February 26th, 2015

Владимир Емельянов

Правда ли, что все на свете братья и сёстры?

Недавно попала мне на глаза таблица, в которой собраны слова  народов мира, обозначающие главных людей рода человеческого - отца и мать.
Интересно сравнить, как ласково называли раньше и называют теперь родителей дети разных наций.
Создается впечатление, что когда-то все, действительно, говорили на одном языке, а потом разучились понимать друг друга...


"Папа" и "мама" на разных языках мира

На примере этих двух слов становятся очевидны родственные связи разных языков. Действительно, слова «папа» и «мама» на многих языках очень похожи.

Язык

«Мама» на разных языках мира – как дети называют маму.

«Папа» на разных языках мира – как дети называют папу.

Азербайджанский

ana

dədə

Английский

mama / momma / mam / mum / mom

Father ; dad ; daddy ; pop ; poppa ; papa

Арабский (Египет)

Ummi

Babba ; yebba

Арабский (Восток, Северная Африка)

Ummi, mama

Abbi

Африкаанс

Ma

Vader

Белорусский

Мама

Тата

Болгарский

Мама

баща

Венгерский

Anya

Apa ; apu ; papa

Вьетнамский

Mẹ

Bố

Голландский

Mama / mam

Vader ; papa ; pappie

Греческий

μαμά (mama)

Bampás

Грузинский

Deda

Mama

Иврит

Mama, mame

Abba(h)

Индонезийский

Mama

Bapa ; ayah ; pak

Исландский

Mamma

pabbi

Испанский

Mamá / mami

Papá ; viejo ; tata

Итальянский

Mamma

Babbo

Латинский

Mom

Pater ; papa ; atta

Латышский

Mamma

Tevs

Литовский

Mama

Tevas ; pradininkas ; protevis

Немецкий

Mama

Papi

Норвежский

Mamma

Pappa ; far

Польский

Mama

Tata ; ojciec

Португальский

Mãe / mamãe / mamã

Pai

Румынский

Mama / mamă

Tata ; parinte ; taica

Сербский

Мама

Тата

Словацкий

Mamička

Otec

Тайский

Mæ̀

Ph̀x

Турецкий

Anne

Baba

Украинский

Мама

Тато

Финский

äiti

Isä

Французский

Maman

Papa

Хинди

Ma, mamma

Mātā, papa ; pita-ji

Хорватский

Mama

Otac

Чешский

Maminka

Táta, otec

Шведский

Mamma

Pappa

Эсперанто

panjo

Dad

Эстонский

Ema

Isa

Японский

Haha, mama

Otosan, papa

Владимир Емельянов

"Административный восторг". О новом романе Алексея Ящина.

  «АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ВОСТОРГ, ИЛИ КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ», Москва, «Московский Парнас», 2014.


Книга А. Яшина написана в редком по нынешним временам жанре, который сам автор определяет как роман-новеллино. Я бы отметил еще одну особенность произведения – это роман сатирический.

Русская сатира имеет давние традиции. «Сатира есть ни что иное, как зеркало, представляющее дурные или смешные стороны общества или части общества в данную минуту. Сатира есть обвинительный акт со смешной стороны», - считал А. К. Толстой.«...Во всей морали нет лекарства более действительного, более сильного, чем выставление на вид смешного», - заявлял Г.Э. Лессинг. Пушкин называл ее одним из основных достоинств писателя: «Волшебный край! Там в стары годы,Сатиры смелой властелин,Блистал Фонвизин, друг свободы...»

«Сатира ( лат. satira - переполненное блюдо, мешанина) – “Произведение искусства (чаще - литературы), в котором резко, язвительно обличаются, осмеиваются отрицательные явления действительности...».

В разные времена сатира принимала разные формы.

В 1852 г. после смерти Николая Васильевича Гоголя (1809-1852 гг.) Некрасов написал прекрасное стихотворение, которое может быть эпиграфом ко всему творчеству Гоголя: «Питая ненавистью грудь, уста вооружив сатирой, проходит он тернистый путь с своей карающею лирой».

Но «карающей сатирой» творчество Яшина назвать нельзя.

Может быть, она «публицистическая», как, например, проза Салтыкова-Щедрина? Он одним из первых в русской литературе создал типические образы представителей русской буржуазии 70—80-х годов позапрошлого века и ее идеологов — либералов. На фоне торжества буржуазного предпринимательства становится отчетливо виден идиотизм запуганного обывателя.

А вот еще одно направление. Например, в книгах Ильфа и Петрова. Эта проза выросла на традициях отечественной литературы, немыслима без них и в то же время отлична от всего, что ей предшествовало. Я бы назвал это «юмористической сатирой».

Но и это не совсем яшинский стиль.

Если искать его предшественников в русской литературе, я скорее назвал бы писателей, которые не относятся к чистым высмеивателям или обличителям. Скорее – это представители «иронической прозы».

Недаром вместо предисловия автор напоминает читателю рассказ А.П. Чехова «ХАМЕЛЕОН»

Очумелов — герой чеховского рассказа — представляет собой сатирическое обобщение, достигшее символа. Основные черты «хамелеона» — подхалимство и заискивание перед высшими чинами и пренебрежение, жестокость по отношению к тем, кто ниже его на социальной лестнице. Главное средство характеристики героя — это сюжет. Образ Очумелова у Чехова переходит из сословия в сословие, проявляется во всех областях человеческой деятельности. Чехов показывает, что язва хамелеонства разъедает не какие-то отдельные сословия или отдельных людей, а все общество. М. Горький отмечал, что А. П. Чехова больше всего привлекала правда, которой он не изменил ни в чем, стремясь отображать в своем творчестве жизнь “такой, какова она есть на самом деле”. В этом смысле Чехов является последователем Гоголя, о котором А. С. Пушкин, что ни у одного писателя не было такого дара: выставлять ярко пошлость жизни, уметь очертить с такой силой пошлость пошлого человека, чтобы вся эта мелочь, которая ускользает из глаз, бросилась бы крупно в глаза всем.

Этим же путем идет Яшин, показывая нам, до какой степени глупости, наглости и откровенного самодурства может дойти бюрократия, оставленная властью и народом без присмотра. Причем подчас к этой бюрократии автор относит не только чинуш, заседающих в госкабинетах и рассылающих всяческие квитанции с суммой очередных поборов, но даже и самих народных избранников – депутатов всех уровней, принимающих решения, подчас граничащие с откровенной умственной неполноценностью.

Уже НОВЕЛЛА ПЕРВАЯ: «ЛИЦЕНЗИЯ НА ОТЛОВ МЫШЕЙ» - заставляет нас призадуматься о последствиях подобной «работы» нашей государственной элиты.

В этой, в какой-то мере даже пророческой вещи, написанной задолго до пресловутых «болотных площадей» и «майданов», подробно, буднично, с любовью к житейским деталям описано пресловутое «громадье» перестроечных дел, которым поверили было добросовестные и трудолюбивые граждане Прокофьевич с супругой, и его соседи, и дети. Развалена шахта? Ничего – пошли работать на завод. Развален завод? Приученные верить мудрости властей – утешили себя мыслями о том, что начальству виднее. И вроде бы к двухтысячным годам начало все налаживаться, но вместе с тем и первые сомнения появились. Вот был СССР, строили могучий, океанский флот. Атомные ледоколы впридачу. «...А теперь вот тихое мелкобуржуазное довольство — взамен океанского флота, военной и гражданской авиации, космической станции «Мир». Долго ли оно будет длиться? — Из тех же официально независимых газет вычитал Прокофьич: американцы вот-вот поставят на широкую промышленную ногу… производство нефти и газа из горючих сланцев, которых в Штатах завались! Тогда-то мировая цена на нефть упадет в три раза, а в сидящей на углеводородной «игле» России исчезнет возможность содержать за счет населения пресловутый средний класс. И пенсии пострадавшей стороне урежут до сухой корки. С апломбом газеты пишут, трудно не верить дотошным журналюгам. Слишком долго жил в вечно меняющейся стране Прокофьич, не лишенный наблюдательности и склонный к размышлениям на досуге, чтобы сомневаться в дальновидности верхов, в их умении загодя все предвидеть и все предусматривать. Вот как по расписанному сценарию все делалось в горбачевщину и в девяностые годы. Не зря все министерства и учреждения Москвы тогда были переполнены американскими советниками, сменявшими друг друга по графику. Сейчас свои появились, обучившись в гарвардах и оксфордах буржуйским хитростям. А ведь все уже началось? — На опережение сланцевого дефолта. Хотя и не уважал Прокофьич чужеземных слов. И как все мигом-то? И словно дуплетом сразу по двум зайцам: по среднеклассцам и тягловому народу... Вот и Андрей с Верой, будучи в гостях, выглядели порой задумчивыми, а главное, в прессе и в телевизоре как-то дружно замолчали насчет среднего класса, перестали привычные песни петь: дескать, предприниматель — России спасатель! Одновременно освеженная недавними выборами дума один за другим проголосовала за табачно-алкогольные законы, предрешив скорое самозакрытие сотен тысяч ларьков и магазинчиков в России: без водки, сигарет и пива кому эти «сникерсные» нужны!? Но, как понимал Прокофьич, ликвидация мелочной торговли — только начало. До аптек пока не добрались, а вот Андрюха уже в легкой панике: в Москве хана наружной рекламе, теперь и у нас в городе всякие ограничения вводятся. «Глядишь, отец, скоро с Веркой снова начнем к вам за картохой и салом ездить»,— невесело шуткует он...»

Кто же они – эти новые люди, вершащие нашими судьбами? Посмотрим на них глазами Прокофьича: «Он хорошо рассмотрел этого нового человека. Так сказать, гегемона наших дней. Внешне тот походил на человека обычного, прежнего: голова, две руки, две ноги, тулово. Совершенно иным стало содержание головы, а значит, и связанные с мозгом обоих полушарий слова и слух…» «…Новый человек вроде как слушает собеседника, даже вертит головой в знак согласия или отрицания, но что именно слушает? — Как стал понимать Прокофьич, слушает только отдельные слова. Как в кроссворде. В какой-то умной передаче по телеканалу «Культура» он внимательно прослушал пояснения и вовсе умного профессора: современный человек — не творец и созидатель, а высококвалифицированный потребитель, преимущественно китайского ширпотреба. Потому ему нужны только кроссвордные слова-одиночки; он просто уже не способен понимать и воспринимать связную речь. «Функциональная безграмотность»,— торжествующе, явно от большого ума, подытожил профессор. Именно поэтому, как понял Прокофьич, новому человеку бессмысленно что-то связно объяснять — у того слуховой нерв блокируется в мозге. Для успеха же дела требуется подобрать нужные слова-одиночки. Лучше в простом именительном падеже.— Прокофьич вспомнил далекие школьные уроки. Желательно, чтобы эти знаковые слова укладывались в должностные инструкции, входящие-исходящие циркуляры и законоуложения. Соответственно и слова, вытекающие изо рта нового человека, слегка связанные служебными предлогами и междометиями, укладываются в те же незамысловатые рамки. То есть разговор слепого с глухим…» И уже сам, без щеголеватого профессора, сообразил-таки: современный человек есть живой робот, чтобы создать которого даже не потребовалась японская техника. Китайская для тиражирования — тем более.

И вот приснился ему сон, в котором даже с его любимого кота Мичмана требуют лицензию на отлов мышей … С юмором описаны похождения Прокофьича по добыванию охранной грамоты на своего кота, «страдающего аллергией на мышей». «Получив жалованную грамоту, Прокофьич застеклил ее в самолично выструганную рамку и повесил в своей комнате над диваном в месте, где имел обетованное место Мичман... На этом приятном моменте Прокофьич проснулся… мало что понимая со спутанного, явно по изменяющейся ночной погоде, сна, взял из рук супруги бланочный листок и прочитал: согласно указу такому-то, со следующего месяца вводится налог на домашних, несельскохозяйственных животных...»

Во второй новелле лейтмотив повествования переходит от иронии к жесткой сатире. Вот один из героев так объясняет суть бюрократии: «…Меж тем отец продолжал: «...Народ наш по натуре добр, но в командиры всех рангов из-за этой доброты непременно вылезает самая сволочь. Потому и создается впечатление, что весь народ сволочь…» О науке: «Переиначивая слова знаменитого советского ученого Тимофеева-Ресовского («Зачем тратить время и писать то, что все равно напишут немцы»), Игорь Васильевич любил повторять: «Зачем России своя наука, если она есть в Америке и Европе».

В центре рассказа профессор И. В. Скородумов из провинциального университета, выдвинутый коллективом видных российских ученых и солидным академическим институтом на соискание Нобелевской премии. Провинциальная профессура и особенно вузовская администрация вступает с ним в нешуточную борьбу. Публикуют в местной прессе подложное интервью с ним, обвиняют в алкоголизме, поджигают его дачу. А смысл в старой пословице: «Знай сверчок свой шесток». У нас высовываться не надо. Кого назначим – тот и будет талантливым и достойным…

Роман А. Яшина можно назвать ярким событием последнего десятилетия в России. Все ли в нем равноценно, бесспорно? Разумеется, нет. Как в каждом большом объемном произведении, при желании, критик может найти в нем не только сильные, но и слабые места. Например, новелла «Кувалдометр, или зимняя сказка» показалась мне излишне затянутой, менее острой по сравнению с другими. Хотя здесь напрямую затронуты две наши главные беды – дороги и дураки - и с основным постулатом повествования нельзя не согласиться: «— А я думаю так,— вступил на правах хозяина Прокофьич: — баловство все эти дачи. В доме надобно жить постоянно. От отсутствия хозяина самый что ни на есть распрекрасно выстроенный особняк, двухэтажная дача, новомодный коттедж быстро рушатся. Или разворовываются и поджигаются… Дом без постоянного хозяина и без кота в особенности, что конура без собаки: стоит под солнцем или под дождем, тоску наводит, бродячих псов приманивает».

И это – одна из главных идей романа: стране нужен хозяин, нужен пригляд за бюрократией, иначе жди беды.

Читается книга на одном дыхании. На мой взгляд, достойна самой высокой оценки.

Владимир Емельянов

Радостная новость. Скоро будет баня. (прежний пост с добавленной страницей)

Вчера поздно вечером позвонили из Ижевска. Мой друг,  наслышанный  об ажиотаже вокруг фильма Звягинцева, собрал остатки романа "Савелий и Левиафан" по книжным базам и с присущей ему изобретательностью провел в Ижевске экспресс-пиаракцию, на которую в ДК им. Дзержинского собралось больше семисот человек. Роман не переиздавался с 1992 года и я уже думал,что в продаже его нет. Но вот сюрприз... ФОТО!17.САВЕЛИЙ И ЛЕВИАФАН.aW1hZ2U6MTYyMzkxMC8vaW1hZ2U6MTYyMzkxMAПоскольку желающих приобрести роман оказалось значительно больше, чем имеющихся в наличии книг, Иван Степаныч устроил продажу в виде аукциона и за полчаса сбыл все найденные книги (почти 500 штук). Начал с 1 тыс. за экземпляр, а последние десять книг ушли по 3 тыс. руб. Итого 270 тыс. Половину пообещал мне.Так что моя мечта поставить на дачном участке баню, наконец-то сбудется. Как раз не хватало тыр 100-150... Надеюсь, к маю баня будет готова. Друзья, жду  на весенних праздниках к себе в Ивашково на легкий пар!Отрывок из романа Савелий и Левиафан.
Владимир Емельянов

Миф о любви И.В.Сталина к наградам.

Миф № 39. Сталин любил присваивать себе награды, чтобы сравняться со своими военачальниками

Найдено письмо Сталина И. Н. Бажанову от 16 февраля 1933 г., в котором Иосиф Виссарионович однозначно выразил своё отношение к наградам:

«Уважаемый тов. И. Н. Бажанов!

Письмо ваше о переуступке мне одного вашего ордена в награду за мою работу – получил.

Очень благодарен вам за тёплое слово и товарищеский подарок. Я знаю, чего вы лишаете себя в пользу меня и ценю ваши чувства.

Тем не менее, я не могу принять ваш второй орден. Не могу и не должен не только потому, что он может принадлежать только вам, так как вы заслужили его, но и потому, что я и так достаточно награждён вниманием и уважением товарищей (выделено мною – А. Ш. Сталин подчеркнул, что выше всего он ценил, какие знаки отличия и уважения. – А. Ш.) и – стало быть – не имею права грабить вас.

Ордена созданы не для тех, которые и так известны, а, главным образом, - для таких людей-героев, которые мало известны и которых надо сделать известными всем.

Кроме того, должен вам сказать, что у меня уже есть два ордена. Это больше чем нужно, - уверяю вас.

Извиняюсь за поздний ответ.

С ком. приветом - И. Сталин.

P. S. возвращаю орден по принадлежности.

И. Сталин.

16 февраля 1933 г."

Итого Сталин имел 9 орденов и 5 медалей СССР, среди наград всего лишь несколько иностранных орденов.

Кроме того, И. В. Сталин был награжден как организатор победы в Сталинградской битве. См.: РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.1333. Приветственное письмо председателя Сталинградского городского Совета депутатов трудящихся Пигалева о вручении Сталину И.В. медали "За оборону Сталинграда". Удостоверение № 1 от 1 июня 1943 г.

Так же Сталину была вручена медаль "За оборону Кавказа". См.: РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.1336. Л.1-13. Письмо ЦК КП(б) Грузии, Президиума ВС и СНК Грузинской СССР о вручении Сталину И.В. медали За оборону Кавказа 7 сентября 1944 г. Удостоверение № 1 от 1 мая 1944 г.

Откровенно говоря, это очень глупый и неуместный миф. Дело в том, что Сталин отродясь не страдал тягой к наградам. И это хорошо было известно всем. С какой стати наша сопливая интеллигенция выдумала такую глупость — так и хрен её знает! Ведь Сталин — не Брежнев, маниакально страдавший непреодолимой тягой к различным наградам.

Как представляется, это произошло в силу одного обстоятельства. Наша интеллигенция все свои мерзкие черты очень уж любит «пришпандоривать» тому, в отношении кого власть дает команду «фас». Вот приказали всесторонне облить грязью Сталина — ну и стараются интеллигентишки в поте «морды лица»… Выдумывают всякую грязную всячину, лишь бы только власти угодить да урвать от нее кусок пожирнее. При Сталине они не могли такого делать. Чтобы выслужиться перед Сталиным, известный поэт Осип Мандельштам, к примеру, аж более пятидесяти хвалебных стихотворений о нем настрочил. Даже оду сочинил. Не помогло. Особенно когда появилась ода. Этим Мандельштам окончательно вывел Сталина из терпения и последовал приказ отправить его подальше от столицы, во Владивосток (кстати, заметьте, не на лесоповал, а в столицу Советского Дальнего Востока). Сталин не терпел подхалимов, точнее, лютой ненавистью их ненавидел. Потому что считал, что «услужливый мерзавец — хуже врага». Точно так же дело обстояло и с наградами, особенно военными.

В своей знаменитой книге «Дело всей жизни» Маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский писал: «Сталин прочно вошёл в военную историю. Его несомненная заслуга в том, что под его непосредственным руководством как Верховного Главнокомандующего Советские Вооружённые Силы выстояли в оборонительных кампаниях и блестяще провели все наступательные операции. Но он, насколько я мог его наблюдать, никогда не говорил о своих заслугах. И наград у него имелось меньше, чем у командующих фронтами и армиями».

Какие же награды были у Сталина, который больше 30 лет стоял у руля власти в СССР? Ведь великие не лишены человеческих слабостей — они же тоже живые люди. На картинах и фотографиях многих известных исторических личностей, как государственных, политических, так и военных, все изображены с огромным количеством всевозможных наград. Наши маршалы и генералы, особенно военной поры, буквально увешаны с головы до ног всевозможными наградами. Их парадные кители чуть ли не полтора пуда весят. А вот на кителе Сталина всегда поблескивала только одна скромная звездочка Героя Социалистического Труда. Он получил ее в 1939 г. вместе с первым орденом Ленина. Небезынтересно в этой связи заметить следующее. В отличие от Гитлера, принципиально носившего на своем кителе только один из своих двух Железных крестов, сиречь сугубо милитаристский орден, Сталин предпочитал носить только звездочку Героя Социалистического Труда, явно подчеркивая тем самым мирную направленность своей деятельности во главе государства и партии.

Что же до наград, то всего их у Сталина было 14. Первой его наградой стал орден Красного Знамени, который он получил по инициативе Ленина и на основании постановления Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 27 ноября 1919 г. «за заслуги на фронтах гражданской войны». Второй орден Красного Знамени (тогда еще не было его разделения на боевое и трудовое) Сталин получил в феврале 1930 г. — Центральный Исполнительный Комитет СССР учел многочисленные ходатайства ряда организаций, общих собраний рабочих, крестьян и красноармейцев и наградил Сталина «за заслуги на фронтах социалистического строительства». Кстати, формулировка очень примечательная — выходит, что как в народе, так и наверху все прекрасно понимали, что осуществлявшиеся под руководством Сталина крупномасштабные социалистические преобразования, в сущности, есть война за строительство социализма. Едва ли все они ошибались, ибо это была действительно война. Сопротивление этим преобразованиям было ожесточённейшее. Всего же у Сталина было три ордена Красного Знамени.

Орденом Суворова 1-й степени Президиум Верховного Совета СССР наградил Сталина 6 ноября 1943 г. «за правильное руководство операциями Красной Армии в Отечественной войне против немецко-фашистских захватчиков и достигнутые успехи». Обратите внимание на дату. К тому моменту уже и слепому было ясно, что коренной перелом в войне уже давно произошел — великие победы в Сталинградской битве и в битве на Курской дуге были ярчайшим тому доказательством. Маршалы и генералы к тому времени уже не один раз обмыли свои заслуженные (а некоторые и незаслуженные) полководческие и иные ордена и медали, а Сталин полководческий орден получил только 6 ноября 1943 г.

20 июня 1944 г. Председатель Исполкома Московского городского Совета депутатов трудящихся от имени Президиума Верховного Совета СССР вручил в Кремле Сталину первую медаль — «За оборону Москвы». Формулировка указа была такова — «за руководство героической обороной Москвы и организацию разгрома немецких войск под Москвой». Опять-таки, обратите внимание на дату награждения этой медалью — к тому времени награжденные такой медалью военачальники, принимавшие участие в обороне Москвы и в разгроме гитлеровских войск под Москвой, уже не единожды протрезвели после многочисленных возлияний по поводу такой награды. А Сталин ее только-только получил 20 июня 1944 г.

* * *

Кстати говоря, с этой медалью связан один примечательный инцидент, происшедший на менее известном банкете для высшего командования, который состоялся до знаменитого банкета Победы. Согласно приведенному в книге «Отцы-командиры. Звёзды на погонах — звезды на могилах» описанию Ю. И. Мухина, дело обстояло так:

Маршал Жуков находился за одним столом с Верховным Главнокомандующим, но в его персональную честь не было сказано ни слова. Всем присутствовавшим это показалось странным. Старшие военачальники стали знаками подавать ему (то есть Жукову. — А.М.) сигнал на перекур. Жуков попросил Сталина сделать перерыв. Вождь дал разрешение. Сам он курил трубку за столом, а все вышли в курительную комнату. Здесь же командующие войсками фронтов попросили маршала Жукова начать короткое выступление, чтобы они могли продолжить здравицу в честь первого маршала Победы.

Жуков своё выступление-тост начал примерно так: «Если бы меня спросили, когда за всю войну мне было тяжелее всего, то я бы ответил, что осенью и зимой при обороне Москвы, когда практически решалась судьба Советского Союза».

Выслушав молча эту тираду Жукова, Сталин внезапно оборвал его словами: «Вот вы, товарищ Жуков, вспомнили оборону Москвы. Правильно, что это было очень трудное время. Это была первая победоносная битва нашей армии при защите столицы. А вы знаете, что многие ее защитники, даже генералы, получившие ранения и отличившиеся в боях, оказались не отмеченными наградами и не могут получить их, так как стали инвалидами!»

На этот упрек Жуков ответил так: «Товарищ Сталин, я, как и Вы, тоже не отмечен наградами за эту битву, хотя почти все работники Генерального штаба награждены орденами Ленина (Шапошников, Антонов, Ватутин, Штеменко и другие). Вполне допускаю, что мною допущен в этом деле просчет, и мы поправим это».

Тут Сталин ударил кулаком по столу так сильно, что хрустальная ножка высокого фужера обломилась, и красное вино пролилось на скатерть. Вождь, перебивая Жукова, сказал: «А вместе с тем вы не забыли наградить своих бл…ей». Наступила гробовая тишина, в ходе которой Сталин поднялся, удалился из-за стола и больше не вернулся.

* * *

Третьей медалью Сталина была «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», а первой была медаль «20 лет Р.К.К.А.».

29 июля 1944 г. Президиум Верховного Совета СССР наградил Сталина высшим советским полководческим орденом Победы с формулировкой «за исключительные заслуги в организации и проведении наступательных операций Красной Армии, приведших к крупнейшему поражению германской армии и коренному изменению положения на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками в пользу Красной Армии». Вторым орденом Победы Президиум Верховного Совета СССР наградил Сталина 26 июня 1945 г. с формулировкой «за исключительные заслуги в организации всех Вооружённых Сил Советского Союза и умелое руководство ими в Великой Отечественной войне, закончившейся полной победой над гитлеровской Германией». В Советском Союзе только три человека дважды были награждены орденом Победы — Маршалы Советского Союза И. В. Сталин, A. M. Василевский и Г. К. Жуков.

На следующий день после награждения вторым орденом Победы, 27 июня 1945 г. Маршалу Советского Союза Иосифу Виссарионовичу Сталину было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина (второго) и медали «Золотая Звезда» как «возглавившему Красную Армию в тяжелые дни защиты нашей Родины и её столицы Москвы, с исключительным мужеством и решительностью руководившему борьбой с гитлеровской Германией». На бюсте работы скульптора Яцыно Сталин изображен в распахнутой шинели, а на кителе видны две звезды Героя — Соцтруда и Советского Союза, чего в действительности никогда не было. Сталин никогда не носил Звезду Героя Советского Союза, не считая себя достойным этого звания, так как считал, что поскольку он лично не принимал участия в боевых действиях на фронте и не совершал каких-либо подвигов на фронте, у него нет права на такое звание. Кстати говоря, узнав об этом награждении, он выразил крайне резкое недовольство этим и произнес в адрес не в меру расторопных, устроивших издание такого указа, резкое слово — «подхалимы».

Одновременно с присвоением звания Героя Советского Союза по письменному представлению командующих фронтами Сталину было присвоено высшее воинское звание — Генералиссимус Советского Союза. Кстати говоря, попутно хотели учредить и орден Сталина, однако Иосиф Виссарионович до глубины души возмутился таким подхалимажем и категорически отверг такое предложение.

В 1949 г., в связи с юбилеем — 70-летием — Сталин был награжден третьим орденом Ленина. Это была последняя награда в его жизни.

Итого 9 орденов и 5 медалей — 14 наград, среди которых ни одной иностранной. Откровенно говоря, в сравнении с многопудовыми «иконостасами» тех же маршалов и генералов Победы — чрезвычайно не густо. Ну, а уж если сравнивать с незабвенным Леонидом Ильичом Брежневым, обладавшим 120 наградами, так и вовсе был обделен товарищ Сталин, как он сам же приказывал себя называть в ответ на попытки обращаться к нему «Товарищ Генералиссимус Советского Союза».

Вот так Сталин и «любил себя награждать». А из имевшихся наград более всего ценил звание Героя Социалистического Труда. И носил только эту награду. Потому как был созидатель!

(Из книги А. Мартиросяна «Мифы о Сталине»)

Владимир Емельянов

Удмуртская народная поэзия. "Самовар поставь-ка, ой, да, мой дружочек!"

ИЗ УДМУРТСКОЙ НАРОДНОЙ ПОЭЗИИ (Перевод Вл.Емельянова)

ГОСТЕВЫЕ ПЕСНИ


***

По лице длинной вашей
Мы туда-сюда прошли
И в открытые ворота,
Ой да, вошли.

Мы в открытые ворота,
Может, не входили бы,
Если б не столбы из яблонь…
Ай да столбы!

Столбы вправду оказались
Яблоневые.
Им хозяева достались
Ласковые.

***

Глух и нем темный лес,
Много тайн он хранит.
Может быть, даже снег
Там средь лета лежит.

Так же люди порой
В сердце тайны хранят,
О которых одни лишь глаза
Говорят.


САМОВАР ПОСТАВЬ-КА…

Самовар поставь-ка, ой да, мой дружочек.
Самовар поставь-ка, ой да, мой дружок.
Самовар бы я поставил,
Да угля сухого нет.

Чаю завари-ка, ой да, мой дружочек,
Чаю завари-ка, ой да, мой дружок.
Чай бы крепкий заварил я,
Да совсем заварки нет.

Расстели-ка скатерть, ой да, мой дружочек,
Расстели-ка браную, ой да, мой дружок.
Я и скатерть расстелил бы,
Да не соткана она.

Чашу достань-ка, ой да, мой дружочек,
Чашу достань-ка, ой да, мой дружок.
Чашу б я тебе поставил…
С позолотой чаши нет.

Поиграй на гуслях, ой да, мой дружочек,
Поиграй на гуслях, ой да, мой дружок.
Поиграл бы я на гуслях,
Да струны тальянской нет.

Пусть жена попляшет, ой да, мой дружочек,
Пусть жена попляшет, ой да, мой дружок.
Поплясала бы, да фартук
Без оборочек на ней.

Я спляшу – похлопай, ой да, мой дружочек,
Я спляшу, похлопай, ой да, мой дружок.
Я б давно тебе похлопал,
Да совсем охоты нет.



***


Среди множества цветов
Лишь саранка – завитая.
Среди множества людей
Лишь родова – золотая.

Если б то, что вижу я,
Можно было взять в объятья,
Всю любимую родню
Постарался бы обнять я.


***

Чтобы настичь куницу в лесу,
Тоньше бумаги лыжи нужны.
Чтобы с любимой родней говорить,
Мягче шелка слова нужны.

Давайте с песнями гостевать,
Чтоб слаще медовой шекеры быть.
Давайте слов плохих не ронять,
Чтоб самой дружной родней прослыть.

Ласточки мы, а вы – соловьи.
К кому же сегодня мы вместе пойдем?
Где еще петь нам песни свои?

Нет у нас яблоневых садов.
Ой, нет у нас яблоневых садов,
Зато у нас есть родительский дом.

 
Владимир Емельянов

"О, если бы вместо разлук на свете лишь встречи остались..." Удмуртские народные песни.




  УДМУРТСКИЕ ПЕСНИ
(Перевод Вл. Емельянова)

+++
Чтобы настичь куницу в лесу,
Тоньше бумаги лыжи нужны.
Чтобы с любимой родней говорить,
Мягче шелка слова нужны.

Давайте с песнями гостевать,
Чтоб слаще медовой шекеры быть.
Давайте слов плохих не ронять,
Чтоб самой дружной родней прослыть.

Ласточки мы, а вы – соловьи.
К кому же сегодня мы вместе пойдем?
Где еще петь нам песни свои?

Нет у нас яблоневых садов.
Ой, нет у нас яблоневых садов,
Зато у нас есть родительский дом.


***

О, если бы вместо разлук
На свете лишь встречи остались,
И лошади, сделав свой круг,
Обратно всегда возвращались.

О, если б к долине моей
С горы все дороги бежали,
И вместо прощальных речей
Приветствия только звучали.

О, если бы вечером снег
Не делал деревья седыми,
И время, замедлив свой бег,
Оставило нас молодыми…

Владимир Емельянов

"Проходит юность - цену жизнь теряет..." Удмуртская народная поэзия.



КАЛЕНДАРНЫЕ ПЕСНИ
(Перевод Вл Емельянова)


***

На березе белой листья шелестят,
А на каждой ветке ласточки сидят.
Вы не прогоняйте ласточек с березы:
Лишь пора настанет – сами улетят.


***

Как бы я весну и осень
Друг от друга отличал,
Если б клена лист опавший
Под ногою не шуршал?


***

День угасает – ночь его сменяет.
Проходит юность – цену жизнь теряет.


***

В зелень раннею весной
Одевается береза.
Отчего завянет лист?
От осеннего мороза.

Словно яблоки, свежи –
Щеки наши розовеют.
Блекнут лица отчего?
От тяжелых дум бледнеют…


***

Желтое платье – выгорело,
Зеленое – тоже выгорело.
Черное платье надела –
Жизнь пролетела.

Желтые цветы осенние
Не превратишь в весенние.
Молодость наша не птица –
Не возвратиться…


***

Ах, как быстро годы летят, ай кай,
Истончаются, словно кушак, ай кай.
Мне кушак не жаль – пусть износится.
Лишь бы вечно родители жили, ай кай.


***

Семь годиков стукнуло мне,
Сказали:
– Учиться пора.

А девять исполнилось лет,
Сказали:
– Учись боронить.

Приспело четырнадцать лет,
Сказали:
– Берись за соху.

Шестнадцать исполнилось мне,
Заставили ниву косить.

Достиг восемнадцати я,
Сказали:
– Женись поскорей.

Нагрянуло вдруг двадцать два,
Сказали:
– В солдаты пойдешь.

Явился на пункт призывной,
Сказали:
– Винтовку бери.

Я вышел с тоскою в глазах
И стал перелетною птицей.

Я стал перелетною птицей,
Прощаться к ольхе полетел
И вдоволь под этой ольхою
Плодов ее горьких поел..


***

Говорят, у царя повалился плетень,
Мол, его починить забирают парней.
Ты не плачь, моя мать, возвращусь к тебе еще
Не по улице родной, –
По другой
Большой дороге.
Коль уж вырос я здоровым, что тут плакать, мать моя?


***

Когда-то, наверное, был
Маленьким мальчиком я –
Горя не ведал, не знал
Горьких обидных слез.

Дума на сердце легла –
Я тяжело вздохнул.
Ох, до чего нелегка
Дума угрюмая та.

Утром я засветло встал.
«Прощайте!» – сказал друзьям.
«Прощайте!» – сказал родным.
«Прощайте!» – всем людям сказал.

Я ухожу от вас
На двадцать пять лет.
Вспомните ли обо мне?
Дождетесь ли вы меня?


***

Пролетел да исчез золотой мотылек:
Сам не зная куда, улетел – мир широк…

Скоро, скоро служить сыновей заберут.
Знать не будут они – куда их повезут.

Ну, куда ж ты от солнца летишь, мотылек?
Вы куда, сыновья? Путь далек. Мир широк…


***

Ты зачем родила меня, мать?
Для чего ты, отец, воспитал?
Завели б лучше пару гусей –
И никто бы печали не знал.

Рано-рано пришла бы весна.
Гуси б вывели желтых гусят.
К лету весело было бы вам:
Солнце светит, гусята пищат…

Незаметно бы осень пришла.
Стали ипух бы с гусей вы щипать.
На пуховой перине потом
Сладко было бы спать-почивать.

А меня же – растили вы зря.
Ну, зачем родила меня мать,
Для чего ты, отец, воспитал?
Чтоб царю во солдаты отдать?


***

Ой, в широком ровном поле
Липа стройная стоит.

Ой, под липой да на листьях
Воин раненный лежит.

В вышине, ой, да над липой
Кружит ворон вороной.

Ой, ты, ворон, черный ворон,
Что ты кружишь надо мной?

Ой, зачем ты смерть пророчишь,
Черный ворон вороной.

Ой, неужто я покроюсь
Опадающей листвой?

Ой, да кровь мою весною
Смоет талая вода.

Ой, не встретит сына мама –
Не дождется никогда.

Ой, да будет ждать отец мой –
Не вернется сын домой.

Ой, жена несчастной будет –
Не вернется муж домой.


***

Сквозь чащу мог бы я пробиться,
Коня запряженного жаль.
С врагом бы смог сойтись-сразиться,
Но душу-бабочку мне жаль.


ПЕСНИ ОБРЯДА. ПРОВОДИМОГО В ЧЕСТЬ ПЕРВОЙ БОРОЗДЫ

***

Целый год мы ждали радостного дня.
Мы овсом кормили двенадцать дней коня.
И дрожит уздечка на коне, звеня.


Конь саврасый со звездочкой светлой во лбу,
Ой да, нас к вам на праздник везет.
Пусть, гостей ожидая, петух запоет,
А пеструшка яиц нанесет.

Выходите скорей, приглашайте в избу,
Встретив нас у открытых ворот.

ПЕСНЯ ОБРЯДА В ЧЕСТЬ ОКОНЧАНИЯ СЕВА

Пусть праздник веселый «гершид»
Весенний наш сев завершит.
Пусть добрые всходы пошлет,
Зерно урожаем вернет.
Дождя проливного,
И грома,
И света,
Удачной охоты
И теплого лета
Пусть праздник «гершид» нам пошлет.


ПЕСНИ РЯЖЕНЫХ В ЧЕСТЬ ОКОНЧАНИЯ ПОЛЕВЫХ РАБОТ

***

Мы идем, мы приходим, наш сват.
Мы бычку отворим его кровушку черную, сват.

Ваша балка сосновая, сват,
Или, может, дубовая, сват?

Не сердитесь, не гневайтесь, сват,
Что без спроса нагрянули, сват.

На застолье собравшись, народ –
Он без песен не ест и не пьет.

Разве винные четверти, сват,
На столешне без плеска стоят?

Даже лапчатый гусь не простак –
Не взлетает, не крикнув: «Га-гак!»


***

Мы деревню Жикью
Трижды всю обошли.
Мы деревню Жикью
Трижды всю обошли

«В чью нам лавку зайти?» –
так подумали мы.
«В чью нам лавку зайти?» –
Так подумали мы.

Сват Митрей отворил
Свою лавку для нас.
Сват Митрей отворил
Свою лавку для нас.

Все мы думали так:
«Что покажет нам сват?»
Все мы думали так:
«Что покажет нам сват?»

Сват Митрей показал
Нам большой перепеч.
Сват Митрей показал
Нам большой перепеч.


***

Ой, поели – так поели.
Ой, попилои – так попили.
Да серебряной монетой заплатили,
Позвенели:
Зыли-дой-а-дой!

До свиданья, до свиданья,
Подошла пора прощанья,
Через год споем мы с вами
Расписными голосами:
Зыли-дой-а-дой!

Владимир Емельянов

Мои твиты