February 22nd, 2020

Владимир Емельянов

Александр Михайлович Василевский.

https://instagram.com/p/B83irq-Iyn_
АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ВАСИЛЕВСКИЙ
  Я ехал из Ижевска в Москву после празднования очередного юбилея концерна «Ижмаш».  Мне довелось писать сценарий торжественного вечера, посвященного этому событию и потому, наверное, один из попутчиков, ветеран войны и труда, который был гостем на этом юбилее, вдруг сказал:
[Spoiler (click to open)]
– Мне ваш сценарий понравился, особенно те места, где вы с уважением и теплотой отзываетесь о маршалах Устинове, Жукове, о конструкторах Драгунове, Симонове, Токареве, Макарове и других известных людях, которые так или иначе были связаны с ижевскими оружейниками. Помнится, один из ведущих  даже Брежнева упомянул во вступительном слове. Неужели и он побывал в Ижевске?
    – Да, было такое.
    – Откуда вам известно?
    – От Михаила Тимофеевича Калашникова.
    Собеседник помолчал, потом вздохнул и промолвил как бы с некоторой укоризной:
    – Ну, вот. Я и в Туле, и в Челябинске, и в Питере в последние годы побывал… Юбилей за юбилеем… И вы представляете, нигде ни слова о таком выдающемся человеке как маршал Василевский. А ведь он в бытность свою начальником генштаба из тридцати шести месяцев работы  лишь третью, а то четвертую часть времени провел в своем кабинете. А в остальное время – фронт, тыл, заводы… Что касается заводов, у него не меньше заслуг, чем у Устинова. Странно, человека, получившего два ордена Победы, теперь почти никто и не помнит. А я вот считаю, что его вклад в разгром фашистов ничуть не меньший, чем, например, у Жукова…
    И тут, словно бы подключившись к нашему  разговору, в купе заговорил радиоприемник. Передавали  новости. Среди разных мелочей о концертах, ценах на нефть и супружеских отношениях попзвезд,  вдруг  прозвучало сообщение о направлении делегации Ивановской области на   подшефный корабль Северного флота «Маршал Василевский». Оказывается, в связи с празднованием Дня Военно-Морского Флота России и в соответствии с заключенным договором об установлении шефских связей между администрацией Ивановской области и экипажем большого противолодочного корабля «Маршал Василевский», в целях дальнейшего укрепления дружественных связей с командованием и членами экипажа,  сформирована делегация, которая собирается выехать в город Североморск Мурманской области для участия в предстоящих торжествах.
    Мой собеседник встрепенулся, прислушиваясь, прибавил звук. А диктор продолжал говорить о том,  что администрация города Кинешмы и Кинешемского района выделила средства на приобретение ценных подарков для экипажа БПК «Маршал Василевский» и оплату расходов, связанных с поездкой, а руководителю делегации от имени главы администрации Ивановской области поручено вручить поздравительный адрес и памятный сувенир командованию корабля.
    – Надо же! – «Маршал Василевский» еще существует! – взволнованно проговорил мой попутчик.
    – А почему это вас удивляет? – спросил я.
    –  Да потому, что несколько лет тому назад в печати прошла информация о том, что из  боевого состава Северного флота планируется вывести ряд кораблей. Помнится, рассматривалась возможность отправки в металлолом пяти кораблей: кажется, эсминцев «Гремящий» и «Бесстрашный», а также атомной подводной лодки Б-388 «Сосновый Бор», еще какого-то корабля. Ну и, в том числе, «Маршал Василевский» должен был пойти на гвозди…
    – Крепкая у вас память.
    – Неудивительно, так как я сам служил на северном флоте. Помню, даже поступила к нам директива из главного штаба ВМФ: провести необходимые расчеты, определить степень необходимости сохранения единиц в целях обороноспособности страны или целесообразности их списания…
    – Отчего же так немилостиво хотели поступить с кораблями?
    – Честно говоря, были причины, – вздохнул собеседник. –  Большой противолодочный корабль «Маршал Василевский» уже пять лет не выходил в море. Не было горючего, не было средств на ремонт. А ведь на отстойном борту несут службу около трехсот членов экипажа. Похожая ситуация была и на десантном корабле «Митрофан Москаленко». Правда, с «Бесстрашным» не все понятно: только пришел из капремонта, вновь  стал грозным боевым средством. И почему его вдруг решили вывести из боевого состава? По нынешним меркам еще совсем не старый… А вот насчет Василевского, вы знаете, я приятно удивлен. «Маршал» все еще в строю! Неужели что-то стало меняться в умах руководства?    Побольше бы таких новостей.
    Слушая Ивана Андреевича, я тоже призадумался: а ведь и впрямь, не только молодежь, но и люди постарше, вроде меня, мало что знают и помнят об Александре Михайловиче Василевском.
[Spoiler (click to open)]

***
  С  июля 1941 года  Василевский возглавил Оперативное управление и стал заместителем начальника Генштаба. Вместе с Борисом Михайловичем он стал претворять в жизнь идею о роли Генерального штаба  как «мозга армии», обеспечивающего сочетание коллективного управления войсками с единоначалием.
10 августа 1941 года И.В. Сталиным утверждается разработанное с участием А.М. Василевского «Положение о Генеральном штабе».


***
    Поистине титаническую работу провел маршал А.М. Василевский при подготовке и в ходе операции на Курской дуге.
 Его всегда показывают очень тихим, спокойным, в отличие, например, от вспыльчивого Жукова. Но, когда требовалось, он тоже мог повысить голос, причем в такой ситуации, когда  другие просто немели.
    Вот один из эпизодов, описанный в книге «Когда гремели пушки» маршалом С.С. Бирюзовым. Произошло это в начале сорок четвертого года, накануне Никопольско-Криворожской операции. Приехав на 4-й Украинский фронт и ознакомившись с обстановкой, А.М. Василевский убедился, что Ф.И. Толбухину, а тем более Р.Я. Малиновскому на 3-м Украинском, срочно нужны подкрепления, – войска вымотаны до предела. Позвонил Сталину.
«– Не в резервах дело! – вспылил Верховный. – И вы, и командующие фронтами не умеете управлять войсками, организовать наступление.
Василевский стоял на своем:
– Не будет пополнения, сроки операции сорвутся.
Сталин – в крик, Василевский тоже повысил голос. Тогда Верховный бросил трубку.
Стоявший рядом с маршалом командующий фронтом Федор Иванович Толбухин (человек, в общем-то, не робкого десятка) только головой покачал:
– Ну, знаешь, Александр Михайлович, я от страху чуть под лавку не залез...»
Как бы то ни было,  после того разговора 3-й Украинский фронт, игравший в Никопольско-Криворожской операции основную роль, получил из резерва Ставки 31-й гвардейский стрелковый корпус от 2-го Украинского фронта – 37-ю армию, а в самый решающий момент – 4-й гвардейский мехкорпус от Ф.И. Толбухина.
    Другой примечательный случай произошел в период подготовки к операции по освобождению Крыма. Представитель Ставки при Приморской отдельной армии К.Е. Ворошилов выразил 29 марта сомнение в том, что разработанный А.М. Василевским и Ф.И. Толбухиным и утвержденный Ставкой план операции 4-го Украинского фронта выполним. На следующий день под его нажимом заколебался и Толбухин.  Ворошилов потребовал доложить об этом Сталину.
    Александр Михайлович категорически отказался это делать и заявил, что если командующий фронтом отказывается от ранее принятого совместно решения, то он немедленно доложит в Ставку о неизменности своего мнения и готовности доказать это, вступив в командование 4-м Украинским фронтом. Такое заявление подействовало не только на Толбухина, но и на Ворошилова.
    Операция была проведена в установленные сроки, а Крым освобожден от немецкой оккупации…
    По мнению многих специалистов планы каждой операции, разработанной под руководством Василевского поучительны и сегодня своей оригинальностью, простотой и глубиной. Например, план Восточно-Прусской операции и взятия  крепости Кенигсберг.
    Когда 18 февраля 1945 года погиб командующий войсками 3-го Белорусского фронта генерал армии И.Д. Черняховский,  Ставка поручила возглавить фронт  Василевскому. Одновременно он был введен в состав Ставки Верховного Главного Командования.  Василевский, хорошо знавший объем и характер работы командующего фронтом,  попросил освободить его от руководства Генштабом и  предложил на эту должность кандидатуру своего заместителя генерала армии Алексея Иннокентьевича Антонова.
     Разгромив противника в Восточной Пруссии, Василевский с величайшей тщательностью готовил штурм Кенигсберга
    На линии фронта было сконцентрировано  пять тысяч орудий и минометов, почти половину которых составляли тяжелые. Орудия самых крупных калибров должны были бить по фортам прямой наводкой. Для воздействия на противника с воздуха привлекались, помимо двух воздушных армий 3-го Белорусского фронта, авиация Ленинградского и 2-го Белорусского фронтов, Краснознаменного Балтийского флота и 18-й воздушной армии (авиация дальнего действия). Это была огромная сила.
      Взятый в плен комендант крепости гитлеровский генерал Лаш признался: «Никак нельзя было предполагать, что такая крепость, как Кенигсберг, столь быстро падет. Русское командование хорошо разработало и прекрасно осуществило эту операцию. Под Кенигсбергом мы потеряли всю 100-тысячную армию...»
     Маршал И.Х. Баграмян, вспоминал напутствие Василевского при передаче командования 3-м Белорусским фронтом: «...Основная задача – в кратчайший срок завершить разгром остатков земландской группировки противника. Поразмыслив о том, как добиться этого с наименьшими для нас потерями. Это – главное... Сейчас надо сберечь как можно больше наших солдат и офицеров. Этим и руководствуйся...»
Спустя несколько дней  группировка была уничтожена. Восточно-Прусская операция завершилась. В ходе нее войска маршала Василевского  овладели  Кенигсбергом, который столетиями считался главным оплотом немецких рыцарей  и источником агрессии против славянских народов Восточной Европы.
    За этот весомый вклад в борьбу советского народа с фашизмом Александр Михайлович был награжден вторым орденом «Победа».

***
     Летом 1945 года Василевский был назначен главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке.
   Это было новое нелегкое испытание.  Территория театра военных действий только  в сухопутной его части превышала по площади Германию, Японию и Италию, вместе взятые. Это была новая война,  когда для народов СССР только-только наступил долгожданный, завоеванной ценой огромных жертв и лишений мир.

      В ходе операции Василевский, как представитель Ставки, координировал действия всех фронтов.
     Один из критических моментов был связан с попыткой германского командования деблокировать окружение войск Паулюса контрударом группы войск Манштейна. Василевский вновь в полном единстве с Жуковым, несмотря на сомнения Верховного и категорические возражения Рокоссовского и Воронова, добивается принятия и осуществления смелого, наиболее отвечающего условиям обстановки, решения: переключить 2-ю гвардейскую армию Р.Я. Малиновского, предназначенную для действий в составе Донского фронта, на Котельническое направление для разгрома Манштейна, после чего основные усилия направить на уничтожение войск Паулюса.
     Огромное военно-политическое и стратегическое значение победы под Сталинградом для хода и исхода второй мировой войны общеизвестно. Большая роль в ее достижении принадлежит А.М. Василевскому. Весьма удачный и оригинальный замысел этой классической операции и ее блестящее осуществление свидетельствовали о выдающихся полководческих способностях Александра Михайловича.
     В Курской битве благодаря гибкости и незаурядности стратегического мышления Жукова и Василевского был выработан совершенно новый взгляд на стратегическую оборону, чего не удалось в 1941 и 1942 гг. Суть его состояла в том, что оборону нельзя рассматривать лишь как временный и непродолжительный вид военных действий. Стратегическая оборона с целью отражения наступления и разгрома превосходящих сил противника требует проведения ряда напряженных оборонительных сражений и операций, и для этого в конечном счете требуется не меньше сил, чем у наступающего. Это было крупным открытием в военном искусстве, которое до сих пор не уяснено в полной мере.

     При проведении Белорусской операции Василевский координировал действия 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов и многое сделал для становления только что назначенного командующего войсками 3-го Белорусского фронта –  генерала И. Д. Черняковского.
     Так случилось, что после его гибели в феврале 1945 г. в ходе Восточно-Прусской операции А. М. Василевский был назначен командующим войсками 3-го Белорусского фронта. И. Х. Баграмян, ставший заместителем Василевского, так характеризует его деятельность в этот период: «Вступив в командование фронтом, за считанные дни... полностью изучил ситуацию, выявил те звенья оперативной цепи, ухватившись за которые можно было бы вытянуть ее полностью, то есть ликвидировать Восточно-Прусский плацдарм. Он с твердостью, присущей только очень волевым военачальникам, наметил последовательность действий. Сначала разгром Хейльсбергской группировки, затем штурм Кенигсберга и наконец сокрушение войск врага на Земландском полуострове. Поручив мне все, что было связано с планированием штурма Кенигсберга, он, казалось, весь ушел в организацию Хейльсбергской операции и руководил ею с необычайной конкретностью и скрупулезностью. Как только развязка в Хейльсберге стала зримой, Александр Михайлович переключился на Кенигсберг и в короткий срок завершил разгром Восточно-Прусской группировки».
     Василевский не спешил со штурмом Кенигсберга и максимально возможно берег войска. С согласия Сталина он сосредоточил на Кенигсбергском направлении авиацию нескольких фронтов, подключил дальнюю авиацию и непрерывными массированными ударами с воздуха в сочетании с активными действиями наступающих войск добился сокрушения и капитуляции немцев. Большую роль в блокировании группировки с моря сыграл Балтийский флот.
     В этой операции в полной мере проявились такие черты полководца, как осмотрительность, осторожность и расчетливость, за что иногда упрекали Василевского. «Думаю, – говорил он, – что каждый военачальник, будь то командир части или дивизии, командующий армией или фронтом, должен быть в меру расчетливым и осторожным. У него такая работа, что он несет ответственность за жизнь тысяч и десятков тысяч воинов, и его долг –каждое свое решение взвешивать, продумывать, искать наиболее оптимальные пути к выполнению боевой задачи. Расчетливость и осторожность в рамках необходимости, по моему мнению, являются не отрицательными, а положительными качествами военачальника».
     Вершиной полководческого искусства А.М. Василевского была подготовка и проведение Маньчжурской стратегической наступательной операции войск Дальнего Востока.
     Продумывались вопросы управления войсками на Дальнем Востоке. Почти за год до начала этой операции Сталин уже прикидывал, что Жуков будет завершать войну в Германии, а Василевский направится на восток. Назначая Александра Михайловича на 3-й Белорусский фронт, он хотел дать ему практику в командовании войсками и лучше подготовить к решению задач. Ставка ВГК поставила цель путем скрытного сосредоточения крупных сил в короткие сроки добиться разгрома Квантунской армии и тем самым ускорить окончание войны. Было создано Главное командование советских войск на Дальнем Востоке во главе с маршалом Василевским, начальник штаба – генерал-полковник С. П. Иванов.

     Но в целом тщательная и всесторонняя подготовка, четкое и умелое управление войсками обеспечили успешное проведение крупной стратегической операции. В результате была полностью разгромлена Квантунская армия. Ее потери убитыми составили 83,7 тыс. человек, взято в плен около 650 тыс. человек. Безвозвратные потери советских войск – 12 тысяч.
     Люди, пишущие сегодня о том, как наша армия "завалила противника трупами", не любят вспоминать об этой и других подобных операциях.
     Огромны ее значение, политические и военные итоги.
     Советская Армия освободила Сахалин, Курильские острова, Северо-Восточный Китай и Северную Корею от японских оккупантов. Вступление СССР в войну на Дальнем Востоке, его весомый вклад в разгром Японии ускорили окончание второй мировой войны. Американские руководители и историки не раз заявляли, что, не случись этого, военные действия продолжались бы еще не менее года и могли обойтись в несколько лишних миллионов жизней...


      Генерал армии П. Курочкин вспоминает: «Отличительной чертой Александра Михаиловича Василевского являлась та, что он всегда с глубоким уважением, вниманием и чуткостью относился к командованию штабов фронтов и армий. Он вникал в сущность их планов или замыслов, иногда требовал обоснований, а там, где нужно было, указывал на недостатки и пути их устранения. Но все это делалось в тактичной форме, доброжелательно. Обладая большими знаниями и высокой штабной культурой, он сразу отзывался на запросы и нужды военных советов и штабов».
    А. М. Василевский – активный участник подготовки и завершения Крымской операции. В самый разгар боев за Севастополь нелепая случайность чуть не окончилась трагически для А. М. Василевского. Утром 9 мая 1944 г. он выехал на НП командующего 2-й гвардейской армией, штурмовавшей город. Переезжая через одну из фашистских траншей, автомашина наскочила на мину. Каким образом там уцелела мина, невозможно понять: за двое суток по этой дороге прошла не одна сотня машин. Силой взрыва передние колеса и мотор автомашины были отброшены метров на десять в сторону. К счастью, и маршал и шофер остались живы, хотя оба были ранены. Взрыв противотанковой мины контузил А. М. Василевского. Все лицо и даже веки были усеяны мелкими осколками стекла, на время он потерял слух и с трудом мог передвигаться.     Но он все же осмотрел Севастополь с небольшой высотки метрах в ста от места происшествия. Полыхали пожары. Шел последний штурм Севастополя, близилось окончательное освобождение города русской славы, венчавшее собой Крымскую операцию, разработке и осуществлению которой Александр Михайлович отдал столько сил и энергии.


    Его выдающиеся заслуги перед Родиной высоко отмечены Советским государством. Он дважды удостоен звания Героя Советского Союза, награжден восемью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, двумя орденами Красного Знамени, орденами Суворова I степени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, медалями, почетным оружием, а также орденами и медалями ряда социалистических стран и других государств.
    А. М. Василевский скончался 5 декабря 1977 года. Урна с его прахом захоронена в Кремлевской стене на Красной площади. Его именем названа улица в Ворошиловском районе Москвы.
(Биографические сведения для данного очерка взяты  из многих книг, но наиболее точными и выверенными  являются материалы удивительного человека, обладающего уникальным боевым опытом и научным потенциалом, – автора серии «Полководцы Победы», президента Академии военных наук, доктора исторических наук генерала армии Махмута Ахметовича Гареева. В Великой Отечественной войне он участвовал с января 1942 года – лейтенантом, командиром роты. Закончил войну майором в оперативном отделе штаба 5-й армии. В 1989–1990 годах служил главным военным советником Верховного главнокомандующего вооруженными силами Республики Афганистан. Службу закончил в должности заместителя начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации по оперативной подготовке и научной работе).
 Маршал был незаурядной личностью, обладал  разносторонними талантами – организатора, стратега, аналитика…

      О выдающемся маршале Александре Михайловиче Василевском  написано много. Но всюду речь до сих пор шла о Василевском-военачальнике и почти ничего не говорилось о Василевском поры его детства и возмужания, о его личных семейных отношениях, без чего трудно в полной мере представить Василевского-человека.  И это не случайно, ибо бытовая сторона жизни А.М. Василевского как бы ускользала от современников, чему в немалой степени способствовал сам маршал. Конечно, он был скромным человеком, но причина заключалась не только в этом, а еще и в том, что отец Александра Михайловича был православным свщеннослужителем и обстоятельство это в условиях культа личности Сталина, когда воинствующий атеизм был стержнем официальной идеологии, не могло не аукнуться в карьере сына, дошедшего до больших советских чинов.
      «Сейчас, по прошествии времени, когда один за другим ушли из жизни ближайшие родственники А. М. Василевского, знавшие достоверно перипетии его судьбы, белые пятна в биографии полководца были бы неизбежны, не найдись в свое время подвижника, успевшего приоткрыть для нас завесу былого и тем самым как бы дорисовать недостающие штрихи к портрету нашего земляка -–  маршала Советского Союза А.М. Василевского. И подвижником таким стал другой наш земляк, наш современник, известный ивановский писатель, лауреат многих литературных премий, журналист, человек тоже во многом сложной судьбы – Павел Федорович Белов. Многие годы он посвятил кропотливому исследованию доныне малоизвестных обстоятельств жизни семьи Василевских, а в 1997 году вышла его книга "Тернии и звезды", которая и могла бы, как наиболее полное и достоверное жизнеописание А.М. Василевского претендовать на серию "Жизнь замечательных людей". Почти весь небольшой тираж книги разошелся за пределами Ивановской области», – так отзывается о книге Белова ответственный секретарь Ивановской писательской организации Ю. Орлов.    Действительно, эта книга о маршале достойна самого пристального внимания читателей. Позволю себе привести привести небольшой фрагмент из нее.
      «…Начальник Генерального штаба Шапошников спас Василевского в тридцать седьмом году. "Борису Михайловичу я обязан и тем вниманием к моей персоне, – написал Василевский в своей книге "Дело всей жизни", – которое иногда уделял лично мне Сталин". Он, в первую очередь, имел в виду случай, когда Шапошников рассказал генсеку о вынужденном разрыве своего помощника с родителями и попросил помочь их отношения нормализовать. Сталин сделал это вот при каких обстоятельствах.
    Весной сорокового года, после затянувшегося заседания Политбюро, на котором обсуждался доклад Генштаба по вопросам обороноспособности страны, Сталин пригласил собравшихся отобедать в своей квартире – этажом ниже кремлевского кабинета. Подавали наваристый борщ, хорошо разопревшую гречневую кашу, много отварного мяса, компот, фрукты. Иосиф Виссарионович пил "Хванчкару" – легкое грузинское вино. Военные налегали на водку и коньяк. Сталин застолья любил и часто их устраивал.
   На этот раз компания собралась широкая, тостов звучало много. Для Василевского тост вождя в его честь явился полной неожиданностью.
   –  Предлагаю поднять бокалы, – сказал Сталин, – за полковника Василевского, первого заместителя начальника Оперативного управления Генштаба. Всеми нами уважаемый Борис Михайлович Шапошников прочит товарищу Василевскому большую будущность, чему мы будем очень рады. За здоровье товарища Василевского!
   После того, как все дружно выпили, Иосиф Виссарионович вновь обратился к полковнику:
  –  А скажите нам, товарищ Василевский, почему ви, – так Сталин выговаривал вы, – после окончания семинарии не пошли в попы?
  Застолье притихло.
   –  Я не имел такого желания,  – ответил смущенный полковник. – Нас в семье четверо братьев, и ни один не стал священником.
   Сталин ухмыльнулся.
    –  Так, так. Вы не имели такого желания. Понятно. А вот мы с Микояном хотели пойти в попы, но нас почему-то не взяли. Почему, не поймем до сих пор.
    Напряжение за столом вмиг спало. Все засмеялись и начали закусывать. Через несколько минут Иосиф Виссарионович спросил Василевского:
    –  Скажите, пожалуйста, почему вы да и ваши братья, совершенно не помогаете отцу?  Насколько мне известно,  один ваш брат – врач, другой – агроном, третий – командир, летчик. Значит, обеспеченный человек. Я думаю, вы все могли бы помогать родителям, тогда бы старик не сейчас, а давно бросил бы свою церковь. Она была нужна ему, чтобы как- то существовать...
   – Я, товарищ Сталин, порвал всякую связь с родителями в тысяча девятьсот двадцать шестом году, – ответил Александр Михайлович.
–  Я и во всех анкетах, в автобиографии писал и пишу: связи с родителями не имею. В противном случае не только не состоял бы в рядах нашей партии, но и вряд ли служил в Рабоче-Крестьянской Красной Армии, тем более в системе Генерального штаба.
  Сказано было по тем временам смело. Василевский от волнения замолчал.
  – Продолжайте, продолжайте, - подтолкнул Иосиф Виссарионович. – Уж коль разговор зашел, все выкладывайте, не стесняйтесь. Здесь только свои.
  –  Недавно я получил письмо от отца, товарищ Сталин. Единственное за многие годы. В тот же день доложил секретарю партийной организации Генштаба. Секретарь потребовал, чтобы я и впредь сохранял во взаимоотношениях с родителями прежний порядок.
  – Ну и дурак же ваш секретарь! - усмехнулся Сталин. – Это ненормальное явление. Товарищи члены Политбюро, полагаю, с моей оценкой согласятся.
Вы, товарищ Василевский, немедленно установите с родителями связь, оказывайте им систематическую материальную помощь. А парторганизации Генштаба сообщите: вам это разрешается. Политбюро разрешает…»
    Может быть, действительно любимец вождя Шапошников уберег поповского сына, а может быть и собственная прямота  Василевского помогла ему спастись. Сознавшись, что отказался от родителей ради карьеры, Василевский попал в число людей, заслуживающих доверие Сталина. Скрывать хоть что либо от вождя – значило подписать себе приговор. Когда тайное становилось явным, оргвыводы следовали незамедлительно, в чем мог убедиться штурман авиации дальнего действия брат маршала Виктор Василевский: он скрыл свое "поповское" происхождение, за что и был изгнан из партии.
    «Товарища Сталина, как и членов Политбюро, всех присутствовавших на званом обеде, – написал маршал Василевский в мемуарах, –  запрет на переписку удивил».      На самом же деле, Сталин не мог не знать, о чем было письмо отца Василевского – оно было о том, что умерла его мать. Понятно, что это была проверка Василевского на преданность вождю.
  А.М. Василевскому суждено было войти в историю Великой Отечественной войны единственным полководцем, который не потерпел ни одного поражения, не проиграл ни одной стратегической баталии.

1996