал в своих мемуарах, что коммунистическая идеология таит в себе опасность для Франции.
25 августа 1944 года был освобожден Париж. Состоялась встреча Эйзенхауэра с де Голлем, в ходе которой они обменялись мнениями по вопросу о том, как лучше решать многочисленные проблемы, связанные с освобождением столицы, а вскоре и всей территории Франции.
Очень волновал Эйзенхауэра и вопрос о штурме Берлина.
Позиция Эйзенхауэра в этом вопросе была более реалистичной, чем у других представителей англо-американского генералитета. Он понимал, что союзники не располагают достаточными силами для такой операции и не смогут опередить советские войска, тоже рвущиеся к логову Гитлера.
Заключительная глава мемуаров Дуайта Эйзенхауэра «Крестовый поход в Европу» называется «Россия». Здесь автор тепло отзывается о героизме советских солдат и офицеров, о жертвах советского народа в Великой Отечественной войне. Но все лавры победителей фашизма приписывает только англо-американским войскам, стремясь умолчать о решающей роли СССР в этой войне. Он лишь мельком упоминает о величайших в истории войн битвах под Москвой, Ленинградом, Севастополем. Ни словом не упоминает о Курской битве. А Сталинградскую битву сравнивает всего навсего с победой западных союзников над итало-немецкими войсками в Тунисе. Разумеется, военачальника такого ранга нельзя упрекнуть в невежестве или незнании реальных фактов. Остается второе: для того, чтобы возвысить себя, он пытается принизить более удачливых стратегов. Нельзя сбрасывать со счетов и идеологическую подоплеку его сочинений: автор сознательно подтасовывает факты, чтобы читатель, не дай бог, не усомнился в том, что США самое сильное на земле государство. Впрочем, многое объясняется тем, что книга писалась в самом разгаре «холодной войны». А поначалу, сразу после войны, будучи командующим американскими оккупационными войсками в Германии, Дуайт Эйзенхауэр был достаточно объективен. Он честно отмечал вклад СССР в победу, всячески способствовал укреплению доверия между Востоком и Западом, писал, что для установления взаимопонимания американцы далжны «рассеять у русских подозрение и недоверие». И он не без успеха претворял это в жизнь.
После войны Дуайт Эйзенхауэр мечтал провести оставшиеся дни «во главе небольшого колледжа, одновременно немного занимаясь земледелием».
Но ему пришлось продолжить службу: в январе 1951 года он возглавил наземные, морские и военно-воздушные силы западных держав под эгидой НАТО.
Когда в США закипели предвыборные президентские страсти, Эйзенхауэр оказался фигурой, вполне устраивающей всех – и политические партии этой страны, и руководителей всех государств, входящих в НАТО. 11 марта 1952 года он одержал убедительную победу на предварительных выборах. Он вел избирательную кампанию под откровенно антикоммунистическими лозунгами: «Везде я настоятельно подчеркивал необходимость искоренения коммунизма в Соединенных Штатах, где бы он ни был обнаружен». В речи 25 августа 1952 года, отбросив всю дипломатию, он заявил, что необходимо возвратить в лоно западной цивилизации страны Восточной Европы и республики Советской Прибалтики.

Из книги Вл. Емельянова КАВАЛЕРЫ ПОБЕДЫ.
(Продолжение следует)
Tags: Кавалеры Победы Емельянов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments