January 25th, 2019

Владимир Емельянов

Новорожденный в первый же день заговорил!

В роддоме №1 города Норильска новорождённый мальчик произносит осмысленные слова.

Родители новорождённого Степана -жители Норильска Родион и Лиза Бажеевы -потрясены необычайными способностями своего ребёнка.

Сразу после появления на свет младенец, открыв глазёнки, неожиданно отчётливо произнёс: «Папа!».

- Я была поражена! То, что едва родившийся малыш заговорил, я слышала собственными ушами! -рассказала «Жизни» психолог-акушер муниципального больничного учреждения здравоохранения «Родильный дом» Норильска, принимавшая роды, Марина Панова. - Такого в Норильске, а я работаю в городе много лет (с 1986 года), никогда не было. Но это абсолютно реально!

Этот чрезвычайный случай с заговорившим, сразу же после появления на свет, мальчиком поставил в тупик врачей.

- Такие сложные слоги новорождённые не могут произнести, дети до месяца ещё даже не гулят!- поражается Марина Панова. - Тем не менее, это случилось. Я никогда об этом не забуду!

Через несколько минут после первого Степа произнёс новое слово: «Мама!». А на следующий день его 17-летняя мама Лиза, ласково объяснявшая сыночку, что скоро придёт папа, неожиданно услышала ответ: «Кто? Папа?».

Collapse )

nevs.glavnoe.ru
источник gazeta.bytdobru.info

Владимир Емельянов

Из старых книг.

Блокадный хлеб
Рассказывал отец мне про блокаду,
Про Ленинград, про тот блокадный хлеб,
Который выдавался, как награда
За мужество в огне военных лет.
Рассказывал про госпиталь, где с другом
Делил ржаной комочек пополам,
Про корочку, что в огненную вьюгу
И победить и выжить помогла.
И потому с такою острой болью
Увидел я в столовой как-то раз:
Здоровый парень, сытый и довольный,
Бросался хлебом, весело смеясь.
А это было в небольшой деревне,
Где люди, как нигде, к земле близки.
Смотрели на него с недоуменьем
Суровые седые старики.
Росли в глазах их горечь и обида
И вырастали в гневные слова…
А я всполохи огненные видел
И крик тревоги сдерживал едва.
Не помню, как, когда мне сердце гулко
Вдруг застучало яростно в виски,
Детину, что бросался белой булкой,
Схватил я, задыхаясь, за грудки.
Не помню, как, сидящим по соседству,
Мне пальцы удалось на нем разжать…
Ведь я в то время вспомнил, как отец мой
Рассказывал про хлеб и Ленинград.

(Владимир Емельянов. "Советский воин", 1972)